Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Не ходите в Африку

Власти Нигерии решили отобрать у Дерипаски алюминиевый завод

Неустойчивый политический режим, характерный для многих африканских стран, снова доставил "Русалу" неприятности: 6 июля суд в Нигерии решил забрать у компании алюминиевый завод Alscon. Актив стал собственностью "Русала" в 2006 году, однако новые власти страны сочли тогдашнюю сделку несправедливой. Владельцем Alscon может стать компания BFI, принадлежащая калифорнийцу нигерийского происхождения.

Крупнейший пакет акций алюминиевого завода Aluminum Smelter Co of Nigeria (Alscon), построенного в 1997 году, стал собственностью компании Олега Дерипаски в 2006 году. Бюро госпредприятий Нигерии организовало конкурс по продаже актива в 2004 году; крупнейшие предложения поступили от BFI Group (США) - 410 миллионов долларов и "Русала" - 205 миллионов долларов.

Любопытно, что владельцем BFI является житель Калифорнии нигерийского происхождения Рубен Джайа (Reuben Jaja), который занимается преимущественно общественной деятельностью. Источники своих доходов Джайа не раскрывает, и откуда он собирался взять 410 миллионов долларов - неясно. В конечном итоге BFI не смогла в двухнедельный срок найти 44 миллиона долларов, чтобы внести залог за акции.

Нигерийцы продолжили переговоры с "Русалом", и в феврале 2006 года россияне купили Alscon за 250 миллионов долларов. "Русал" заплатил только 130 миллионов долларов (еще 120 миллионов долларов планировалось потратить на прокладку канала в устье реки Имо). Кроме того, компания обещала совместно с правительством Нигерии и немецкой Ferrostaal (владеет 7,5 процентами акций Alscon) инвестировать 150 миллионов долларов в развитие предприятия в ближайшие три года. Также, как заявляли власти страны, российская компания обязалась создать 1,9 тысячи рабочих мест и привлечь к работе предприятия представителей малого и среднего бизнеса.

Через месяц после подписания договора BFI Group обвинила в своих бедах "Русал", который якобы подкупил нигерийских чиновников и получил право купить Alscon. Адвокаты американской компании отмечали в исках, что тогдашний президент Олесегун Обасанджо еще до тендера обещал продать завод россиянам. BFI также сообщала, что была готова внести залог, но не сделала этого, так как после тендера власти внесли изменения в договор купли-продажи; в соответствии с ними новый собственник завода якобы не имел права брать кредиты под залог активов Alscon в течение первых шести месяцев после покупки. Как сообщали "Ведомости", Джайя требовал у "Русала" компенсацию за сорванную сделку в размере 2,8 миллиарда долларов, однако ни американские, ни нигерийские суды не поддержали его требования.

Тем не менее Нигерия все же заняла сторону Джайи. Возможно, отчасти это объясняется сменой власти: Обасанджо сложил полномочия в 2007 году, его сменил Умару Яр-Адуа, а с 2010 года главой страны является Гудлак Джонатан. В 2009 году нигерийские сенаторы после расследования итогов приватизации объявили, что завод стоит не 250 миллионов, а 3,2 миллиарда долларов. Кроме того, по мнению властей, "Русал" не выполнил требования, прописанные в соглашении купли-продажи. Российская компания в ответ обвинила нигерийцев в невыполнении условий по поставкам газа на завод в необходимых объемах.

В конце 2011 года сенат африканской страны проголосовал за отмену итогов приватизации 12 госпредприятий, включая Alscon. 6 июля Верховный суд Нигерии аннулировал сделку по продаже 77,5 процента акций алюминиевого завода "Русалу". В российской компании "Ленте.ру" заявили, что "Русал" по-прежнему является собственником Alscon. "По имеющийся у 'Русала' информации, пятничное решение Верховного суда Нигерии не изменяет и не может изменить собственника пакета акций Alscon, которым являлась и является компания 'Русал'. Данный судебный спор касается претензий BFI Group к правительству Нигерии, что означает, что все негативные последствия данного решения несет правительство, они никоим образом не могут влиять на право собственности 'Русала'".

В постановлении инстанции указывается, что "Русал" не должен был покупать завод, зная, что BFI оспаривает условия договора купли-продажи. Похожая история наблюдалась у российского производителя в Гвинее, где расположен бокситоглиноземный комплекс Friguia, объединенный в одну производственную цепочку с Alscon.

Политические риски

"Русал" купил Friguia в 2006 году за 19 миллионов долларов. Декрет о продаже подписывал тогдашний президент Гвинеи генерал Лансан Конте. Через два года власти поняли, что продешевили, и пригрозили национализацией актива в том случае, если собственник откажется обсудить доплату. В декабре 2008 года Конте умер, а власть перешла в руки Муссы Камары. Новый президент поддержал намерения своего предшественника оспорить продажу Friguia. Как заявлял тогда Камара, независимые консультанты оценили бокситоглиноземный комплекс в 257 миллионов долларов.

В 2011 году новый президент Гвинеи Альфа Конде пообещал пересмотреть все соглашения, заключенные в горнодобывающей отрасли. Власти утверждали, что в результате продажи Friguia недополучили миллиард долларов. В конце октября прошлого года делегация из африканской страны приехала в Москву на заседание межправительственной комиссии. Представители Гвинеи сообщили тогда, что правительство страны не собирается "преследовать друзей" и все спорные вопросы будет решать за столом переговоров.

Политическая нестабильность в Африке мешает не только "Русалу". Немало хлопот российским сырьевым организациям доставило вооруженное противостояние ливийской оппозиции со сторонниками Муаммара Каддафи. В связи с гражданской войной "Газпром нефть" не смогла вовремя подписать договор по участию в разработке крупнейшего нефтяного месторождения в Ливии Elephant. В сентябре 2011 года российская компания подписала с итальянской Eni соглашение, в соответствии с которым ее доля в проекте составила 33 процента. Нефтедобыча на Elephant была возобновлена в ноябре того же года.

Вернуться в Ливию планирует и "Татнефть", у которой есть лицензии на разработку четырех участков в районе Гадамес и Сирт общей площадью 18 тысяч квадратных метров. В компании заявляли в конце июня, что посещали Ливию для переговоров с новыми властями относительно возобновления работы. Останутся ли условия работы "Татнефти" теми же, что при Каддафи, неизвестно.

Революция в Ливии нарушила также планы "Рособоронэкспорта", сорвав ему поставки минимум на 4 миллиарда долларов, и РЖД, которые планировали строить железную дорогу стоимостью 2,2 миллиарда евро (2,7 миллиарда долларов).

Пересматривать условия приватизации при смене власти стало доброй традицией в африканских странах. В подавляющем большинстве случаев поводом для такого рода претензий являются взятки, которые компании со всего мира дают в Африке в надежде получить контракты. С другой стороны, политическая нестабильность таит в себе вполне конкретные риски, которые отражаются на цене. Компании, столкнувшейся с требованиями доплатить за купленный актив, остается только одно: подсчитать что обойдется дешевле - судиться или уйти с рынка. Не исключено, что "Русал" сможет договориться с Нигерией. Вопрос лишь в том, стоит ли стараний завод, который в производстве алюминия компании занимает всего 0,4 процента.

Экономика10:0017 октября
Максим Орешкин

Коворкинг для министра

О чем говорил министр экономического развития с предпринимателями в Реутове
Экономика00:0414 октября

Переиграли

Российская экономика слишком медленно растет, но скоро это изменится