Потерянные святыни

Исторические памятники в Тимбукту стали жертвами исламистов

Развитие событий в Мали, большую часть которого в апреле захватили туареги, повернуло в неожиданное русло. На этот раз внимание к себе привлекли местные исламисты, которые помогали кочевникам отбить север страны, но позже разругались с ними. Теперь, под предлогом защиты ислама, боевики принялись за истребление исторического наследия Тимбукту - "Города 333 святых", история которого восходит к глубокой древности.

Боевики, о которых активно заговорили в минувшие выходные, принадлежат к малийской группировке "Ансар ад-Дин", что в переводе с арабского означает "Защитники веры". К слову, ее участники во главе с Ийядом аг-Гали (Iyad Ag Ghali) сами принадлежат к туарегам, однако в отличие от своих достаточно равнодушных к вере соплеменников они являются ярыми салафитами - последователями одной из сект суннизма, близкой к ваххабизму, а иногда и отождествляемой с ним.

До недавнего времени название "Ансар ад-Дин" в основном фигурировало во время описания войны туарегов за контроль над северными территориями Мали. Воспользовавшись слабостью официальных властей, кочевники, ранее служившие у ливийского лидера Муаммара Каддафи наемниками, развернули активное наступление против малийской армии. Целью туарегов стало завоевание региона на севере страны, в котором они в течение столетия пытаются установить собственное независимое государство - Азавад. О его создании кочевники, объединившиеся в Национальное движение освобождения Азавада, объявили в самом начале апреля. Успех этого предприятия туарегам помогли обеспечить в том числе и бойцы из "Ансар ад-Дин", примкнувшие к движению.

Какое-то время в регионе сохранялся статус-кво, чему во многом благоприятствовали политические дрязги среди официальных властей Мали. Собственно говоря, акция туарегов оказалась успешной не в последнюю очередь еще и из-за произошедшего в марте переворота. Группа солдат, захвативших власть, полагала, что причиной всех бед в Мали является крайне ослабленная армия, которую без труда теснили кочевники. Однако после прихода путчистов к власти военные, вместо того чтобы начать успешно противостоять туарегам, наоборот, окончательно потеряли регион.

Тем временем, пока в Бамако шли переговоры между мятежными солдатами и прежним руководством Мали, туареги и исламисты пытались разобраться друг с другом. Дело в том, что у этих группировок, до сих пор относительно легко находивших общий язык, оказались совершенно разные цели. Так, если кочевники стремились к обособлению от остального мира, то в "Ансар ад-Дин" строили планы по введению во всем Мали норм шариата. При этом об отделении северных территорий от остального государства исламисты даже не задумывались. 26 мая, по итогам диалога, который продлился почти два месяца, группировки объявили о слиянии. Компромиссом, которого сторонам удалось достичь, стало создание независимого исламистского государства. Однако соглашение продержалось всего несколько дней, и уже в конце месяца туареги и салафиты заявили о его расторжении. Причиной стал отказ кочевников принять нормы шариата.

Пытаясь устранить разногласия, стороны создали специальные комиссии, которые занялись поиском новых компромиссов. Однако уже в ночь на 8 июня между группировками начались вооруженные столкновения. 27 июня исламистам удалось выбить своих противников из Гао - одного из крупнейших городов на севере Мали, в котором у туарегов был размещен штаб. В результате под полным контролем кочевников остались всего три небольших городка, а их силы оказались существенно подорваны. Впрочем, некоторое количество кочевников все еще оставалось в Тимбукту, где изначально обосновались участники "Ансар ад-Дин", однако 29 июня туарегов выбили и оттуда.

Члены
Члены "Ансар ад-Дин". Фото (c)AP

Примерно в это время СМИ активно заговорили об опасности, которые боевики представляют для местных исторических памятников. Справедливости ради стоит отметить, что подобные опасения чиновники из ЮНЕСКО выражали еще в апреле, когда только было объявлено о создании Азавада. В особенности генерального директора организации Ирину Бокову взволновала судьба Тимбукту и Гао. Однако тогда особого внимания этим словам в прессе не уделили. Между тем речь в обращении главы ЮНЕСКО шла о трех мечетях и 16 мавзолеях в Тимбукту, в которых покоятся мощи суфийских праведников, а также об усыпальнице императора Сонгая аскии Мохаммеда I в Гао. 28 июня по просьбе малийских властей все эти объекты были в экстренном порядке внесены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Тем не менее, обеспечить защиту древностям организация не смогла. По некоторым данным, узнав о новом статусе святынь, исламисты пришли в ярость и уже на следующий день перестали пускать жителей Тимбукту к могилам святых. Свою позицию в "Ансар ад-Дин" объясняют тем, что "истинный" ислам запрещает поклоняться кому-либо кроме Аллаха, а также возводить над местом захоронения какие-либо постройки. Объявив мавзолеи и мечети с мощами праведников идолопоклонническими, в субботу боевики начали их громить. В результате за выходные уничтоженными оказались семь захоронений, а в понедельник исламисты сорвали с петель ворота одной из мечетей города. Последнее, по словам боевиков, стало попыткой доказать местным "невежественным" жителям всю смехотворность их верований: дело в том, что согласно легендам, ворота мечети Сиди Яхья никогда нельзя открывать - иначе наступит конец света. Однако на этом они останавливаться не собираются, пообещав, что сровняют с землей все мавзолеи и мечети в Тимбукту.

Местные жители, для которых действия захватчиков стали настоящим потрясением, ничего не смогли им противопоставить. Впрочем, по некоторым данным, они сами предпочли не предпринимать никаких действий, надеясь, что со временем все поруганные святыни удастся восстановить. Однако находятся и те, кто обещает отомстить обидчикам, - сообщается, что начался сбор местного ополчения. Кстати, о создании движения сопротивления в Тимбукту стало известно еще в мае, однако никаких сведений об успехах или провалах этой организации не поступало.

Тем временем в защиту Тимбукту решили выступить прежние союзники "Ансар ад-Дин" из Национального движения освобождения Азавада. В своем обращении кочевники даже обратились за помощью к США, Франции и другим странам, готовым дать боевикам отпор, однако о какой-либо реакции западных стран на призывы туарегов пока неизвестно. Между тем в ситуацию вмешался Международный уголовный суд, чей главный прокурор Фату Бенсуда (Fatou Bensouda) приравняла уничтожение памятников к военным преступлениям. Впрочем, угрозы МУС вряд ли испугают исламистов. Более действенным выглядит все же силовой сценарий, которые не стоит исключать: еще 18 июня Совет безопасности ООН пообещал рассмотреть возможное участие в операции Экономического сообщества стран Западной Африки (ЭКОВАС), если его участники решатся на интервенцию.

Мир00:0511 декабря
Петр Порошенко

«Запад не контролирует Украину»

Американский эксперт о Порошенко, Донбассе и истинном отношении США к Киеву