Мракобесы, вурдалаки

"Лента.ру" о том, что происходило вокруг Хамовнического суда 17 августа

Вокруг здания Хамовнического суда в Москве, в котором оглашали приговор трем участницам Pussy Riot, 17 августа собрались сотни сторонников и противников панк-группы. Среди них были "демшиза" и "белоленточники", казаки и националисты, православные активисты и многие другие. Полиции тоже было очень много. Правоохранители активно - но, как правило, точечно - задерживали собравшихся, отдавая явное предпочтение сторонникам Pussy Riot и почти совсем не трогая православных. Чуть было не разразился международный скандал: гражданская активистка Татьяна Романова залезла на столб, а со столба спрыгнула на территорию посольства Турции; чуть позже Романовой все равно пришлось пройти в автозак. Десятки людей, в том числе известный оппозиционер Гарри Каспаров, находятся в ОВД. Корреспондент "Ленты.ру" на протяжении всего дня дежурил возле Хамовнического суда - и понял, что там происходил какой-то сюр.

В ожидании приговора

- Слушай, ну здесь трэш, - сказал адвокату Pussy Riot Николаю Полозову его чуть более известный коллега Алексей Навальный, пробиваясь к дверям Хамовнического суда.

- А по-моему, здесь мило, - с иронией ответил ему Полозов. В этот момент они как раз проходили мимо полуголого длинноволосого парня, который бренчал на гитаре, перевязанной белой лентой. Чуть дальше стояла благообразная женщина в длинной юбке и голубом платке и негромко скороговоркой читала молитвослов. 

Полозов провел Навального в зал суда (корреспондент "Коммерсанта" Мария Семендяева потом жаловалась, что журналисты ждали несколько часов, пока их запустят в суд, тогда как мимо них в зал проходили Навальный и активистка Мария Баронова) примерно за час до начала заседания суда, на котором судья Сырова должна была зачитать участницам группы Pussy Riot приговор. 

Тогда, правда, у пришедших к зданию суда активистов (да и не будем скрывать - большинства журналистов) еще теплилась надежда, что девушек могут оправдать. Полиция поставила вдоль 7-го Ростовского переулка, на котором расположен Хамовнический суд, железные ограждения, а на проезжей части пассажиров уже ждал гостеприимный автозак. Таким образом, свободно переходить дорогу было невозможно - и чтобы попасть на другую сторону, нужно было идти в обход.

Полиция приступила к задержаниям, не дожидаясь начала заседания. Забирали, как это часто бывает на акциях "Стратегии-31" на Триумфальной площади, тех, кто громче всех выкрикивал политические лозунги или выше всех тянул антипутинские плакаты. "Инквизиция! Позор!" - скандировала толпа полицейским, которые постепенно заполняли людьми первый, ближайший автозак. Еще несколько автобусов стояли дальше по переулку - за ограждением, куда пускали только прессу. 

- Мы арестованы жуликами и ворами, - раздавались сдавленные крики задержанных из автозака, как только приоткрывались двери для новой партии так называемых нарушителей общественного порядка.

- Тут какой-то сюр происходит, - сообщила на бегу корреспонденту "Ленты.ру" активистка Алена Попова, стремившаяся попасть в здание суда. Трудно отрицать, что ей удалось подобрать довольно точное определение для того, что происходило вокруг Хамовнического суда.

Сюр заключался в следующем. Сторонники и противники Pussy Riot смешались в одну кучу, при этом многие из пришедших были не до конца адекватны. Так, девушка в соломенной шляпе и с татуировкой Money.Success (Деньги.Успех) периодически садилась на колени и совершала движения, похожие на намаз. "Харе Рама, харе Кришна! Аллах акбар! Бог един, но у него много имен! Смерть твоя в яйце!" - кричала девушка, но полицейские к ней интереса не проявляли. 

Неподалеку отряд православных исполнял под гитару богоугодные песни. "Мир воюет с богом, но не знает, что он смешон", - пели православные активисты. Один из них держал в вытянутой руке Библию в красном переплете, а другой - плакат с надписью "We are under Holy Trinity". Вскоре к ним присоединились несколько женщин в платках, одна из которых била в бубен. 

- Христос воскресе! Воистину воскресе, - кричали православные после каждой песни, хотя до Пасхи вроде бы еще далеко. Православных, очевидно нарушавших общественный порядок не меньше, чем активисты в балаклавах, в автозак не брали.

- Патриарх Кирилл - наш лидер! Хей-хо, - распевал тексты на мотив футбольной кричалки суровый активист в майке "Pussть сидят". (Кстати, большинство активистов как с той, так и с другой стороны пришли к суду в очень оригинальных майках. Больше всего корреспонденту "Ленты.Ру" понравилась футболка с тремя турецкими "танцующими дервишами". "Надо привыкать говорить эзоповым языком", - сказал обладатель футболки журналист Антон Алексеев.)

- А ну-ка давай-ка уеб*вай отсюда, - отвечали из толпы православному бойцу не менее известным слоганом.

- Почему вы их не забираете? Что, нет указания? - спросил кто-то усталого полицейского. Тот кивнул.

Не попали в автозак и националисты, которых в какой-то момент в скверике чуть поодаль от входа в суд оказалось около 100 человек. Большинство парней были коротко острижены, многие из них были одеты в одежду марки Lonsdale (популярной у скинхедов и футбольных фанатов), в майки "Я - русский" или "282. Разжигай, но помни". 

- Слава русскому суду - Толокно, гори в аду! - начали скандировать националисты, когда их оттеснили на окраину сквера. Один из них на камеру корреспондента "Дождя" выбрасывал вперед правую руку в фашистском приветствии, но не до конца (как говорят в этой среде, "кидал малую зигу"). 

- Горько! Горько! - вдруг начали скандировать националисты, доведя ощущение сюра до предела. Оказалось, что за углом расположен ЗАГС, из которого как раз вышли молодожены. Подоспевшая полиция не заинтересовалась никем из молодых людей и ретировалась. Вскоре ретировались и сами националисты. "Все мои быстро ко мне! Сруливаем к Киевской. Только не через толпу", - сказал один из бригадиров после короткого телефонного разговора. 

Кто прислал молодых националистов к зданию суда - осталось неизвестным. Однако некоторые активисты говорили корреспонденту "Ленты.ру", что видели в толпе националистов комиссаров движения "Наши", в частности, Анастасию Корчевскую  и Елену Землянко. 

Большую часть публики около Хамовнического суда составляли сторонники Pussy Riot. В цветных балаклавах, которые уже стали символом российского протестного движения, были немногие. Тех, кто их надевал, почти моментально атаковали полицейские - и уводили, уносили или тащили по земле к автозаку. По толпе в какой-то момент пронесся слух, что задержанного Гарри Каспарова в автозаке избили, но перед этим он успел одного из полицейских укусить.

- Хочешь анекдот? В кого превратился укушенный Каспаровым омоновец? В шахматиста или в оппозиционера? Нет, в Каспарова! - нервно и совсем несмешно шутили активисты, расхаживая около суда в ожидании приговора.

К Хамовническому суду пришли журналисты Сергей Пархоменко и Леонид Парфенов, политик Владимир Рыжков, писатели Борис Акунин и Дмитрий Быков, правозащитники Лев Пономарев и Ирина Ясина, меценат Борис Зимин.

Художник Андрей Бильжо вступил в спор с одним из прокремлевских журналистов:

- Я был в суде, они же говорят косноязычно и плохо! - говорил карикатуристу молодой журналист.

- А вы экзамены сдавали когда-нибудь? Они же волнуются. Я вот, когда защищал диссертацию, выпил три таблетки феназепама, - спокойно убеждал журналиста Бильжо.

- Да они же кривлялись и паясничали прямо там, на заседании! - не унимался журналист.

Вдруг к ним подошел человек средних лет с портфелем в руках и попросил прокомментировать случай, когда в Иркутске на пять-шесть лет осудили написавших на стене лозунг "Смерть жидам". 

- "Смерть жидам" отличается от "Смерть русским" или "Смерть татарам", но я считаю приговор несправедливым, - сказал карикатурист. "Спасибо", - ответил мужчина.

Пришедший к суду с газетой "Комсомольская правда" в руках писатель Дмитрий Быков от развернутых комментариев прессе отказался, сказав лишь, что "женщин нужно отпустить". "Главный графоман России, мразь!" - прошипел ему вслед седой пожилой мужчина с классическим дачным загаром.

Примерно такие разговоры велись повсюду вокруг суда - знакомые и незнакомые люди либо сходились в словесных поединках, либо , наоборот, соглашались друг с другом и понимающие кивали.  

Когда к дверям пробивались адвокаты потерпевших, в том числе Лариса Павлова, одна журналистка крикнула ей: "Гори в аду, сволочь!"

- Это чушь! Ада нет, - ответил ей кто-то.

.Uppod yes

Возле суда были "белоленточники" и "демшиза", казаки и националисты, православные и просто фрики. Видео Кати Богачевской

 

- Действительно, об этом еще Ницше писал, - согласился муниципальный депутат Константин Янкаускас. Он вообще был очень активен и вступал в словесные перепалки со всеми православными активистами, которые попадали в его поле зрения.

- Мне не нравится их поступок, я русский человек и живу в православной традиции. Девушкам будет полезно посидеть и подумать над своим поведением, - говорил мужчина спортивного телосложения спорившим с ним пожилым оппозиционерам.

- Вы бы лучше ходили к судам, когда священников в советское время сажали! - кричал ему в ответ Янкаускас. Сцепился он и с православными певцами, но те в ответ тыкали ему в лицо Библией с красочной наклейкой "Аборты - это убийство".

- Это убийца детей! Он за аборты, - кричал активист с мелкой бородкой и одновременно раздавал прохожим наклейки. Расположившиеся неподалеку казаки устроили костер, на котором, как они утверждали, сожгут участниц Pussy Riot Надежду Толоконникову, Марию Алехину и Екатерину Самуцевич, если судья их оправдает. Впрочем, полиция велела костер разобрать. 

Православные активисты вообще чувствовали себя в безопасности и вели себя достаточно агрессивно. Один из них - лысоватый и в бирюзовой рубашке - облил водой активистку Юлию Архипову за то, что она была в майке с Богородицей авторства новосибирских художников Артема Лоскутова и Марии Киселевой. Сочувствующие попытались сдать агрессивного православного полиции. Сотрудник правоохранительных органов отвел приятеля нападавшего в сторонку.

- Она этой майкой разжигает, а он ни в чем не виноват, - доверительно сказал полицейскому сторонник РПЦ.

- Я с вами согласен, - сказал ему полицейский и отправился обратно к автозаку, куда несли очередного сторонника Pussy Riot. Задержания происходили непрерывно - всего в автозаки, которые под громкие аплодисменты толпы периодически отъезжали, "проводили" никак не меньше 50 человек.

После оглашения приговора

Кто-то отпустил в воздух два разноцветных шарика с нарисованными глазами и ртом. Как символ оправдательного приговора, как знак того, что девушек отпустили. Но воздушные шарики не помогли. Благодаря социальном сетям - и особенно твиттеру - о том, что Толоконниковой, Алехиной и Самуцевич дали два года колонии, все узнали почти сразу. "Позор! Позор!" - как осенним гриппом разнеслось скандирование по площадке перед зданием суда. Социальные сети, как и воздух, заполнились стройным гулом двух матерных слов: "Пизд*ц" и "Бл*дь". Больше сказать было нечего.

- Забирайте с собой своих Pussy Riot и уезжайте за рубеж. Мы вам мешать не будем, - говорил, улыбаясь, казак в военной форме стороннице панк-группы. Один из православных активистов, держа в руке Библию в обложке цвета хаки, не скрывая удовлетворения, заявлял журналистам: "Два года - это именно то, что я хотел! Я доволен приговором". 

Одна из гражданских активисток Татьяна Романова залезла на фонарный столб прямо напротив входной двери в суд и начала размахивать розовым шарфом. Когда ей передали балаклаву, она начала кричать "Не забудем - не простим!" и взяла в руки плакат "России стыдно". Лозунг подхватила толпа - и этого полиция уже не выдержала. Двое полицейских вскарабкались к девушке по железной сетке, ограждающей посольство Турции от внешнего мира. Романова попыталась убежать от полицейского, перелезла на сторону посольства Турции, но атлетичный омоновец ее настиг - и вместе с ней спрыгнул вниз на территорию посольства. 

Задержание Тани Романовой. Фото Александра Земляниченко-мл.

 

- Это нарушение международной конвенции! Полиция проникла на территорию другого государства!, - кричали в толпе. Масла в огонь подлила сама Романова, которая позвонила активисту Всеволоду Чагаеву, стоявшему рядом с корреспондентом "Ленты.ру" и сказала: "Посол Турции не дает меня вывести из здания, так как я была задержана на территории другого государства". Запахло международным скандалом, кто-то даже начал кричать о войне между Турцией и Россией, но вскоре Романову из посольства выпустили (и тут же отвели в автозак, конечно). 

У некоторых сдавали нервы. 

- Мракобесы! Вурдалаки! Они намазывают губы кровью невинных! - громко, почти истошно орал пожилой волосатый мужчина с белой лентой на груди.

- Путин ест детей! - отвечали ему из толпы с другой стороны улицы. 

- Вурдалаки! - надрывался старик. Кто-то предложил полицейскому из оцепления отведать крови. "Нет, спасибо. Я уже сегодня крови напился", - улыбаясь, отказался от трапезы полицейский. В этот момент внимание толпы отвлекла девушка, которая принесла плюшевого медведя с голубой балаклавой на голове. "Это экстремишка", - отрекомендовала своего друга девушка.

Тут полицейские начали объявлять в мегафоны, что собравшиеся мешают проходу граждан, и настойчиво просили их разойтись. Этот ритуал обычно предшествует жесткому разгону акций оппозиции с участием ОМОНа и "космонавтов". Однако в этот момент из Хамовнического суда, наконец, вышли адвокаты Pussy Riot. Их встречали овациями.

- Надежды добиться справедливости в России шансов нет никаких, но мы, конечно, будем обжаловать приговор. Понятно, что это личное решение президента Владимира Путина. Россия стремительно двигается в сторону азиатских деспотий. Но теперь по делу Pussy Riot будут высказываться уже не музыканты, а политики. Надеюсь, вскоре выступят Барак Обама и Ангела Меркель, - сказал журналистам адвокат Николай Полозов (он выглядел совершенно опустошенным) и пошел к машине.

После этого полицейские начали как-то буднично убирать заграждения, а активисты оппозиции постепенно расходиться. Похоже, никто не знал, что делать дальше. Идея брать штурмом суд даже не рассматривалась, а что-то оригинальное сторонникам Pussy Riot подготовить не удалось. Как рассказали корреспонденту "Ленты.ру", на крыше расположенного напротив Хамовнического суда здания планировался концерт в поддержку Pussy Riot. Однако организаторов постигла неудача, так как 17 августа вход на крышу им преградил полицейский.

Впрочем, выставить полицейских у входов на чердаки всех окружающих домов полиции не хватило либо терпения, либо свободного личного состава. Во всяком случае, вскоре с одной из крыш вывесили растяжку с текстом: "Гундяй с братвой, срань господня!" (Гундяев - фамилия патриарха Кирилла). К подъезду моментально ринулись как православные активисты, так и сторонники Pussy Riot. Между ними даже произошла небольшая стычка, которая закончилась тем, что один из сторонников РПЦ, поправив значок националистической партии "Великая Россия" на лацкане, открыл Библию и начал читать вслух "Послание к римлянам". 

Эффектную точку в акции перед Хамовническим судом поставил журналист "Русского репортера" Шура Буртин, который вместе с товарищем поднял перед окнами Хамовнического суда картонку с надписью "Вы ох*ели". Через несколько мгновений Шуру Буртина унесли в автозак.