Новости партнеров

Открытое ведомство

Дмитрий Ливанов рассказал о планах Министерства образования

В четверг, 5 июля, новый министр образования Дмитрий Ливанов представил экспертам и журналистам свою новую команду. Встреча проходила в неформальной обстановке, и это обстоятельство как бы подчеркивало основную идею нового главы Минобра: отныне ведомство тоже станет максимально демократичным и открытым к предложениям общественности. Насколько стоит уповать на перемены?

Претензии

Претензии к министерству копились давно - практически все инициативы Министерства образования и науки (МОН) последнего времени вызывали крайне негативную реакцию со стороны учителей, ученых или родителей (в зависимости от того, кто был "адресатом" этих инициатив). Самые яркие примеры - переход на ЕГЭ, внедрение нового Федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС), особенно для старшей школы, "привязка" первоклассников к районным школам. Возмущение вызывала как суть нововведений, так и практика их внедрения: о подавляющем большинстве решений общественность узнавала уже постфактум. Именно закрытость министерства и непрозрачный механизм принятия решений, не в последнюю очередь, приводили к громким скандалам.

Так, о скором принятии нового ФГОС для старшей школы, который будет определять жизнь 9-11-х классов на много лет вперед, заинтересованные граждане - родители и даже многие учителя - узнали из Живого Журнала. Преподаватель русского языка и литературы 57-й московской школы Сергей Волков опубликовал пост, в котором эмоционально и с профессиональным для учителя-русиста чувством слова изложил свои претензии к новому стандарту.

Министерство не скрывало ФГОС - текст готовящегося документа был честно опубликован на сайте МОН, однако на этом информационное сопровождение инициативы закончилось (по крайней мере, читатели массовых СМИ его не заметили). Пост Волкова оказался куда более популярным - его распространяли и комментировали несколько десятков тысяч человек, поднявшуюся в блогах волну подхватили журналисты, и в конце концов бывший тогда премьером Владимир Путин распорядился остановить принятие документа и доработать его.

Минобр подчинился указанию главы правительства, чиновники изменили тон комментариев, заявив о готовности рассмотреть все поступающие от граждан предложения, и конфликт постепенно забылся. А в последние дни своего пребывания на посту министра образования Андрей Фурсенко неожиданно подписал приказ о принятии нового ФГОС для старшей школы, так что текст документа заинтересованные россияне читали уже с автографом чиновника. Содержание бумаги заметно отличалось от предыдущего варианта, однако претензий к нему у экспертов осталось немало.

Новый министр сразу после вступления в должность провозгласил курс на демократичность и взаимодействие с обществом. Более того, Ливанов заявил, что отныне МОН станет открытым ведомством: при министерстве будут созданы дискуссионные площадки и экспертные группы, которые будут обсуждать и оценивать ключевые проекты. Также министр отметил, что высокопоставленные сотрудники Минобра будут лично контролировать развитие основополагающих проектов (как инспектировался процесс раньше, Ливанов не уточнил).

Сам министр во время встречи-знакомства также вел себя предельно демократично. Глава МОН лично вел дискуссию, задавал вопросы экспертам, интересовался их предложениями по конкретным и общим вопросам, внимательно слушал ответы, шутил. В частности, глава Минобра спросил совета у давнего критика Российской академии наук (РАН) биолога Константина Северинова, что же ему делать с академией (в первые дни на новом посту Ливанов заявил о необходимости провести "всесторонний аудит" РАН, что многие расценили как негласное объявление войны). Северинов уклончиво ответил, что дихотомия между академией и университетами, на которые предполагает сделать ставку министр, искусственна и в академических институтах делается много хорошей науки. Ученый предложил законодательно разрешить рановским НИИ заниматься образовательной деятельностью. "Очень может быть, что тогда выяснится, что им нечего делить", - отметил Северинов.

Конкретика

В ходе встречи, помимо консультаций с экспертами в разных областях, сам министр и его подчиненные отвечали на вопросы журналистов о дальнейшем развитии науки и образования. Чиновников, в частности, спросили, не боятся ли они, что объединение хороших школ с плохими, призванное "подтянуть" отстающие учебные заведения до уровня лидеров, приведет к обратному результату и размыванию качества образования. Заместитель министра по вопросам подготовки и юридического сопровождения законопроектов Наталья Третьяк в ответ рассказала об успешно работающих в Санкт-Петербурге образовательном комплексе "Малая Охта" и гимназии номер 56, которая набирает по 16 первых классов. Видимо, в ведомстве полагают, что и другие слияния будут столь же удачными.

Еще один вопрос касался недавно закончившегося ЕГЭ. Журналисты поинтересовались, какую оценку министерство может поставить себе за проведение экзамена. Ливанов ответил, что отменять ЕГЭ в Минобре не планируют, так как по сравнению с традиционными испытаниями такая форма контроля позволяет более справедливо оценить уровень знаний выпускников и обеспечить более честное поступление в вузы. Также министр рассказал о важных изменениях единого госэкзамена: его проведение, наконец, заберут у школьных учителей и передадут сотрудникам специально созданных экзаменационных пунктов. О необходимости такой реформы много лет говорил один из идеологов ЕГЭ ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов.

Ведомство приняло и еще одно предложение Кузьминова - в будущем в экзамен по иностранному языку будет включена устная часть. Кроме того, похоже, что в ближайшие годы иностранный станет третьим обязательным экзаменом. Более сдержанно чиновники прокомментировали "Ленте.ру" идею ввести в вузах лекции на английском языке - такую меру не раз предлагали многие ученые, особенно те, кто работал за границей. Даже Владимир Мау, ректор Российской академии народного хозяйства, где существуют целые программы на английском, отозвался о такой инициативе скептически. По его мнению, организовывать преподавание на иностранном языке имеет смысл только в тех вузах, где есть студенты из других стран. Сторонники "космополитичного" предложения полагают, что оно как раз и будет способствовать повышению привлекательности вуза для иностранцев.

Другая цель министерства на обозримую перспективу - это внедрение электронных учебников. Как отметил Игорь Реморенко, отвечающий в министерстве за школьное и дошкольное образование, сейчас школьники приходят в классы с огромным количеством всевозможных гаджетов, так что электронные пособия будут для них не чем-то чужеродным, а, напротив, продолжением их привычной реальности. Еще одно преимущество электронных книг - возможность получить доступ сразу ко всей программе, а не только к курсу за этот год. Нередко такое повторение бывает очень полезным. До конца лета министерство оценит результаты проводившегося в регионах эксперимента по использованию в школах "читалок" разного типа и по его итогам примет решение о необходимости и сроках замены бумажных учебников на цифровые.

Журналисты напомнили чиновникам, что, согласно нормам СанПиН (написанным в эпоху, когда ЖК-мониторы были еще редкостью) ребенок может непрерывно проводить за компьютером не больше 30 минут в день - и это максимум для одиннадцатиклассников (пункт 9.4.2). Реморенко ответил, что об изобретенных относительно недавно электронных книгах (которые, действительно, намного более безопасны для глаз, чем "обычные" ЭВМ) в документах СанПиН нет ни слова, но в будущем Минобр планирует обсудить с Минздравом правила работы с прочно вошедшими в жизнь детей цифровыми устройствами.

О новом ФГОС для старшей школы журналисты чиновников не спрашивали - видимо, полагая, что в ответ они услышат те же слова, что уже много раз говорились по этому поводу. Стандарт уже принят, но "работать" он начнет только с 2020 года - до этого времени переходить на новые правила обучения будут только отдельные школы. Думается, что за восемь лет апробации у учителей и СМИ возникнет много конкретных вопросов к документу, которые будут более актуальны, чем сегодня.

Без конкретики

Впрочем, не на все вопросы Ливанов ответил прямо и однозначно. Корреспондент "Ленты.ру" поинтересовался, есть ли в министерстве понимание того, к какому конечному результату должны привести многочисленные образовательные реформы. Если цель - воспитать из школьников, скажем, сильных и здоровых патриотов, то нужен один набор предметов и дисциплин, а если на выходе требуется получить общество высококвалифицированных специалистов для инновационного мира, то упор в преподавании стоит делать совсем на другие вещи. Министр ответил, что такой образ у сотрудников министерства есть, но конкретизировать, какими качествами должен обладать выпускник, отучившийся по новым правилам и стандартам, дважды отказался.

Хочется надеяться, что нежелание Ливанова отвечать на этот вопрос вызвано не тем, что такого итогового образа нет или его стыдно предъявлять публике, а все масштабные изменения, затеянные еще при предыдущем министре и активно продолжающиеся сейчас, - бессистемные метания из стороны в сторону или сумбурные попытки симптоматически решать многочисленные проблемы образования. Как заметил присутствовавший на встрече главред радиостанции "Эхо Москвы" Алексей Венедиктов, в нынешней непростой ситуации нельзя заниматься текучкой, а нужно иметь общее видение на 10-20 лет вперед. Высказался по тому же поводу и Кузьминов, подчеркнувший, что сейчас очень важно выбрать приоритеты, а не обеспечивать текущее состояние системы. Последствия от нежелания следовать этим напутствиям будут очень печальными - хотя столкнуться с ними в полной мере придется уже детям детей нынешних министров и их ровесников.