Смесь оппозиционного с нижегородским

Градозащитники рассказали "Ленте.ру" о своей борьбе с командой Шанцева

Правозащитник Станислав Дмитриевский, писатель Захар Прилепин и лидер нижегородского отделения "Другой России" Илья Шамазов около лавки купца Чеботарева. Фото Андрея Козенко

Гражданские активисты и оппозиционеры Нижнего Новгорода встали на защиту исторической застройки центра города. Старые дома здесь активно сносятся, а иногда неожиданно сгорают - активисты полагают, что старый центр уничтожает команда нижегородского губернатора Валерия Шанцева. Власти настаивают, что действуют строго по закону и что сносятся здания, не состоящие в реестре архитектурных памятников. При этом действия оппозиционеров-градозащитников жестко пресекаются: административные аресты для них - обычное дело.

Экскурсионная группа гуляет по историческому центру Нижнего Новгорода. Примерно через каждые сто метров она останавливается у того или иного старого дома, слово берут экскурсоводы, слушатели достают фотоаппараты и видеокамеры. Короткий рассказ завершается, группа переходит к следующему дому, картина повторяется. За группой экскурсантов неотступно идут двое полицейских, по другой стороне улицы "прогуливается" сотрудник антиэкстремистского центра "Э" в белой рубашке. Экскурсанты делают вид, что так и должно быть, ничего особенного.

Два десятка пришедших на экскурсию граждан - не туристы, они нижегородцы. Лекторы - аттестованный Министерством культуры России эксперт по историко-культурному наследию Алексей Давыдов и его дочь, кандидат исторических наук Анна. Они рассказывают горожанам, какие дома в центре Нижнего Новгорода скоро будут снесены и чем они знамениты.

Мы рассматриваем швейно-такелажную фабрику - образец промышленной архитектуры конца ХIX века. Дом, в котором писатель Горький встретился с писателем Короленко, чтобы показать свои стихи, и был так расстроен рецензией, что несколько лет потом стихов не писал. Завершается экскурсия у двухэтажной лавки, пристроенной к усадьбе купца Чеботарева. Дом уже пуст и должен быть снесен в течение нескольких ближайших недель. Полицейские ушли. Перед этим им предлагали присоединиться и послушать, потом - пойти и арестовать за несанкционированное шествие каждую туристическую группу в этом городе. Удалились правоохранители только после того, как женщина, пришедшая с тремя детьми, подошла и предупредила: дети, видя вас, боятся и начинают плакать.

Классический нижегородский деревянный дом. Фото Андрея Козенко
Классический нижегородский деревянный дом. Фото Андрея Козенко

Проблема сноса исторических зданий в центре, равно как и проблема странных поджогов, вслед за которыми на месте старых домов появляется элитное жилье, есть в каждом большом городе России. Нижний Новгород - единственный, где на защиту старой архитектуры встали оппозиционеры, правозащитники, да еще и писатель Захар Прилепин. Идея провести экскурсию для местных жителей принадлежала лидеру городского отделения "Другой России" Илье Шамазову - он пригласил людей через Facebook. Что и гарантировало этому спокойнейшему и познавательному мероприятию такое внимание правоохранительных органов.

Центр Нижнего Новгорода безумно красив. Здесь сохранилась деревянная застройка XIX века, каменные особняки купцов. Более семисот зданий в городе имеют статус исторических памятников федерального, регионального или городского значения. При этом значительная часть домов выглядит плохо и явно нуждается в ремонте. Делать его некому: согласно Жилищному кодексу РФ, вкладывать средства в ремонт могут только владельцы, но не власти. А у владельцев нет денег. В старых домах без удобств живут бедные люди. Иногда инвесторы или застройщики выкупают эти здания. В лучшем и самом редком случае реставрируют. Обычно же сносят под офисные центры или элитное жилье. Если инвестору не удается договориться с жильцами о схеме расселения, дом и сгореть может. Дела о таких пожарах никто не расследует.

Шамазов рассказывает, как сжигали один из домов на улице Нижегородской. Первая попытка поджога была неудачной. После нее жильцы начали нести круглосуточное дежурство у дома, одновременно прося помощи и защиты во всех инстанциях. Не помогло. Второго поджога здание не пережило. Сейчас на его месте автостоянка рядом с элитным домом.

Местный правозащитник Станислав Дмитриевский сидит в том самом углу своего офиса, где главные герои фильма Алексея Балабанова "Жмурки" убивали доктора-наркоторговца. Весь этот эпизод здесь и снимался. Биография у Дмитриевского богатая: он, что называется, демократ первой волны. Еще в конце 1980-х несколько недель прожил зимой на улице в палатке, протестуя против сноса ценного, по его мнению, здания - и добился своего. В начале 1990-х около года проработал в областном управлении охраны исторических памятников и объявлял голодовку прямо на рабочем месте, чтобы помешать сносу одного из этих памятников. До середины нулевых возглавлял "Общество российско-чеченской дружбы" - первую в России общественную организацию, запрещенную как экстремистскую. Дело в том, что у нее был особый, резко отличавшийся от официального взгляд на войну в Чечне.

Дмитриевский рассказывает, что четких правил застройки исторического центра Нижнего не существовало никогда. В 1990-е был бардак, но договориться с властями, чтобы спасти тот или иной дом, почти всегда получалось. "Борька Немцов во многих вопросах был балбесом, но надо отдать ему должное: он никогда не мешал в Нижнем профессионалам делать свою работу", - вспоминает Дмитриевский те времена, когда Немцов трудился в Нижегородской области губернатором. Профессионалом он, в первую очередь, считает тогдашнего главного архитектора города Александра Харитонова. Строительство в центре при нем, разумеется, велось, однако новые здания старались гармонично вписать в ландшафт. Харитонов запретил панельное строительство в центре и использование силикатного кирпича при облицовке новых или отремонтированных домов, сумев сохранить купеческую самобытность центра Нижнего. В 1999-м Харитонов погиб в автокатастрофе.

Градостроительную политику губернатора Валерия Шанцева Дмитриевский называет "системной политикой уничтожения центра города". Шанцеву приписывают фразу, брошенную при первом его осмотре центра Нижнего: "Слишком много у вас тут памятников". Его обвиняют в том, что он привел за собой крупных игроков с московского строительного рынка и собирается перестроить Нижний по образу и подобию столицы. При Шанцеве в Нижнем Новгороде практически не было выявлено новых исторических памятников. При этом 76 объектов по области (35 из них в Нижнем Новгороде) лишились этого статуса - стало быть, их можно сносить.

Дом №98 по Большой Покровской памятником архитектуры не числился. Это был просто красивый двухэтажный деревянный дом с резьбой на наличниках. Надо понимать: Дмитриевский, Шамазов и компания исходят не из того, является здание по документам памятником или нет. Они настаивают: прежде чем сносить любое строение в историческом центре, требуется еще доказать, что оно не имеет ценности и никому не нужно.

.Uppod yes

На экскурсию по готовящимся к сносу домам в центре Нижнего пришли неравнодушые граждане и полиция. Видео Андрея Козенко

 

В июне 2012 года Дмитриевский возвращался с дачи, проезжал мимо этого дома - и вдруг увидел, что его обнесли забором и начинают сносить. На следующее утро правозащитник уже стоял с одиночным пикетом у областного Управления государственной охраны объектов культурного наследия. Активисты "Другой России" в это же время прогоняли от здания строителей. Проезжавшие мимо автомобилисты одобрительно сигналили, а полицейские, которым показали фотографии еще целого дома, недоумевали: "Нахрена такую красоту сносить-то надо". "Другороссы" и примкнувший к ним Дмитриевский обороняли остатки дома полдня, потом их задержали. Правозащитнику дали 13 суток ареста, чете оппозиционеров из "Другой России" - Александру и Екатерине Зайцевым - 15 суток, пришедший к ним на помощь пенсионер Юрий Гольдберг получил восемь суток - и через пять был отпущен.

25-летнего Зайцева после ареста решили отправить в армию. Его заковали в наручники и в компании двух участковых и двух сотрудников ФСБ повезли на медосмотр. Пока сидели в очереди в больнице, там появились еще и оперативники областного ГУ МВД. Правда, опера пришли не к нему. Они направились в кабинет к терапевту, с которого, по идее, должен был начаться медосмотр, и арестовали врача при получении взятки от предыдущего пациента. Тогда Зайцева повели к психиатру, наличие на нем наручников объяснили тем, что он кусается, затем отвезли в диспансер. Приехавшие соратники буквально отбили его у врачей, сейчас он скрывается.

Историю сноса дома №98 перепостил у себя в "Живом журнале" Захар Прилепин, и она стала известна на всю Россию. "Ребятам, которые за эти дома ежедневно бьются, трудно получить информационную поддержку за пределами Нижнего. А меня почему-то публикуют сразу, и вообще все, чего бы я ни написал", - иронизирует Прилепин. Он очень занятой человек, но когда есть возможность, всегда помогает оппозиционным градозащитникам. Даже на экскурсию по историческому центру Нижнего приехал, хоть и ближе к ее финалу.

Год назад журнал "Огонек" опубликовал его текст "Бульдозер читать не умеет". Про москвича Шанцева, который приехал в любимый прилепинский Нижний - наводить свои порядки в градостроительной сфере. "Ух, как они тут бегали и обещали сжечь меня с "Огоньком", - с удовольствием вспоминает Прилепин реакцию областных чиновников. Писатель говорит, что теперь его зовут в экспертную группу при областном правительстве, которая будет обсуждать снос домов. "Прекрати, это профанация, никаких полномочий у тебя не будет", - отговаривает его Шамазов. "Да ладно, надо замутить, попытка не пытка", - не соглашается Прилепин.

Областные власти вроде уверены, что правы, при этом деятельность оппозиционеров их нервирует, и это заметно. Мы сидим в кабинете главного архитектора Нижегородской области Сергея Попова, с нами сотрудница пресс-службы регионального правительства Юля. Она записывает беседу на диктофон. "Можно пойти по пути Венеции, где мало кто живет, зато там толпы туристов. Можно модернизировать город: сохранить дома, но только сделать современную упаковку - это как в Сан-Марино, - рассуждает Попов. - Но оставить все, что есть, и содержать за счет бюджета невозможно и даже незаконно". Попов говорит, что в Нижнем Новгороде нет настоящих архитектурных шедевров - "просто качественный уровень". Сохранять все как есть не имеет особого смысла.

Я спрашиваю про новые офисные центры, которые стоят полупустыми, с огромными объявлениями о сдаче помещений в аренду. Попов отвечает, что инвестиционный цикл в строительной отрасли длинный и бизнес-центры еще заполнятся и окупятся. Я спрашиваю про тот самый дом №98 на Большой Покровской. Попов отвечает, что ценности он не представлял. И лучше бы его защитники просто сняли с дома элементы декора, а потом разместили их где-нибудь, чем устраивать скандал. Оппозиционерам он разъяснял позицию властей на местном форуме, те не откликнулись, потому что "это не вписывается в их концепцию постоянно охаивать власть". Я спрашиваю про поджоги домов. Попов утверждает, что такой проблемы практически нет: "Вот в 1990-х действительно горело. А сейчас это не нужно, да и не выгодно. По пьянке поджигают". Мы уже прощаемся, когда главный областной архитектор говорит: "Знаете, что еще хотелось бы добавить... Как жаль, что все, кто знают, как управлять государством, работают таксистами и парикмахерами". Этот популярный в интернете афоризм Попов явно адресует оппозиционерам.

Сгоревший дом на улице Ильинской. Фото Андрея Козенко
Сгоревший дом на улице Ильинской. Фото Андрея Козенко

На одной только улице Ильинской в центре Нижнего - два сгоревших деревянных дома, причем запах пожарища еще не прошел. Около одного из домов стоит группа хорошо одетых деловитых людей. "Прораб хороший есть, могу дать", - говорит один из них, задумчиво глядя на остатки дома. Здесь же, на Ильинской, расположено Управление государственной охраны объектов культурного наследия Нижегородской области. Его руководитель Владимир Хохлов бесит градозащитников особенно. Охраной памятников Хохлов занимается сравнительно недавно и на должность свою пришел совсем из другой отрасли - из областного департамента лесного комплекса. Однако Хохлова называют хорошим управленцем, а в команде губернатора Шанцева это ценится превыше всего.

"Что касается Большой Покровской: помню, в тот день, когда там шел снос дома, к дверям управления пришел какой-то человек с плакатом. Он сепаратистов чеченских раньше защищал, а теперь вот за старые дома принялся", - вспоминает Хохлов одиночный пикет Дмитриевского. И повторяет, что это здание памятником не являлось и особой ценности не имело. Хохлов говорит, что ни один памятник архитектуры в Нижнем снесен не был, а снятые при Валерии Шанцеве с учета 76 объектов "перед этим двадцать лет непонятно в каком статусе болтались". Еще Хохлов говорит, что сохранить исторический центр в первозданном виде все равно нельзя - многие дома еще во время Великой Отечественной войны были снесены. Но есть "островки" - и вот они сохранены будут. В целом, центр, конечно, надо модернизировать. Чиновник потом еще долго рассуждал о том, что в Нижнем должно быть как в Европе, где реставрация ценных зданий полностью на плечах их владельцев. У нынешних владельцев нижегородской старины денег нет, а значит, нужны инвесторы, и власть находится в их постоянном поиске.

Мы с Ильей Шамазовым приходим в суд Нижегородского района в ожидании предварительных слушаний по делу о знаменитом "Шествии за батоном". Местные власти санкцию на его проведение так и не дали, и активисты оспаривают их действия. Шамазов вспоминает, что требование сохранить исторический центр шло пятым пунктом в общем списке еще в ходе "Маршей несогласных" в 2007 году. "Единственный, по большому счету, не политический пункт, и под ним подписывались даже те, кто не подписывался под всеми остальными, - говорит Шамазов. - Сейчас, с декабря, активных людей куда больше. Про честные выборы говорить уже глупо - где сейчас те выборы. А тема сохранения родного города трогает всех. Мы, считай, еще начинаем только".

Та самая лавка купца Чеботарева, у которой закончилась экскурсия градозащитников, без боя с оппозицией снесена не будет.

Обсудить
Россия00:09Сегодня

Такие родные

От пятерок в школе до перестрелки — как карьера чиновников рушится из-за семьи
Ни поплавать, ни поездить
Самые странные санкции и неожиданные проблемы из-за них
Богемская рапсодия
Жертвоприношения, ритуалы и пьянство в самом закрытом мужском клубе США
Останки Карлоса КастаньоРоман с кокаином
В Колумбии ультраправые наркокартели невероятно жестоко расправляются с леваками
Закон, удобный во всех отношениях
Новый пакет санкций нужен США для давления не только на Россию, но и на Европу
Цена ошибки
Неправильно понятая депеша стала причиной начала Корейской войны
Тест: угадай звезду по машине
Чей этот розовый «Бентли»? А шестиколесный «Гелик»?
Львиная доля
Лучшая автомобильная реклама «Каннских львов»
История полицейских авто Америки
Каким был и каким стал автопарк полиции США
Кто сделал первый кроссовер в мире
Вопрос – один, ответов – минимум семь. Кто же был первым?
Вите надо выйти
Соседи несколько лет травят москвича, который отказывается переселяться
Без свидетелей
Дома для тех, кто ненавидит соседей
Москва за нами
Какие квартиры можно купить в пределах МКАД по цене до трех миллионов рублей
Классовая борьба
На смену дешевым квартирам в Москве пришел новый вид жилья
Да катитесь вы
Семейная пара отказалась от квартиры и поселилась в автобусе