За развращение нравственности

Pussy Riot останется под арестом до 12 января 2013-го

В пятницу, 20 июля, в Хамовническом суде столицы началось рассмотрение дела о панк-молебне группы Pussy Riot в Храме Христа Спасителя. Формальное и закрытое для прессы предварительное заседание растянулось на весь день. Суд пикетировали как сторонники группы, так и те, кто считают, что она "развращает нравственность". Единственное принятое решение - продлить арест всем участницам группы до 12 января 2013 года. Заседание продолжится в понедельник, 23 июля, по его итогам будет названа дата начала рассмотрения дела по существу.

Процесс продолжает оставаться одним из главных событий в стране: в Хамовнический суд пришло под двести журналистов, которые моментально парализовали его повседневную работу. Журналисты занимали коридоры и лестничные пролеты, ими пытались командовать судебные приставы. Приставы зачем-то хотели запретить съемку в коридорах учреждения. Дошло до того, что фото- и видеотехнику некоторым пришлось оставлять на входе под расписку охранникам - иначе в суд просто не пускали. Отовсюду звучала ругань. Люди, пришедшие на другие дела, рассматривавшиеся в тот день в Хамовническом суде, были потрясены. Кроме, возможно, одной пожилой женщины. "Ах, так это прошм*ндовок тех тут судят", - удовлетворенно кивнула она.

Проход к зданию Хамовнического суда был огорожен. Такого не было даже во время вынесения приговора Михаилу Ходорковскому. За ограждение пускали только аккредитованных журналистов, поэтому оскорбленные православные и те, кто пришел поддержать девушек, были вынуждены стоять в самом начале 7-го Ростовского переулка.

К зданию суда явились писатель Борис Акунин, поэт Лев Рубинштейн и карикатурист Андрей Бильжо, еще около десятка человек, поддерживающих Pussy Riot. В это же время трое молодых людей развернули плакат "За нравственность". Кто-то в толпе пытался обратить внимание полицейских на этот формально требовавший согласования пикет, но правоохранители остались безразличны. Координатор совета православных молодежных организаций Вадим Квятковский раздавал комментарии журналистам: "Здесь много людей, много молодежи, гораздо больше, чем защитников Pussy Riot. Какой вред они наносят обществу? Вот, спросите молодых отцов", - говорил он, показывая на людей с плакатом. Пикетчики выглядели молодо для родителей, но яростно доказывали прессе, что Надежда Толоконникова, Мария Алехина и Екатерина Самуцевич - "преступницы, на протяжении многих лет совершающие действия, направленные на развращение нравственности".

Несколькими минутами позднее к этой группе присоединился мужчина с плакатом "Защитите наших детей". По его словам, находящиеся под стражей девушки показывают пример недопустимого поведения его отпрыскам, которых он растит по божьим законам. "Они раздеваются в храме, засовывают в гениталии фрукты, овощи", - говорил он, видимо, имея в виду совсем другую акцию, которую к тому же проводила арт-группа "Война", а не Pussy Riot (причем запихивали они в гениталии не фрукты и овощи, а курицу).

В целом, видимо, что-то похожее думали все православные, пришедшие к зданию суда. Нескольких считавших иначе и скандировавших "Свободу Pussy Riot!" задержала полиция.

Надежду Толоконникову, Марию Алехину и Екатерину Самуцевич судили на четвертом этаже. Зал охранял спецназ. Один из бойцов был со служебной собакой - ротвейлером. Эта собака весь день пролежала рядом с клеткой, где сидели девушки - для дополнительной охраны и предотвращения побега. Адвокат Николай Полозов потом рассказывал, что собаку еще и стошнило прямо на пороге совещательной комнаты.

На шум в коридоре вышел даже председатель суда Виктор Данилкин. "Ну что это такое, даже на деле Ходорковского такого бардака не было", - возмущался Данилкин, в свое время отправивший Михаила Ходорковского и Платона Лебедева на тринадцать с половиной лет в колонию. Данилкин и приставы кое-как навели порядок. Журналистов рассчитывали буквально на первый-второй и группами запускали в зал суда - посмотреть на сидящих в клетке девушек. Само заседание было закрытым для прессы, как это всегда бывает в таких случаях. На предварительных заседаниях рассматриваются ходатайства сторон, порядок рассмотрения дела и допроса всех участников процесса. Также там решается, когда дело начнет рассматриваться по существу, и определяется мера пресечения.

Заседание началось. Сначала о ходе дела можно было узнавать из твиттеров адвокатов Марка Фейгина и Николая Полозова. Однако вскоре представитель гособвинения обратил внимание судьи на то, что оба постоянно что-то пишут в свои телефоны, и твиттер-трансляция прервалась. Журналисты оккупировали скучный, но дешевый буфет Хамовнического суда. Приставы вспоминали случаи из жизни: как и при каких обстоятельствах подсудимые или просто посетители залов судебных заседаний падали в обморок, например. Так продолжалось с часу дня до пяти вечера.

Известно было лишь то, что сторона обвинения заявила ходатайство об аресте девушек еще на шесть месяцев. Они, напомним, были арестованы в марте 2012 года. Адвокаты заявили ходатайство о вызове в суд свидетелями патриарха Кирилла и президента Владимира Путина. В пять к прессе вышла пресс-секретарь суда Дарья Лях. Она рассказала, что срок ареста всех трех девушек продлен до 12 января 2013 года. А для подготовки позиции по ходатайству о вызове в суд президента и патриарха стороне обвинения требуется время до понедельника. И суд на это согласился.

Заявления адвокатов после такого были довольно очевидны. "Наши доводы, как обычно, не были приняты во внимание, - говорил Марк Фейгин. - В целом, мы считаем, что сторона защиты на этом процессе нужна так, для формальности". Николай Полозов заявил, что защита будет оспаривать ряд экспертиз, проведенных следствием. Адвокат Виолетта Волкова говорила, что решение о продлении ареста будет обжаловано уже в понедельник.

.Uppod yes

В Хамовническом суде и около него во время предварительного заседания по делу Pussy Riot. Видео Андрея Козенко

 

Журналистов и адвокатов взяли в полукольцо сотрудники 2-го оперативного полка полиции. Зазвучали усиленные мегафоном призывы покинуть проезжую часть. Казалось, что это странное требование - переулок оставался перекрытым для транспорта весь день. Однако вскоре выяснилось, зачем полиция всех выдавливала с проезжей части: ворота во двор суда открылись, из них выехал новенький полицейский автозак вообще без окон. Подсудимых увозили обратно в СИЗО.

"Мы хотим вызвать в суд патриарха, потому что он является настоятелем Храма Христа Спасителя и мнение верующих по поводу акции может выразить только он, - доказывал журналистам адвокат Фейгин. - А Путин, очевидно, влияет на решения суда. Поэтому он тоже должен быть вызван". Процесс как таковой еще не начался, но адвокаты заранее выглядели обреченными. Они произносили слова "репрессии" и "политическая расправа". "Очевидно, что правосудия здесь нет. Конечно, наши ходатайства удовлетворены не будут. О праве в этом суде в принципе речи не идет. Иначе любой суд бы увидел: нет здесь состава преступления", - горячился адвокат Фейгин.

"В нашей стране все доведено до полного абсурда", - сказал Фейгин, хотя к судебному процессу это вроде бы не относилось. На этом брифинг можно было считать законченным.