Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

Приговорили к пяти дням

Группе Pussy Riot ограничили время знакомства с делом

В среду, 4 июля, Таганский суд Москвы ограничил трем участницам группы Pussy Riot срок для знакомства с уголовным делом. Ходатайство следствия полностью удовлетворено: изучить бумаги необходимо до 9 июля. При этом Надежда Толоконникова, Екатерина Самуцевич и Мария Алехина на день вынесения решения прочитали по два-три тома дела из семи. Как подсчитали адвокаты, для того чтобы уложиться в отведенный срок, подследственным придется читать по одной странице в тридцать секунд. Участницы группы и их защитники говорят, что к правосудию все происходящее вообще не имеет отношения. Все три девушки объявили голодовку.

Это с самого начала было очень странное заседание. В небольшой зал набили примерно 90 журналистов, недавно установленный кондиционер потерял всякий смысл, температура достигала примерно сорока градусов. Трое адвокатов участниц Pussy Riot читали 87-страничные ходатайства стороны обвинения, при том что на ознакомление с ними у них было десять минут. А о том, что следствие вышло с инициативой сократить срок ознакомления с делом, они узнали только в пятницу поздно вечером. На это - чисто техническое, процедурное заседание - приехали съемочные группы всех трех крупнейших федеральных телеканалов. И их операторов не удалили, как это обычно бывает, через пять минут после начала съемки. Весь день они снимали так, словно судебное заседание сразу шло в прямой эфир.

Как и на суде по избранию и продлению меры пресечения для участниц группы (они, напомним, арестованы до 24 июля), все три ходатайства слушались по очереди. При этом тексты ходатайств отличались только именами, фамилиями и некоторыми датами, а в остальном были идентичны. Претензии следствия сводились к тому, что Pussy Riot по команде своих адвокатов "умышленно и целенаправленно" затягивают знакомство с делом. Тем самым они стремятся необоснованно долго продлить предварительное следствие, а также собственное содержание под стражей. Напомним, участницы группы обвиняются по статье 213 УК РФ ("Хулиганство") за исполнение песни в Храме Христа Спасителя. Девушки настаивают, что это был "панк-молебен", следствие уверено, что это были противоправные действия, направленные на разжигание розни по религиозному признаку. Толоконниковой, Алехиной и Самуцевич грозит до семи лет лишения свободы, их адвокаты в кулуарах говорят, что все идет минимум к трем годам колонии для каждой из девушек.

Первой в клетку зала заседаний привели Надежду Толоконникову. "Мне даже менты конвойные говорят "но пасаран", - похвасталась она. Толоконникова прочитала два тома дела из семи. "Протоколы допроса как бы потерпевших там слово в слово, как под копирку, - рассказала она. - Даже в этом, с позволения сказать, суде наше дело развалилось бы". Началось заседание, с Толоконниковой тихо переговаривался ее муж, участник арт-группы "Война" Петр Верзилов. Дело в том, что с начала марта ему ни разу не дали свидания с собственной женой. Причем, как утверждает Верзилов, такое решение принял чуть ли не нынешний глава МВД Владимир Колокольцев.

Судья Наталья Коновалова пообещала удалить Верзилова из зала за разговоры. Следователь по фамилии Хорьков (его имя в ходе процесса так ни разу и не прозвучало) зачитал ходатайство с просьбой ограничить срок рассмотрения дела до 9 июля. С места встала адвокат Виолетта Волкова, которая хоть и представляет интересы Екатерины Самуцевич, но говорила в среду от имени всей стороны защиты. "Мы и так лишены права на нормальное рассмотрение дела", - настаивала она. По словам Волковой, копировать материалы дела можно только в Следственном комитете по ЦАО Москвы, потому что в СИЗО нет необходимой аппаратуры. Как следствие, только четыре тома из семи есть у всех обвиняемых и их защитников. Кроме того, Волкова сообщила, что следствие не дает стороне защиты копировать необходимые фото и видеоматериалы; что противодействие следователей приводит к тому, что девушки читают сначала шестой том дела, потом второй и только потом первый. Судья оставила все это без комментариев.

Волкова продолжала настаивать, что следствие, с ее точки зрения, занимается подлогом. Потому что в ходатайстве о сокращении срока ознакомления с делом не совпадают даты и числа. Она указывала: в ходатайстве сказано, например, что адвокаты Марк Фейгин и Николай Полозов в один из дней вместо того, чтобы знакомиться с делом, "потратили время на общение друг с другом", в то время как Фейгин и Полозов вообще ни разу не рассматривали материалы дела вместе. "Из рук вон плохо идет следствие, раз оно решилось на грубое нарушение и подлог, - вступил представляющий интересы Толоконниковой Фейгин. - Мы с самого начала говорили, что нам нужно время до 1 сентября, чтобы ко всему подготовиться. Мы хотим провести собственную психолого-лингвистическую экспертизу видеоматериалов, даже у следствия на это ушло полтора месяца. Вы лишаете нас возможности нормально подготовиться к процессу". Сама Толоконникова добавила, что распорядок дня в СИЗО устроен так, что у нее на ознакомление с делом не может уходить больше шести часов в день. И она не успеет к 9 июля прочитать все, что осталось.

Судья Коновалова ушла на совещание, вернулась часа через полтора и удовлетворила ходатайство в полном объеме. Указав, что действия Толоконниковой и ее адвоката "носят умышленный характер и направлены на затягивание процесса". "Это незаконно. Я объявляю голодовку", - объявила Толоконникова, прежде чем на нее вновь надели наручники.

В перерыве в оцепленном судебными приставами дворе Таганского суда ОМОНовцы рассказывали друг другу, как три человека из группы поддержки Pussy Riot притащили к суду клетку, пристегнули ее замком для велосипеда к фонарному столбу, а сами заперлись изнутри и приковались к решетке наручниками. "Хотели их прям в клетке унести, начальство отбой дало, пришлось пилить", - рассказывал участвовавший в задержании боец остальным, а те смеялись.

В зал привели Екатерину Самуцевич. Она ознакомилась только с одним томом дела. Волкова заявила ходатайство о переносе заседания, потому что она узнала о нем только в пятницу и прямо сейчас занята в другом уголовном процессе. Следователь Хорьков сказал, что он против, потому что пятница, по его мнению, это заблаговременно. Ходатайство о переносе было отклонено, и дальше все пошло как под копирку. Самуцевич настаивала, что знакомилась с делом все свое время, и у нее нет умысла на затягивание процесса. Волкова вновь говорила, что в приложенных к ходатайству следствия графике ознакомления с делом и в рапортах самих следователей путаются даты и время. "Ну, это фарс же", - говорила она, но на судью эта речь не произвела впечатления. Она даже ни разу не спросила у стороны обвинения, чем та объясняет расхождения в датах и времени в собственном же ходатайстве. Этот вопрос задали адвокаты, и сторона обвинения просто не стала ничего отвечать.

Еще полтора часа судья Коновалова совещалась, а затем также удовлетворила ходатайство в полном объеме. Причем в тексте решения - по сравнению с решением по Толоконниковой - изменились только фамилия и несколько незначительных деталей. Характерно, что Виолетта Волкова даже не стала дожидаться, когда это произойдет и ушла на другой процесс со словами: "Я за свою практику вообще никогда такого не видела". Самуцевич тоже присоединилась к голодовке.

У третьей обвиняемой, Марии Алехиной, по всем раскладам шансов было ноль. Но она и ее адвокат Николай Полозов все равно пытались бороться. Полозов заявил отвод судье, потому что она "удовлетворила абсолютно незаконные ходатайства", не приняла во внимание то, что у всех обвиняемых нет умысла на затягивание процесса, а у следствия нет документов, указывающий на такой умысел. Полозов также вспомнил, что судья Коновалова приняла решение об аресте Алехиной, и он это решение правосудным не считает. На мысли об отводе самой себя у Коноваловой ушло еще минут сорок, и она пришла к выводу, что никакого отвода не будет. Дальше все опять пошло по накатанной. В доводах следствия менялись только фамилия, даты и количество прочитанных обвиняемой и ее адвокатом страниц.

"В томах дела оглавления нет. В словах по три грамматические ошибки, понять логику и семантику зачастую невозможно", - жаловалась Алехина, прочитавшая два тома из семи. Даже судья и следователь подняли в этот момент головы - слово "семантика", видимо, не часто звучит на уголовных процессах в Таганском суде. "Примите справедливое решение, не ущемляйте мои конституционные и процессуальные права", - просила судью Алехина. Судья даже сказала ей "спасибо" за произнесенную речь, но срок знакомства с делом ограничила 9 июля - как и всем остальным. Алехиной осталось только сказать о голодовке, и ее мама, сидевшая рядом с клеткой, заметно вздрогнула.

Вышедшие на улицу взмокшие адвокаты давали комментарии таким же взмокшим телевизионщикам. Они напоминали, что 9 июля у Pussy Riot рассмотрение кассационной жалобы в Мосгорсуде на их арест, и как успеть подготовиться ко всему - непонятно. Звучали фразы: "Да лучше вообще не проводить судебные процессы. При таком правосудии правильнее вывести обвиняемых за угол и там сразу расстрелять". ОМОН принял происходящее за очередную несанкционированную сходку граждан и настоятельно попросил собравшихся разойтись.