Ходячий транспарант

Журналисты рассказали, чем для них был "Большой город" Филиппа Дзядко

Филипп Дзядко. Фото РИА Новости, Илья Питалев

В начале июня из "Большого города" был уволен главный редактор Филипп Дзядко, сам журнал теперь ждет очередная переделка. О том, что представлял собой "Большой город" Филиппа Дзядко, почему городскому журналу сложно приносить доход и какие изменения требуются изданию, "Лента.ру" поговорила с главными редакторами нескольких российских СМИ.

Об уходе из "Большого города" Филипп Дзядко сообщил в своей колонке, опубликованной в ночь с 6 на 7 июня. В ней он не стал рассказывать о причинах такого решения, но в комментарии "Ведомостям" намекнул, что все дело в недовольстве инвесторов: они захотели изменить направление журнала в сторону lifestyle. Обновленный "Большой город" должен появиться в Москве уже этой осенью.

Своих собеседников "Лента.ру" просила оценить "Большой город" с разных точек зрения: глазами простого читателя и глазами профессионала.

Илья Красильщик, главный редактор журнала "Афиша"

Впечатления читателя

Честно скажу, я последнее время журналы почти не читаю, я их пролистываю. Пролистываю, скажем, БГ - понимаю, хороший номер или плохой, откладываю и потом в интернете уже читаю самое главное. Это, на самом деле, касается буквально всех журналов, мы и "Афишу" поэтому сейчас как книжку делаем, а не как журнал. Филя и компания это, думаю, тоже прекрасно понимают и делают журнал, который ты можешь не читать, но не обратить на него внимание не можешь, потому что на его обложке огромными буквами написано, условно, "Путин х**" - причем в самый подходящий для этого момент. Филин журнал, который оформился в своем нынешнем виде где-то к осени прошлого года, это ходячий транспарант, это акционизм.

И это для меня самое интересное в нем. Ты берешь в руки журнал, а это на самом деле что-то совсем другое. Плакат, игра, заявления в суд. Что угодно, но не журнал. Это эксперимент: как делать журнал в эпоху, когда журналы никому не нужны.

Взгляд профессионала

Я бы такой журнал не стал делать, да и не смог бы. БГ - это не журналистика, это борьба. Журналист должен быть объективен. Это, впрочем, почти никогда не получается, но БГ (по крайней мере в том, что касается политических историй) даже не старается этого делать - в этом его проблема и в этом же его прелесть.

Что касается финансовых проблем БГ, то, насколько я знаю, они были почти всегда за исключением короткого периода перед кризисом - это родовая проблема издания. Чем интереснее БГ для читателей, тем бессмысленней для рекламодателей, и, к сожалению, тут одно из двух: либо он будет терять много денег, либо не очень много.

Роман Баданин, шеф-редактор Forbes.Ru

Впечатления читателя

Не буду врать, я читал "Большой город" не очень часто, но если оказывался в заведении, где он лежал, я его брал, по крайней мере смотрел обложку. Это такое ситуативное чтение - каждый номер я не пролистывал от корки до корки.

Интереснее всего в "Большом городе" большие тексты. Меня не привлекают вот эти маленькие хипстерские финтифлюшки, как я их называю, всякие тексты-картинки. Где купить это, как провести время, какой фильм лучше - я до этих частей БГ не долистывал.

Lifestyle? Я вообще не понимаю, что такое lifestyle в человеческом смысле слова. По-моему, это ерунда какая-то. Но я понимаю другое: для большого города - в смысле, Москвы, а не журнала, lifestyle'ом в последнее время являлось то, о чем Дзядко и пытался писать, создавая смысл lifestyle'а ровно в том, в чем для модной молодежи он и состоял - походы на площадь, рассуждения Навального, обсуждение политической повестки, обсуждение того, что делать с этим городом, со средой обитания, с парками в конце концов. Эти смыслы, эту повестку Дзядко создавать удавалось.

Взгляд профессионала

Я согласен не со всем из того, что писалось в "Большом городе", порой там было пересолено, порой переперчено, порой с точки зрения информационной журналистики не доделано, не докручено, не доказано. Но мы ведь исходим из того, что журнал БГ это не информационная журналистика изначально - и по набору большинства авторов, которые там работали, и по своей концепции, а иногда и по маркетинговой модели, потому что зачем в "Шоколаднице" будет лежать газета The Wall Street Journal? Так что когда они пытаются писать про новости, окружающие нас, есть лакуны, есть проблемы - это очевидно, и, я думаю, для самого журнала в том числе это не было секретом.

У меня иногда вызывало улыбку, иногда усмешку эта, давайте назовем ее условно, хипстерская повестка, которую создавал журнал БГ вместе с еще буквально полутора другими СМИ в России, но у журнала было свое лицо, своя повестка - благодаря Дзядко, благодаря общему дефициту приличной журналистики в России, не знаю благодаря чему, но "Большой город" его создал, мы все знаем это лицо.

Повестка "Большого города" востребована. Другое дело, что круг ее потребителей ограничен и весьма скоро конечен. Пока он ограничен ареалом двух основных больших городов, двух столиц в первую очередь, и пока конечен, то есть выработать его с точки зрения бизнеса можно достаточно быстро. Но, с другой стороны, два больших города - это, простите меня, 35 миллионов человек по крайней мере. То есть ниша для этого продукта, по-моему, есть.

Юрий Сапрыкин, шеф-редактор Объединенной редакции "Афиши" и Rambler

Впечатления читателя

Мне кажется, в последнее время в "Большом городе" была некоторая исчерпанность приемов. В каждом издании есть момент, когда однажды найденные трюки и фокусы от постоянного употребления немножко теряют свою новизну, и в этот момент нужно встряхнуться и тупо все переделать. Мне казалось, что БГ находится как раз в преддверии такого момента, и редакция немножко сама устала от той колеи, в которой она долгие годы находится.

К сожалению, в последнее время я скорее заранее знал, чего стоит ожидать от нового номера, и редко когда эти ожидания не оправдывались. Это чувство мне самому хорошо знакомо по "Афише" и каким-то другим изданиям, с которыми я имел дело, это нормальная стадия жизненного цикла издания, из нее профессиональные люди должны как-то сами естественным образом выходить, просто все перепридумывая.

Понимаете, обложка с лозунгом - это хорошая вещь, но 57-ая по счету обложка с лозунгом уже не действует так эффектно, как первая. Хотелось бы каких-то удивительных вещей, но это не значит, что то, что там было, сделано как-то неправильно, криво или плохо - нет, все было весьма и весьма качественно. Некоторые материалы - например, Светы Рейтер - это просто высший класс, и нигде и ни у кого такого нет. Или очень трогательные репортажи вроде текста Кати Кронгауз про какую-то несчастную футбольную команду из Орехово-Зуево. Или необычные городские гиды, вроде гида по столичным церквям, очень подробного, с описаниями прихожан, настоятелей.

Вообще, если составлять какой-то зал славы БГ даже за последние годы, то там будет очень много всего. Речь совершенно не о том, что издание было сделано некачественно или неинтересно - нет, практически всегда там были какие-то мощные материалы, из которых можно составить совершенно прекрасную антологию. Просто в последнее время хотелось какой-то большей свежести взгляда, но это естественная циклическая проблема, которая совершенно необязательно должна решаться сменой формата или главного редактора.

Взгляд профессионала

Я считаю, что в "Большом городе" есть две проблемы, и обе не связаны с пропорцией так называемого lifestyle'а, о котором сейчас идет речь. Одна проблема - это именно некоторая усталость от стандартных приемов. Другая проблема - гораздо более глубокая, и она не сегодня началась. Эта проблема заключается в том, что, в общем, за все эти годы и со всеми изменениями, которые претерпевало издание, так и не получилось заставить его работать как действующую бизнес-модель. Я неплохо помню, как все это начиналось, продолжалось и развивалось: ставка изначально делалась на так называемую классифайдную рекламу, то есть на то, что это будет бесплатное городское издание, которое будет заполнено огромными количествами мелких реклам всяких мелких учреждений культуры и предприятий быта, кафе, кондитерских. Дальше оказалось, что таких рекламодателей в городе не так много, как в европейских или американских столицах, они не очень нуждаются в рекламе в таком издании, а собирать ее туда - дико трудоемкая вещь. В результате сейчас даже если кому-нибудь захотелось бы органичным образом упихать в БГ такую рекламу, это было бы просто технически невозможно.

А понимания, за счет чего все это должно зарабатывать деньги, какой-то внятной схемы так и не появилось, и я уверен, что дело не в том, в какой пропорции ты пишешь о митингах, а в какой - о парикмахерских в данный конкретный момент времени. Тем более что последняя тетрадка журнала, касающаяся городской, потребительской жизни, - она сделана блестяще, и именно от нее, собственно, ничего лучшего ожидать не приходится, она абсолютно прекрасна. Но, по-моему, дело не в том, чтобы эта тетрадка увеличилась в размерах - мол, как только она увеличится, тогда в журнал пойдут дисплейные рекламодатели, банки, автосалоны. Я думаю, что издание такого формата, с такой системой распространения и вне зависимости от того, какая в нем пропорция политики, а какая пропорция lifestyle, оно очень тяжело продавалось и продается.

Татьяна Лысова, главный редактор "Ведомостей"

Впечатления читателя

Я читала "Большой город" очень редко, но совсем недавно решила его выписать, потому что по ссылкам в интернете видела статьи, которые мне были интересны, а я все-таки больше люблю читать на бумаге. Но когда я стала читать весь журнал целиком, я поняла, что лично от меня он довольно сильно далек. То есть вот эти статьи, которые мне нравились, там есть, но их оказалось меньше, чем я ожидала. Моему представлению о городском журнале "Большой город" не соответствовал.

Взгляд профессионала

Как человек, который уже давно занимается медиа, я могу уже более бизнесовым языком сказать то же самое: на мой взгляд, "Большой город" не соответствует заявленной концепции. В общем-то я готова присоединиться к официальному объяснению [причин увольнения Филиппа Дзядко - "Лента.ру"]: как медиа-менеджер я вижу, что в такой журнал было бы крайне трудно продать рекламу. Не из-за того, что там нет каких-то специальных реверансов в сторону рекламодателей, а именно из-за того, что концепция до конца не понятна. Рекламодатели любят давать рекламу в цельные издания, когда понятно, что вот это бизнес-газета, вот это политический журнал, вот это про путешествия и животных.

Я никогда не занималась продажами рекламы, но, поскольку я давно руковожу изданием, которое живет по рекламной модели, я в основном представляю, как эта модель получения доходов от рекламы реализуется в СМИ в России. И, конечно, четкая концепция должна быть прежде всего.

Я не могу выступать таким уж гуру и экспертом [в сегменте городских журналов], но мне кажется, что с этим журналом есть над чем работать. Я доверяю мнению Кашулинского, я его много лет знаю, и если он согласен с этими изменениями, наверное, они обоснованы, он же издатель "Большого города", он отвечает в том числе и за бизнес-результат. А что касается политики, я могу сказать только одно: сейчас у нас такое время, что любая отставка любого руководителя СМИ все равно будет рассматриваться через призму политики, даже если человек ушел по состоянию здоровья, по семейным обстоятельствам или еще по каким-то причинам. Все равно никто не поверит, все будут думать, что в этом есть политическая подоплека. Возможно, в большинстве случаев это и так, а возможно, и нет.

Алексей Казаков, главный редактор CTC Media, возглавлял БГ в 2004-2007 годах

Впечатления читателя

Главное отличие современного "Большого города" от прежнего в том, что одним из важных правил журнала тогда, в моей редакции, являлось отсутствие императивов. Мы никогда не говорили ни "удивляйтесь", ни "требуйте", вообще как-то старались не учить людей жить. И в принципе, ни одного номера журнала, который к чему-то бы призывал, не было - ну разве кроме одного случая. Мне казалось, что какой-то важной частью идеологии журнала является то, что ты с человеком разговариваешь как с другом и собеседником, а обращаться к нему с призывами, с требованиями и так далее - такого не было никогда.

Последнее время мне как раз не нравилось в "Большом городе" то, что в нем все было построено на императивах, мне это совсем не близко. С другой стороны, время изменилось, 2007-й год и 2012-й - может, сейчас риторика этого требует, но мне, повторю, это не близко. При этом журнал сохранил какие-то хорошие журналистские традиции, и периодически там появляются какие-то действительно интересные и хорошие материалы.

Взгляд профессионала

Журнал о городе можно делать самоокупаемым. В тот момент, когда я пришел в журнал, в 2004 году, главный вопрос, который стоял перед нами, закрывать журнал или нет, потому что он был убыточный. Но к 2007-му году с ним было все прекрасно. И сказать, что он был на самоокупаемости только короткий период времени, нельзя. Динамика доходов у нас каждый год была процентов по 70-80. Во времена, когда Борис Йордан покупал и собирал весь издательский дом, единственный журнал, который его удовлетворял с точки зрения динамики доходности во всем издательском доме "Афиша", помимо сайта, был "Большой город".

Сейчас, конечно, все тяжелее, поскольку бумага умирает. Но, с другой стороны, сейчас никто не отделяет бумагу от сайта, тут [могут появляться какие-то] другие варианты.

Филипп Бахтин, бывший главный редактор Esquire

"Большой город" я не читаю и не читал его ни в одной из его многочисленных реинкарнаций. Филипп Дзядко при этом входит в тройку самых дорогих моему сердцу людей в стране. Думаю, что у Фили все в любом случае будет хорошо, а что будет с БГ, мне непонятно, потому что немалое число приятных и талантливых людей обломали себе на нем зубы. Продукт этот всегда был разным, но всегда оставался странным, неприбыльным и не очень понятным.

Не читал я БГ, потому что мне было неинтересно. Каждый раз, когда я его листал, мне не за что было зацепиться. Я, честно говоря, вообще русскую прессу не читаю. "Большой Город" был чудной и самобытный, и он кому-то был нужен, но я в число этих людей не вхожу.

Когда этот журнал задумывался, а я в тот момент работал в "Афише" и присутствовал при рождении этого маленького уродца. Он задумывался как городской журнал, и в качестве ориентира выступал Village Voice. Смысл в этом есть. Понятно, что он таким никогда не был, и тем более при Дзядко. Хорошее ли дело делать городской журнал? Да. Но из каких соображений это [увольнение Дзядко] сделано именно сейчас, и как это выглядит на фоне увольнения Кудрявцева, и так далее, и так далее? Это довольно очевидно и довольно чудно. Не хотелось бы это комментировать.

Александр Малютин, главный редактор "Известий"

На мой взгляд, Филипп очень неплохо начинал в "Большом городе", но вот то, что творилось в последних номерах - это перебор. Надо ведь о читателе думать, а не до посинения демонстрировать свою политическую позицию и типа смелость. Зря Филипп так уперся, ему все правильно подсказывали. Как в читателя этот журнал в меня не сильно попадает - я для него, пожалуй, староват.

Что касается того, нужен ли интеллигенции свой журнал, то написать на обложке слово "бл**ство" - это не смелость, а кич и низкий вкус. Зачем это интеллигенции? Хотя, конечно, есть разряд людей, которые считают себя интеллигентами, восхищаясь стихами типа "дыр бул щил" и прочими голыми королями. Удачные находки были, кто ж отрицает, даже очень удачные. Но просто надо меру знать.

Если смотреть глазами медиаменеджера, то в последнее время ясно был виден перебор и перекос - и дело не в том, хорошая или плоха политическая позиция, а в том, что это выход на рамки концепции. БГ - это городской журнал, а не единоросовский или белоленточный. Поэтому возвращение концепции [ему] чисто теоретически скорее на пользу. БГ изначально воспринимался как городское издание. Вопрос в том, сумеет ли Максим Кашулинский подтянуть достаточное количество рекламодателей под нее, но тут я не могу давать оценки, потому что не в теме.

Сергей Мостовщиков, главред БГ в 2002-2003 годах

Я не могу оценивать журнал как читатель, потому что не читатель, и не могу оценивать его как издатель, потому что я не издатель. На самом деле я просто не следил за журналом в последнее время. И тем более не хотел бы оценивать работу коллег.

Обсудить
Ход конем: Ксения Собчак идет в президенты
Она устала от Зюганова с Жириновским и пообещала быть против всех
«Хватит проституток, Чехова давай!»
Бульварные феи и колбасные короли Москвы
Маразм крепчает
Скоро Россию захлестнет эпидемия слабоумия, которую никто не ждет
«Хотите совет? Не слушайте советов»
Фредерик Бегбедер, Сергей Лавров и другие звезды фестиваля молодежи и студентов
Иссам ЗахреддинХалифат убери
Сирийский терминатор три года косил джихадистов, но взорвался в день победы
Шпион, разлогинься
Мировые корпорации породили свои ЦРУ и КГБ, но проиграли интернету
«Мне довелось убивать русских»
Жажда крови, шепот смерти и грязная работа головорезов в Сирии
Пиво и сигареты
Тайная жизнь Северной Кореи
Как через Instagram продают машины за миллионы
Соцсети, молодеющие покупатели и другие причуды современного рынка суперкаров
Семиместность не порок
Как из пятиместной Mazda CX-5 получился семиместный кроссовер CX-9
Тест: зачем машине эта штуковина?
Попробуйте угадать, зачем инженеры это придумали
Офф-топчик
Какие кроссоверы и внедорожники в сентябре покупали лучше других
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
«Я тупо решила, что теперь ем одну гречку»
Одинокая мать год сидела на крупе, чтобы накопить на квартиру
Раз, два, взяли!
Жилье в Крыму пока еще можно купить за копейки