Включили по ошибке

Кто и почему не хочет работать в экспертном совете при Медведеве

Премьер-министр Дмитрий Медведев 6 августа утвердил состав Экспертного совета при правительстве России. Кроме приближенных к власти экспертов и общественных деятелей в список нового консультативного органа (всего в нем 200 человек) попали представители оппозиции или весьма критично относящиеся к российской власти люди. "Лента.ру" выяснила, что как минимум трое членов экспертного совета - например, издатель журнала The New Times Ирена Лесневская - участвовать в его работе не собираются. Еще несколько экспертов, в том числе глава российского отделения Transparency International Елена Панфилова, писем из аппарата правительства не получали, а некоторые о своем включении в состав органа при Медведеве узнали из СМИ.

Ирена Лесневская, издатель журнала "The New Times"
В экспертный совет не приглашали, а если бы письмо пришло, отказалась бы

Со мной никто на эту тему не разговаривал. Наверное, это какая-то ошибка. Особенно учитывая, что они назвали меня в списке президентом РЕН-ТВ, кем я не являюсь с 2005 года. В правительстве об этом до сих пор неизвестно. Кстати, и Ермолин, которого в списке назвали сотрудником нашего журнала, больше полугода в нем не работает. Хотя бы по одному эту штриху можно понять, какой там царит бардак.

Но даже если бы они сделали все правильно, то я бы отказалась, потому что нельзя быть немножко беременной. Мы делаем достаточно сильный журнал, второй по цитируемости в стране, и нельзя делать вид, что с одной стороны ты даешь советы правительству, желая улучшить нашу жизнь, а с другой стороны знаешь, что твои советы никому не нужны и не используются. Это бессмысленное занятие. Тем более что до сих пор все эти советы мало что сделали. В новый совет вошли совершенно разношерстные люди, некоторых из которых я презираю.

Мой первый совет, если угодно - привести в порядок судебную систему. Потому что в нашей стране нет судов, нет прав и нет обязанностей, но мы эти суды содержим, а на нашу голову сыплются постоянные угрозы, и из нас делают мартышек. Я же предпочитаю делать сильный журнал.

Константин Калмыков, координатор проекта "Роспил"
В экспертном совете работать не намерен, включен в него по ошибке

Нет, я не собираюсь там заседать, меня включили по ошибке. Сначала мне писали письма, а я на них не отвечал. Потом мне позвонили, но звонивший неправильно меня понял.

"Роспил" не собирался участвовать в этом экспертном совете. Мы в марте принимали участие в одном заседании открытого правительства как приглашенные гости. Мы тогда озвучили свои предложения, они лежат в публичном доступе, и если от нас нужны консультации, то пусть те предложения и используют.
Формально участвовать в этом экспертном совете - бессмысленно и неэффективно.

Леонид Волков, депутат гордумы Екатеринбурга, член оргкомитета по созданию партии "Народный альянс"
Сначала согласился работать в экспертном совете, но после того, как в понедельник ознакомился со списком участников, отказался

Я уже позвонил и сказал, что мы так не договаривались и я вынужден отказаться. Я думал, что речь идет о сотрудничестве в рамках рабочей группы по электронному правительству. Я один из лучших специалистов по этой теме в России, и в рабочей группе были непридворные айтишники, у которых государство спрашивало, как сделать по-настоящему эффективное электронное правительство. В ней я согласен работать, и - хоть убейте - не вижу ничего в этом неправильного.

Но потом я посмотрел весь список экспертного совета и увидел, что это дичь. Это парадно-ритуальный орган при Медведеве, который должен говорить ему, как все хорошо. Для меня это неинтересная история, она абсолютно не про меня.

Ирина Прохорова, главный редактор журнала "Новое литературное обозрение"
В основной состав совета включена по ошибке, работать в нем не готова, но согласна давать экспертные оценки в "онлайновом режиме"

Я испытала изумление, когда увидела там свою фамилию. Произошло некоторое недоразумение, накладка, так как я давала согласие участвовать в работе совета только в онлайновом режиме. Мне приходило письмо с предложением войти в основной состав совета, но с условием, что я буду постоянно принимать участие в его заседаниях. У меня плотный график разъездов и встреч, поэтому я согласилась только на внештатную экспертизу в онлайновом режиме.

Я не вижу в этом никакого сотрудничества с властью. Принимать решения будет основной состав, а если кто-то из этих экспертов попросит мою оценку в области культуры или образования, то ничего страшного. Я не считаю преступлением высказать свое мнение.

Возможно, люди, которые дали согласие на вхождение в постоянный состав, надеются повлиять на позицию правительства. Но мне до конца непонятно, будут ли решения совета носить только характер рекомендаций или на их основе будут приниматься решения.

Елена Панфилова, глава российского отделения Transparency International
Не получала письма, но дала предварительное согласие по телефону

Я сейчас на Олимпиаде, а до этого точно не получала письма и ни на что не давала письменного согласия. Правда, мне в Лондон звонил Раф Шакиров (главред сайта "Большое правительство" объяснил "Ленте.Ру", что разговаривал с Панфиловой и получил от нее предварительное согласие), говорил про экспертную группу, и, возможно, речь шла про этот совет. Я дала ему предварительное согласие... Но вообще они постоянно записывают всех, кого и куда хотят.

Елена Лукьянова, профессор юридического факультета МГУ, член КПРФ
Письма не получала, готова принимать участие в работе совета

Я об этом узнала три часа назад. Меня нет в Москве, и письма я не видела. Я не испытываю от этой идеи восторга, но что-то же надо делать. Я посмотрю, что это такое. Не хочу отказываться заранее. Вообще, нужно хотя бы что-то делать, и если удастся хотя бы одного человека спасти, то надо идти и спасать.

Ирина Ясина, обозреватель РИА "Новости", общественный деятель
Согласна работать в экспертном совете

Я давала на это согласие, но я строго сказала, что готова участвовать только в том, что мне интересно, а именно - социальная поддержка. Если мне что-то удастся протолкнуть на уровень правительства, то это было бы здорово. Медицина и образование слабо связаны с политикой.

У меня еще тлеет остаточная надежда, что можно будет что-то пролоббировать. Никаких глобальных целей я не ставлю, поскольку понятно, что власти на глобальные перемены к лучшему не способны. Но если хотя бы что-то получится, то я буду рада.

Я вышла из Совета при президенте по правам человека. Я, выходя, объявила, что президент Медведев и его окружение относятся с большим пренебрежением к правам человека. Но, может быть, в этом совете у них будет меньше пренебрежения.

Анатолий Ермолин, бывший депутат Госдумы, журналист
Намерен участвовать в работе экспертного совета

Я несколько раз участвовал в экспертных заседаниях по теме коррупции в высших эшелонах власти, и мне показалось это достаточно полезным. Я смог несколько вопросов поставить перед президентом. В частности, было одно заседание по линии открытого правительства, его вел Медведев, и я задал ему вопрос про Федеральную службу по контролю за оборотом наркотиков и про ее руководителя. Я был доволен результатом, ведь я задал несколько острых опросов, со мной никто ничего не согласовывал. Я понял, что это действенный инструмент. Хотя жизнь покажет.