Город без альтернативы

На фонд Евгения Ройзмана завели три уголовных дела

За последние две недели екатеринбургский фонд "Город без наркотиков", возглавляемый политиком Евгением Ройзманом, стал фигурантом трех уголовных дел: о побоях, о лишении свободы и о причинении смерти по неосторожности. Следствие пока не назвало подозреваемых, но активные обыски фактически парализовали работу реабилитационных центров фонда.

Неприятности у борцов с наркоманией начались со смерти 29-летней пациентки женского реабилитационного центра. 8 июня к уроженке Нижнего Тагила Татьяне Казанцевой пришлось вызвать "скорую помощь". Женщину, долгое время употреблявшую героин, отправили в больницу, однако усилия врачей оказались тщетны - 17 июня пациентка скончалась.

Дело по статье "причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей" было возбуждено только 2 июля после продолжительной доследственной проверки, которая сопровождалась серией обысков в фонде и его реабилитационных центрах. За это время правоохранительные органы завели еще два дела по заявлениям пациентов фонда. В одном из них содержалась жалоба на избиения, а в другом - о насильственном удержании в центре.

Про погибшую женщину глава фонда Евгений Ройзман написал, что в результате долгого употребления героина она растеряла весь иммунитет. "Скорую" к Казанцевой вызвали, как только у нее резко повысилась температура. Причиной смерти была названа одна из тяжелых разновидностей менингита, в связи с чем следователи собираются проверить, насколько правильно и своевременно пациентке была оказана помощь.

О других делах подробностей известно немного. В правоохранительных органах рассказали только, что побои были нанесены некоему пациенту мужского центра из хулиганских побуждений, но не уточнили, когда и где это произошло. Такая же завеса таинственности окутывает и дело о лишении свободы. Имена заявителей не называются. Ройзман, правда, отзывался о потерпевшем, заявившем о похищении, в мужском роде и говорил, что тот - хронический алкоголик и готов подписать все, что от него потребуют. В других сообщениях упоминалось, что о незаконном лишении свободы заявила женщина.

Сразу после начала доследственной проверки по факту смерти Казанцевой между правоохранителями и Ройзманом развернулась информационная война. Глава фонда предположил, что власти инициировали дела в поисках поводов для закрытия фонда. Он обвинил сотрудников правоохранительных органов в том, что они оказывают давление на пациентов, чтобы получить показания конкретно против него, например, о подготовке экстремистских выступлений.

Юрист фонда Анастасия Удеревская рассказала, что полицейские принуждали пациенток рассказать под видеозапись о том, что в реабилитационных центрах практикуются пытки. В частности, скончавшуюся Казанцеву якобы таскали за волосы и били ногой по голове. По словам адвоката, о незаконных действиях полиции уже доложено омбудсмену Свердловской области Татьяне Мерзляковой. Кроме того, готовятся заявления о превышении полномочий в Следственный комитет.

Ройзман также заявил, что одна из пациенток по имени Настя уже написала жалобу на полицию и, по его мнению, прошедшие в воскресенье, 1 июля, очередные обыски связаны именно с этим.

Действия правоохранительных органов привели, по данным Удеревской, к тому, что к 22 июня мужской и женский реабилитационные центры покинули 60 человек, которые не захотели продолжать лечение в создавшихся условиях. Родители пациентов уже обратились к президенту РФ Владимиру Путину и свердловскому губернатору Евгению Куйвашеву с просьбой прекратить незаконные действия полиции против фонда.

В правоохранительных органах со своей стороны опровергают упреки в нарушении законности. Представитель областной прокуратуры Ольга Тетерина пояснила, что условия жизни пациентов проверяют не только сотрудники МВД, но и специалисты Роспотребнадзора, Росздравнадзора и Минздрава.

Конкретных обвинений в адрес Ройзмана и других сотрудников фонда ни полиция, ни следственные органы не выдвинули. Однако публичный обмен мнениями ведется обеими сторонами на грани фола. Глава пресс-службы ГУ МВД по Свердловской области Валерий Горелых заявил, что заявления Ройзмана напоминают "клинический маразм". На сайте управления реабилитационные центры фонда характеризуются как "концлагерь".

Ройзман также не остается в долгу и описывает обыск 1 июля следующим образом: "Нашли только тампоны. Исходя из вышеизложенного полагаю возможным наградить Валеру Горелых и руководство ГУ МВД РФ по Свердловской области "Орденом прокладки"".

Противостояние Ройзмана и областного полицейского главка обостряется не в первый раз. Год назад глава фонда привлек внимание к массовой драке в поселке Сагра, которую пытались скрыть местные полицейские чины, поплатившиеся впоследствии постами, а некоторые - и попаданием в уголовное дело. Несмотря на то, что борьба с торговцами наркотиками и реабилитация наркоманов в целом встречает одобрение у общественности, силовые, а зачастую и неправовые методы, используемые фондом, зачастую вызывают претензии у правоохранителей. Вместе с тем сотрудничество с полицией на низовом уровне продолжается: участковые и оперативники активно используют собранные фондом данные о наркоторговле.

В "Городе без наркотиков" утверждают, что все пациенты проходят лечение добровольно, так как без наличия у наркомана или алкоголика желания избавиться от зависимости достижение результата невозможно. В то же время недоброжелатели говорят, что в реабилитационные центры людей помещают по просьбе близких родственников, а тех, кто не желает лечиться, сажают в карцер и заковывают в наручники.

В свое оправдание Ройзман и его соратники говорят, что в области нет ни одного государственного реабилитационного центра. И, казалось, тут властям крыть нечем. Однако, 2 июля "Российская газета" проинформировала об открытии в городе Карпинске Свердловской области первого такого центра в регионе. Возможно, кто-то посчитал, что таким образом у Ройзмана вышибли главный козырь и теперь появилась возможность поквитаться с излишне независимым общественным деятелем.

По данным "Российской газеты", новый государственный центр рассчитан на 25 человек. Расположен он в отдаленном северном районе области, в городе с населением в 30 тысяч человек. В то же время реабилитационные мощности центров "Города без наркотиков" в несколько раз превосходят заведение в Карпинске. И действуют отделения фонда в двухмиллионном Екатеринбурге и его пригородах, где социальная напряженность, ведущая к наркомании, ощущается гораздо острее. Так что, вне зависимости от того, насколько правильны методы Ройзмана и его соратников, альтернативы им пока практически нет.