Церковь — это место, где нет демократии

Интервью с православным депутатом Виталием Милоновым

Виталий Милонов. Фото ИТАР-ТАСС, Евгений Асмолов

Едва ли не главным поставщиком неоднозначных (а часто попросту скандальных) новостей из Петербурга в последнее время стал Виталий Милонов. Глава комитета по законодательству местного парламента был инициатором закона против пропаганды гомосексуализма, который приняли в марте 2012 года. Окрыленный этим успехом, Милонов вскоре выступил с новыми неожиданными идеями: предложил приравнять эмбрион к человеку и запретить митинговать около церквей. Еще депутат поддержал судебный иск против Мадонны, которая во время своего концерта в северной столице "пропагандировала гомосексуализм".

Питерский законодатель в интервью "Ленте.ру" признался, что это только начало. Милонов достаточно резко высказался в адрес Pussy Riot, назвав Надежду Толоконникову "сумасшедшей сволочью, которая занималась публичным сексом на восьмом месяце беременности на глазах у детей" и предложил лишить ее материнских прав. Про либералов Милонов высказался в том духе, что это именно их предки расстреливали священников. По словам депутата, богу вскоре придется "извиниться перед жителями Содома и Гоморры за то, что он их уничтожил, а нас нет".

Несмотря на принятый недавно в питерском законодательном собрании дресс-код, который обязывает депутатов находиться в Мариинском дворце в деловой одежде, депутат Милонов встретил корреспондента "Ленты.ру" в джинсах, клетчатой рубашке и сером кардигане. В кабинете Милонова нет портрета Владимира Путина, зато прямо над рабочим столом висит фотография патриарха Кирилла и икона (в кабинете Милонова всего не меньше пары десятков икон).

Лента.ру: Вам как в роли главного врага геев живется? Самый главный репрессивный закон против гомосексуалистов был вами разработан.

Виталий Милонов: Я не считаю себя [главным врагом геев]... Можно закон и так трактовать, но, с другой стороны, это закон, который имеет поддержку 85 процентов населения. Ни один закон, изданный за последние несколько лет, такой поддержкой не обладал. Этот закон не является частью пиара. Он, может, и стал пиаром, но это абсолютно естественный закон для меня. Сама идея-то была не нова, я просто реализовывал свои убеждения, а не придумывал громкую картину. И, поверьте, вообще не предполагал, что она может быть сколь-либо резонансной.

Просто так получилось, что именно в Петербурге, такой европейской столице, приняли такой закон, и он задел, видимо, за живое тех людей, которые хотели осуществить ползучую европейскую сексуальную революцию в умах людей. Так произошло в Германии в 1990-х годах, когда стали набирать большой процент голосов "зеленые", которые оказались "голубыми", прошу прощения, и они внедрили в сознание немцев естественное отношение к этим извращениям как к нормальному образу жизни.

Елена Костюченко на гей-параде в Москве в мае 2011 года. Фото РИА Новости, Андрей Стенин
Елена Костюченко на гей-параде в Москве в мае 2011 года. Фото РИА Новости, Андрей Стенин

Вы говорите, что не ожидали резонанса, но вы, наверное, слышали, что в Москве громко обсуждались попытки провести гей-парады, а православные активисты пресекали эти попытки, в том числе одну девочку даже избили.

Это не девочка, это участник гей-парада, которая прикрывалась журналистским статусом. Если я правильно помню, ей сломали руку, что я считаю безобразием. [Но с ее стороны] было нарушение идеи журналистской этики. В каждом Марше несогласных у вас и у нас участвуют журналисты, сочувствующие либералам. Как активные члены. А потом говорят: "Я журналист, меня нельзя задерживать".

Правильно, что в России гей-парады не проводятся, это нормальная реакция нормального общества на такого рода тренды. Это показывает, что у России есть иммунная система. Гей-парад не является частью реализации гражданских прав и свобод. По сути дела, это вид психического расстройства, которое, посредством того, что существует большое лобби этих товарищей в Европе, почему-то кем-то воспринимается как некое социальное мероприятие. Корни гей-парадов, вот всех этих мероприятий, кроются в чувстве абсолютного духовного опустошения, которое находится в этих людях. Они понимают, что они не правы, что они противоестественную жизнь ведут. Совести-то не прикажешь! Внутренний голос, разум там, рефлексы, инстинкты, совесть можно замять только лишь тогда, когда ты видишь, что ты не один, что вас много. Это публичное беснование. А ведь есть люди с разными прибабахами, но которые не хотят выставлять это напоказ.

Не очень-то лестно вы высказываетесь о геях.

Но наш закон совсем не касается человека, если он не космонавт или сотрудник группы "Альфа", который живет обычной своей жизнью личной. И самое главное - в отличие от Америки и европейских стран, у нас государству дела никакого нет до сексуальной ориентации гражданина. Вся публичная сторона меньшинств - это агрессивное наступление на общепризнанные нормы права и морали. Ведь Господь создал союз мужчины и женщины, а эти неспокойные, агрессивные люди хотят всех нас переломить через колено.

Я не сторонник того, что любого человека с нетрадиционной ориентацией нужно подвергать обструкции. Содомия - один из многих грехов, который есть у человека. Я как человек, занимающийся политикой, понимаю, что грехов у меня, возможно, больше, чем у большинства содомитов. Я не считаю этих людей хуже, чем я, не считаю, что они более плохие члены нашего общества. Но по словам святоотеческого предания, я должен любить человека, но не должен любить грех, который в человеке находится, и коли я воспринимаю эту проблему как грех, то я этот грех не принимаю.

Вы говорите, что содомия - грех, поэтому выступаете против него. А почему пропаганда уныния или чревоугодия не прописана в законе? Это же тоже грех.

Я считаю, что система права в России должна строиться не на каких-то искусственных синтетических конструкциях. В качестве основного базисного фундамента для системы ценностей, заложенных в праве, мы должны брать 10 заповедей. Я говорю не как член РПЦ, а как глава комитета по законодательству, потому что эти ценности легли в основу тех естественных моральных и нравственных ориентиров, которые мы наблюдаем у всех без исключения традиционных направлений вероисповеданий.

Так и до шариата недалеко.

В десяти заповедях нет ни слова, нет ни одного намека на насилие. На них, кстати, все-таки основывается система европейского правосудия, основанная не этими извращенцами современными типа "зеленых", а христианскими демократами. Мы стараемся нести свое служение, находясь в церкви, в алтаре. Я вот, пономарь, хожу со свечой, а мы также понимаем, что мы должны нести свое служение, находясь в тех местах, где мы находимся, в частности, на государственной службе. Не надо воспринимать нас как людей таких дремучих, в капюшонах, людей, которые восторгаются Торквемадой и еще кем-то там, выступают за инквизицию, за линчевание. Нет.

Люди, которые говорят о том, что христианские ценности для России являются единственными ценностями, которые спасут нашу страну - абсолютно нормальные люди, совершенно разноплановые. К сожалению, маргинальность некоторых общественных организаций служит нам не очень хорошую службу. Зачем люди против гей-пикета выходят с крестами в руках, зачем приходят и начинают святой водой кропить защитниц музыкальной группы, которой дали два года? Это показывает нас с не очень нормальной стороны, хотя, конечно, наши противники делают все, чтобы нас представить маргиналами, сумасшедшими, людьми прошлого. Ну да, к сожалению, это факт.

Задержание участника гей-парада в Санкт-Петербурге в июле 2010 года. Фото РИА Новости, Игорь Самойлов
Задержание участника гей-парада в Санкт-Петербурге в июле 2010 года. Фото РИА Новости, Игорь Самойлов

А разве в десяти заповедях есть что-то про однополую любовь?

В десяти заповедях сказано о мужчине и женщине, а это уже следствие. Естественно, в десяти заповедях не раскрыты все правила нашей жизни. Самое главное, что я для себя понимаю, что Россия отличается от современной Европы тем, что Россия сохранила особый дух. Россия очень большая страна с очень противоречивыми, подчас несопоставимыми компонентами. Она держалась, объединенная чем-то большим, чем общая монетарная система и общая система коллективной безопасности.

В уважаемых европейских государствах люди считают, что заключили некий договор на госуслуги. Эта проблема привела к "кризису болотных площадей", когда люди перестали воспринимать страну как родину, а стали воспринимать государство как одну из организаций, которая должна по договору их обслуживать. Они видят, что обслуживание идет нехорошо; это люди, которые привыкли ругаться со страховой компанией, что им не полностью оплатили покраску бампера, и менять страховую компанию после этого.

Так власть по найму и работает, и ее надо менять, когда она работает плохо.

В том-то и дело, что государство, в отличие от экономически основанной бизнес-компании, это нечто более сложное. Иметь свой ларек с шавермой, наверное, проще, чем управлять муниципальным образованием. Потому что в ларьке с шавермой ты покупаешь тухлую курицу, заворачиваешь ее в непонятную лепешку и продаешь с известной прибылью. Государство, которое мы сейчас имеем, - это не ларек, это гораздо более сложно, и объективно те сложности, которые есть в государстве, их нельзя решить путем политического шарлатанства, программы "500 дней" Григория Алексеевича Явлинского, ныне депутата заксобрания Санкт-Петербурга.

Ни один человек, которому физически или теоретически можно доверить руководство экономическим блоком страны, не может за один год сделать зарплаты в России выше европейских. Те наши критики, которые хоть что-то понимают в экономике (вроде Бори Немцова, я не беру, там, полуживотных или полумаргиналов нового поколения типа Навального и Гудкова), прекрасно понимают, что это невозможно.

Хотелось бы вам напомнить, что Путин не год, а 12 лет уже у власти.

Да, Путин у власти 12 лет, но налицо положительные изменения в нашем обществе. Раньше, в 1990-х годах, когда я приезжал на съезд движения "Демократическая Россия", Борис Ефимович Немцов селил людей в скотном дворе. И вот сейчас я бы написал в твиттере, что Боря Немцов нас поселил вместе с замечательными ребятами, продающими шерсть, в 24-местных апартаментах, и был бы скандал. А теперь, если какой-то чиновник обогнул по встречке, никого даже не задев, тут же фотографии - "кошмар, жулики и воры". Та же схема государственных закупок: уровень коррупции при либеральном этапе правления нашей страны был феноменальным. Все те взятки, откаты, подкаты и распилы, за которые критикуют нас, идут оттуда.

То есть вы считаете, что откаты не выросли за последние годы?

За последние годы - ни в коем случае. Я считаю, что та ужасная система госзаказов, которая сейчас существует, положа руку на сердце, гораздо эффективнее, чем раньше. Сейчас у нас другая проблема, что открытые конкурсы порождают то, что люди берут на себя обязательства, которые не подразумевают никакого даже теоретического отката. Я не вращаюсь там, я маленький человек. Районный уровень. У меня ремонты школ. Объективно эти откаты не выросли. Я не буду говорить, что я девочка Белоснежка, что я даже не слышал об этом, и хлопать глазами. Я знаю прекрасно, как это работает. Выступать в качестве адвоката Владимира Владимировича Путина мне не по формату, я маленький человек здесь, в Петербурге.

Все-таки глава комитета.

Безусловно, но я могу сказать, что я, человек, который был стопроцентным либералом 10 лет, сначала был помощником Виталия Савицкого, лидера ХДС, а затем с Галиной Васильевной Старовойтовой работал. И вот то, что я нахожусь последние 10 лет в партии "Единая Россия" и поддерживаю ВВП, это осознанно. Если бы мне это не нравилось, поверьте, я бы здесь ни на секунду не остался. Мне есть куда уходить. Уйду в церковь.

В священники?

Понимаете, священником надо еще стать. Это надо, чтобы тебя еще рукоположили. Я уже на пятый курс православного Свято-Тихоновского университета перешел. Думаю, я смогу в церкви остаться. Я каждый раз перед выборами думаю, надо мне это или не надо. Но я понимаю, что если я не буду заниматься политикой с позиции, которую я считаю правильной, тогда кто этим будет заниматься? Я не имею права капитулировать.

Вы же поддерживаете поданный против Мадонны иск? Она же просто показала флаг ЛГБТ со словами "No fear". А в вашем законе написано, что для подачи иска должно быть "целенаправленное и бесконтрольное распространение информации о социальной равноценности однополых и двуполых браков".

Нет, она и сказала, что это равноценные вещи. Показывала мультфильм, где целовались моряки, что воздействовало на молодежную аудиторию. Я представить себе не мог, что Евгений Финкельштейн зачем-то не пойдет по разумному пути и не ограничит вход для детей до 18 лет. А ведь Мадонна неоднократно предупреждала о том, что будет совершать какие-то выкрутасы.

Мадонна в СК
Мадонна в СК "Олимпийский" в Москве. Фото РИА Новости, Рамиль Ситдиков

Мне невыгодно наезжать на Мадонну. О том, что она приезжает в Петербург, я узнал только после того, как она у себя на сайте написала, что хочет развернуть там агитацию, пропаганду в пользу гомосексуалистов. Это неправильно. Поп-звезды все экзальтированные: для них "голубые", "розовые", членистоногие и вымирающие моллюски, плачущие коалы какого-нибудь Гибралтара - для них это просто "мимими-момент", просто социальная функция, что-то вроде функции "сестры милосердия" у победительницы конкурса красоты.

Для Мадонны это вопрос пиара. Наплевать ей на них, абсолютно уверен. Ей нужно поднимать продажи. Я посмотрел, не поленился, дела у нее стали хуже идти, хотя, безусловно, она популярная певица. И вообще я считаю, что не дело государства как-либо художественные вкусы своих жителей [оценивать]. Нравится Мадонна - да и бога ради! Я вот, например, Егора Летова слушаю. Я считаю, что там есть очень хорошие тексты. И никому не позволю мне говорить, чтобы я его не слушал, потому что я раз в три месяца его врубаю в машине и совершенно кайфую от этого.

Вопрос в другом: не надо было делать этого, ну не надо. Невозможно было остановить Мадонну, это я понимаю: ее там понесло и занесло на старости лет. Надо было просто детей не пускать на концерт. Зачем было в стране, которая пережила трагедию, когда сбрасывали кресты с куполов, родители и предки нынешних либеральных активистов расстреливали священников в подвалах НКВД, когда духовный руководитель "яблочников" и прочие уничтожали церковь...

Только предки либералов расстреливали попов?

(Пауза) Наши либералы - не демократы. У нас нет демократических либералов, у нас только либеральные большевики, потому что для них декларация прав и свобод - некая бумажка. У вас в Москве такой есть Лев Пономарев. Боже мой! Когда я услышал его, я в ужас пришел. Не дай бог такому прийти к власти. Я помню трагедию России в 1917 году, когда путем уступок вот таких-то и пустили к власти, и они там уже развернулись. Тут же они свою бесовскую натуру оголили. Уже сейчас говорит: "Будем вешать вверх ногами на столбах". Да ни в коем случае!

Илья Пономарев. Фото РИА Новости, Григорий Сысоев
Илья Пономарев. Фото РИА Новости, Григорий Сысоев

Вы, видимо, об Илье Пономареве говорите.

Да, извините, пожалуйста. Лев Пономарев - маргинал. Я знаю Льва Пономарева очень давно. Пускай Лев Пономарев честно скажет, на какие деньги он живет. Я знаю, кто платит ему и его другу Глебу Якунину, бывшему священнику. Я знаю систему ценностей этих людей, потому что сам был членом движения "Демократическая Россия".

В Госдепе деньги берут?

Все прекрасно знают, что они живут на гранты. Вот у меня вон там пачечка копий, платежных всяких вещей, которые получают питерские правозащитные организации. От фондов, поддерживающих пропаганду сексуального просвещения и т. д. Господь меня очень сберег от того, что я не стал таким же "грантоедом". Я же вижу, что они просто воруют эти деньги у этих американцев несчастных, что они пишут липовые программы, липовые семинары проводят.

Им сейчас наступили на хвост, у них отняли кормушку. У нас "Яблоко" было у власти в городе. В 1996 году я сидел с Анатолием Александровичем Собчаком, когда он уже был никем, когда его уже на допросы начинали вызывать, и я видел этого человека, которого предала демократическая партия "Яблоко". За понюшку табака, за несколько мест, за несколько должностей он был предан. "Яблоко" сделало так, что наш город начали называть криминальной столицей России. Не "яблочники", а мы ходили на похороны. Я все кладбища уже изучил, потому что мы устали хоронить наших товарищей. Галина Васильевна - это был апогей. А сколько до этого?

Думаете, единоросы поприятнее, чем либералы?

"Единая Россия" - совершенно несовершенная организация. Проблема "Единой России" в том, что она очень большая, и что в "Единой России", наряду с людьми, которые действительно понимают необходимость сохранения нашей страны, есть люди, которые являются совершенно беспринципными людьми. "Единая Россия" - это единственная партия, которая позволяет мне не лукавить самому с собой. Я же прекрасно вижу, что "Единая Россия" является костью в горле наших, как говорит Владимир Владимирович, западных партнеров. Мы кость в горле, потому что мы не даем возможности сейчас реализовать определенные сценарии, чтобы получить более льготный доступ к нашим природным ресурсам.

Без определенной доли политических амбиций Германии еврозона бы уже рухнула. Она находится на пути кризиса. По-моему, даже в газете "Правда" должны понимать, что такое доллар - и что реально экономика Соединенных Штатов находится в состоянии жуткого кризиса, но только лишь серьезный жир, который был накоплен, жирище, ожирение шестой степени, позволяет их экономике чувствовать себя не в состоянии лихорадки. Скоро евро будет просто кусочком бумажки. А в России есть истинные ценности - земля, территория, ресурсы, недра...

И православие.

Православие является препятствием для того, чтобы все это получить. Потому что православие и государственность - это идущие бок о бок ценности, вернее, особняки социальной конструкции - церковь и государство. У нас говорят: "Вот вы, попы бородатые, с кадилами ходите, мешаете нам, светскому государству". У нас Конституцией действительно отделена церковь от государства, но у нас в Конституции нигде не написано, что люди должны быть шизофрениками.

Вера - это не гербарий, это не червячков мариновать в баночке в виде хобби. Вера - это нечто большее, это основное, что есть у человека. Поэтому государство не должно заставлять людей быть шизофрениками и разделять, здесь все верующие, здесь все неверующие. Если большинство граждан этого государства считают себя верующими, то почему государство должно самое главное, что у человека есть, сокровенное, игнорировать.

Если какая-нибудь многоуважаемая журналистка в какой-нибудь либеральной газете, держа папиросу в зубах, будет писать гадости, что опять православные попы рвутся к власти - наплевать! Наплевать нам на либеральную журналистку, которая будет так писать. Она же хочет, чтобы мы жили в светском, даже секулярном обществе, и чтобы православные, верующие люди чувствовали себя сектантами, отбросами, людьми, которые просто еще не научились пользоваться дезодорантом. Я возмущен, когда читаю очень-очень либеральные газеты, и я просто не понимаю, насколько у людей сорвало крышу. То ли агония, то ли действительно люди считают, что оставшийся до 17 года отрезок надо провести так, чтобы страна в этот момент развалилась, как это уже было.

Может, страшный суд грядет?

Страшный суд придет не для государства. Он придет для всех нас. Никто не знает, когда придет страшный суд.

Конечно, очень печально видеть, как меньшинство, которое контролирует многие средства массовой информации, пытается заставить нас самих думать, что мы не правы, заставить нас думать, что то сокровенное, что в нас есть - это некий анахронизм, который нужно изживать из себя. Сейчас, естественно, сказать какой-нибудь прокуренной бездетной бабе либеральной: "Православие - это дрянь, фу, выкиньте, это гадость". Они между собой так говорят, я это знаю точно, ведь я рос в либеральной среде и знаю отношение этих людей к христианству и православию.

Раньше я мог сказать, что они, положим, иудеи, но они и иудеями не являются. Я в десны расцелуюсь с каким-нибудь иудейским активистом в общем понимании нашего социального служения. Естественно, что православие мешает, мешает поменять систему в нашей стране, мешает нашу страну превратить в удобный ресурс, поэтому вместо православия надо атаковать лидеров церкви.

Вам не кажется, что это следствие того, что православная церковь сращивается с нашей нынешней властью все больше?

А что, православная церковь должна отказываться, отрекаться от власти? Нет, долг церкви - окормлять всех тех, кто к ней приходит. Люди, которые находятся у власти, хотят прийти в церковь и видят в этом ценность, потому что это люди государственного мышления, которые понимают, что государства без церкви не бывает, не бывает общества без церкви. Общество без церкви - это набор гуманоидов, которые могут прожить, но очень недолго в качестве общества.

В мире всего одна страна религиозная. Это Иран.

Вы ошибаетесь. Та степень проникновения государства в церковь, которая есть в России, эта степень несравненно более низкая, чем в европейских странах. Извините, пожалуйста, я учебник не могу раздать закона Божьего в школе, потому что я знаю, что какая-нибудь гиена вытащит этот учебник и подаст на меня в прокуратуру. Будет меня обвинять, что я нарушаю отделение церкви от государства. А на Кипре, где я недавно был, христианство и закон Божий являются частью общей обязательной программы. В Норвегии, во многих других странах. У нас-то как раз этого нет, у нас только первые попытки вызывают агрессивное шипение либерального антицерковного меньшинства, которое цепляется за эту строчку в Конституции. Извините, пожалуйста, у нас церкви не финансируются государством, хотя в Швеции священники получают зарплату из бюджета, а в Финляндии церкви существуют на государственные средства.

Правильно я понимаю, что вот вы собираетесь эту ситуацию исправить, судя по закону о пропаганде гомосексуализма и законопроекту об абортах?

Да, я очень хочу это исправить. Я прекрасно понимаю свою роль в отечественном искусстве, кто я такой, здесь, в Петербурге. Я прекрасно понимаю, что принятие этих решений находится на уровне, недосягаемом для меня. Но, возможно, если бог даст, эти идеи услышат люди, которые имеют властные полномочия это сделать.

Я вот недавно был в архиепископии кипрской, мы поговорили с игуменьей этого монастыря о том служении, которое должен иметь православный политик. Я для себя окончательный вывод сделал, что обязан это делать и говорить. Ведь в Писании говорится, что если вы будете молчать, вы, которые можете говорить, вместо вас будут говорить камни.

Ну а что дальше-то будет? Планируете продолжать новые инициативы такого плана?

Ну, даст бог сил и возможностей, разума, чтобы постепенно быть человеком, который эти инициативы генерирует (интервью состоялось 20 августа, а уже 21-го Милонов выступил с новой идеей - "Лента.ру").

Вот в Иране - не знаю уместно ли сравнение, геев вообще казнят. Это, по-вашему, правильно?

А в Пакистане, который финансируется Соединенными Штатами, арестовали 12-летнюю девочку за то, что она неуважительно к Корану отнеслась. Проявления варварства не могут иметь оправдания. Нам очень просто: у нас есть святые. Я не знаю ни одного святого за последние тысячи лет, фактически, который бы призывал кого-то, там, убивать. Бог есть любовь, понимаете. Агрессия и православие - это несовместимые вещи.

Как же тогда православные - я подозреваю, что и вы - выступают за правильность приговора Pussy Riot? Два года тюрьмы - разве это милосердно?

Милосердно? Приговор Pussy Riot не церковным судом выносился. И не Церковь была обвинителем. Это хулиганские действия, которые были произведены в религиозном культовом здании. Точно так же они могли быть произведены и в синагоге, мечети и так далее. Опускаем наивные предположения либералов о том, что в мечети их бы отпустили и сказали "ай-яй-яй", вспоминая случай, когда в Пакистане человека отбили у полиции и убили за то, что он Коран то ли сжег, то ли вырвал страницу.

Я как государственный человек, понимаю, что нельзя допускать надругательства над тем, что свято для человека. Просто этим девкам не понять, у них нет ничего святого, они бесноватые. Это хуже, чем допустить то, чтобы пьяное быдло ворвалось в дом твоих родителей и начало бы над ними издеваться. Это как бы аналогия. Вот если бы к какой-нибудь прокуренной либеральной журналистке "Новой газеты" или "Эха Москвы" ворвались в дом пьяные ублюдки и стали бы издеваться над ее родителями, я бы был первым, кто посчитал бы, что их надо не на два года, а на десять лет засадить. Потому что нельзя трогать то, что человеку свято. Это не религиозное преступление. Это преступление совершенно светское.

Надежда Толоконникова, Мария Алехина, Екатерина Самуцевич (слева направо). Фото РИА Новости, Андрей Стенин
Надежда Толоконникова, Мария Алехина, Екатерина Самуцевич (слева направо). Фото РИА Новости, Андрей Стенин

Вообще-то церковь - это не частное место, а публичное. Странно сравнивать ее с домом.

Либеральное понимание церкви отличается от реального. Церковь - это не публичное место.

Но суд же у нас не церковный...

Да! Если бы по-церковному, их бы плетьми высекли, а при царе на каторгу бы отправили. Суд у нас светский. Церковь - это вам не библиотека. Церковь - это место, где нет демократии. Заходя туда, ты обязан принимать те правила, которые там установлены. В церкви написано: "Пожалуйста, не ходите в трусах, уважаемые замечательные симпатичные длинноногие туристки". Вы можете ходить в трусах где угодно, даже можете вообще без трусов ходить, но в церковь заходите в юбке.

Так за трусы в церкви надо два года давать?

Подождите секундочку! Я говорю о восприятии этого места. И если это место святое для миллионов людей, то почему государство должно потворствовать реализации больной фантазии этих девок сумасшедших и еще нескольких журналистов, которые были соучастниками этого преступления, не остановив их?

Даже атеист должен был?

Да, если у него совесть есть. Если у него совести нет, значит, следующим этапом этот журналист поедет снимать, как ребенка убивают - чтобы сделать сочный репортаж! Разницы нет никакой.

Как это нет разницы. Зачем сравнивать убийство ребенка с акцией в храме Христа Спасителя?

Трое сумасшедших девок-извращенок, особенно Толокно, ворвались в место, которое для христиан даже дороже, чем мать и отец. Выплеснули там какое-то г*вно, которое у них внутри есть, вывалили там. Государство поступило по Уголовному кодексу, который принят депутатами Госдумы. Почему применение Уголовного кодекса в отношении либеральных каких-то таких активистов считается недопустимым и вызывает визг и писк? Вот возьмем акцию группы Femen. Полуголая дура и сволочь срубила крест... Вот если б я был там, я бы не знаю что с ней сделал!

Что?

Снял бы ремень и надавал бы ей по жопе ремнем. И не стеснялся бы этого.

Это мне кажется более нормальным, чем на два года сажать.

В Финляндии два года за это дают по уголовному законодательству. Я никого не хочу оскорбить. Но люди, которые не знают что такое бог, у которых нет бога в традиционном понимании в их сердце, для них это действительно кажется нонсенсом. Ну, что-то типа кафе. Вот пришли и нарушили порядок в кафе - распили спиртные напитки. Или станцевали в публичном месте. Церковь - это сакральное, сокровенное место. Это место, которое является особым для верующих.

Их там никто не избил в этом храме. Их пальцем не тронули, по сути дела. Так, просто как-то стали их выталкивать. Государство выполняет роль защитника этих людей. Потому что если б это не было сделано, значит, во всех других церквях это стало бы нормой. И любая сумасшедшая сволочь, до этого занимавшаяся публичным сексом на восьмом месяце беременности на глазах у детей в музее, могла бы это делать. Это делать запрещено. Пускай они врываются в какую-нибудь свою любимую радиостанцию, или в газету, в гей-клуб и там устраивают все что угодно.

Поднявшийся визг по случаю Pussy Riot показывает, что эта акция была заказана и спланирована не в России. Понятно, что эти идиотки ничего не могли сами вот так спланировать, ими манипулировали. Министр культуры Франции, боже мой, говорит, что это музыкальный способ самовыражения художника. Ничего себе способ самовыражения! Давайте мы в парламент Франции придем и кучи наложим.

Вопрос в том, что государство почему-то осудило их на два года!

Два из семи возможных!

А вы следили за процессом вообще? Насколько там был необъективен судья...

Я не отслеживал поведение судьи. Как христианину, как православному человеку, мне глубоко печально, что эти люди пошли в тюрьму. Тюрьма заставляет человека путем ограничения такого очень серьезного - свободы, возможностей - не заниматься ерундой, а думать и самому совершенствоваться. Бог в тюрьме гораздо ближе к людям, чем на свободе, потому что нет искушений. И тюрьма должна человека исправлять. Но для этого есть один самый главный компонент - осознание и покаяние человека. Они этого не сделали. У них улыбка была на устах, когда они услышали приговор. Они довольны этим, и их не исправят два года. Они выйдут и будут заниматься еще этим же.

Кстати, тут как раз на вас обещали подать в суд за то, что вы оскорбляете чувства неверующих. Как вы к этому относитесь?

Бог с ними. На меня подают в суд, наверное, раз в неделю или раз в две недели. Есть такой экзальтированный общественный деятель Николай Алексеев, организатор московского гей-парада, слава богу, несостоявшегося. Постоянно проигрывает, постоянно подает, подает.

Речь была о моей инициативе - о том, что необходимо ограничить проведение общественно-массовых мероприятий рядом с культурными учреждениями. Специфика проведения религиозных обрядов подчас подразумевает служение не только внутри храма, но и вокруг. Крестный ход, например. Моления мусульман у мечети тоже на улице происходят. Поэтому необходимо не запретить, а ввести согласие со стороны руководителей данной религиозной организации.

Здесь мы видим столкновение двух свобод - митингов и вероисповедания. Естественно, свобода вероисповедания более приоритетна для меня. Человек без веры жить не может - даже атеист во что-то верит. Мы отталкиваемся от того, что вера - это то, что есть практически у каждого. А вот желание помитинговать есть у очень малого количества, пусть очень социально активных людей, которые имеют влияние на общественное мнение. Но идти на митинг - это не естественное состояние для человека, а противоестественная часть.

Митинг нужен для привлечения внимания общества к проблемам.

Да, я тоже провожу митинги.

И занимаетесь противоестественным?

Я не говорю, что это противоестественно. Это гораздо менее естественно и натурально, нежели чем пойти в церковь. Когда человек идет в церковь, он ведет себя правильно. Когда он идет на митинг, то это его некое хобби. Потому что митинг, особенно в том виде, в каком они сейчас проходят, это не отстаивание своих прав, а некое проведение своего времени. Мы помним, какой ужас был у вас в Москве, когда камнями кидались в людей. Это естественное?

Так что теперь и около церквей будет нельзя собственное мнение выражать?

Церковь - это не место, где выражают собственное мнение.

Ну да, за это только что дали два года. Теперь уже и около церкви нельзя?

Да зачем вам в церкви свое мнение высказывать? Вон государство содержит целую радиостанцию, где либералы только и высказывают свое собственное мнение. Или заведите аккаунт в "Живом журнале" и пишите все, что вам вздумается. Там такая мерзость, что я кроме страницы Кураева ничего не могу читать.

Вот вы в морге можете ресторан открыть? Можно ли открыть стриптиз-бар в школе? Вот я против того, что открываются курсы танцев на шесте. Мы не либералы, которые считают, что можно все. Мы консерваторы. Я не беспринципный бесхребетный либерал и не считаю, что моя Родина там, где мне платят.

А вы считаете, что нет либералов, которые не за деньги?

Да нет, конечно, есть. Но с возрастом это проходит. Вот если с возрастом не проходит, то это уже сложно. Черчилль сказал, что если с возрастом человек не становится консерватором, то у него уже ума нет...

Я, наверное, слишком либерально настроен, но я не понимаю, почему вы говорите, что гей-парад - это пропаганда гомосексуализма среди детей, а сами пропагандируете и хотите пропагандировать среди детей религиозность.

У нас как раз навязывает свою точку зрения агрессивное меньшинство. Оно навязывает тем, что у нас школа отделена от церкви. Моя дочка ходит в церковь, умеет креститься с двух лет. Мой сын, начиная с сорока дней своей жизни, причащается регулярно Святых Даров. Но ему запрещают, им запрещают думать, что они христиане, потому что у нас, видишь ли, каким-то либеральным бесам претит наличие иконы в школе. Вот икону нельзя повесить. Вот Дарвина, с его непонятной теорией свиньи, из которой он почему-то произошел - можно. Это навязано агрессивным меньшинством.

То есть просвещенное и научно образованное меньшинство.

Я вас умоляю! Это просвещенное меньшинство гниет в земле точно так же, как и все остальные. И в аду будет точно так же, как и все остальные грешники, находиться. Большинство признает наличие бога. В том или ином виде. Почему тогда большинство обязано следовать этим вот прихотям очень маленького количества либеральных бесов? Почему я не имею право отвести свою дочку в школу, где она будет изучать Закон Божий? Почему нет таких школ?

Я как гражданин этой страны хочу, чтобы моя точка зрения тоже была учтена. Но у нас, понимаете, эти наследники, вот эти демократические либералы - это наследники большевиков 17-го года, все они Троцкие, Зиновьевы, Каменевы, вся эта гниль, все эти фекалии человеческие, которые в 17-м году себя раскрыли в полной степени, вот они до сих пор вдохновляют этих либералов.

Вы вот их еще бесноватыми называете. Это что значит?

Бесноватые - это люди, которые сопротивляются воле божьей, которые следуют наставлениям своего главного начальника. Когда сатана искушал cпасителя в пустыне во время поста, когда он говорил: "Возьми, ты - король, ты - хозяин всего, тебе могут принадлежать богатства мира. Брось, откажись от веры, откажись от всего, бросься ко мне в объятья, я тебе дам все, что захочешь". Это нам предостережение. Так вот либералы сейчас, и Навальный, они сами этого не понимают, они рабы...

Сатаны?

Конечно нет, они рабы греха. Если человек понимает, что он либерально свободен, это как раз признак того, что он несвободен. Потому что не бывает свободных людей, потому что люди рождаются, появляются, умирают не потому, что они этого хотят, а потому что что-то есть другое. Жизнь возникает из яйцеклетки не потому, что человек этого хочет, а потому что это господь зарождает жизнь. Даже бесы признавали Христа сыном божьим и понимали, и подчинялись ему, когда он повелевал.

А вам не кажется, что вот эта вся история последняя - скорее, негативное влияние оказала на имидж церкви?

Эта история была изначально задумана так, чтобы при любом раскладе нанести урон церкви. Американцы - умные люди, то есть прекрасно понимают. Это история патовая для нас в любом случае. Я могу сказать одно, что как православному человеку мне очень жалко этих девочек. Каждый раз, совершая молитвенные правила, мы вспоминаем тех людей, которые ослеплены в своей ярости и которые не видят бога еще. Если бы я был судьей, я бы, наверное, конечно, не давал бы тюремного заключения, но, безусловно, признал бы их виновными, и, наверное, самое лучшее для них было бы два года исправительных работ. Они матерями были фиговыми, мягко говоря, что они там во время беременности в групповухах участвовали, а потом у них этот ребенок со стола падал, у заботливой мамаши. Я сам отец двух детей. И она этого ребенка по всем сомнительным полунаркоманским тусовкам водила, агрессивным, с дубинками, с митингами и так далее. Чего не сделает ни одна нормальная мать, поверьте.

Это вы зачем говорите? Что - лучше без матери, чем с такой матерью?

Она плохая мать, конечно, и государство должно вмешаться через институт опеки, чтобы следить за содержанием этого ребенка. Потому что ребенок находится просто в постоянной опасности из-за того, что эта вот Толокно не понимает свою ответственность в качестве матери. Надо понять, что наша страна является на сегодняшний день некой территорией, благодаря наличию ценностей, которые в нашем обществе есть.

Вы все время негативно отзываетесь об американцах, но американское общество куда более религиозное, чем наше.

Оно религиозно благодаря тому, что у них было, а не благодаря тому, что у них сейчас есть. Барак Обама оскорбил десятки миллионов людей, сравнив их установленный союз мужчины и женщины - с греховным, животным запихиванием, извините меня, неизвестно куда неизвестно чего; естественную жизнь человечества, порождающего другую жизнь, детей и так далее - со способом, который, извините меня, при отсутствии каких-то технических средств, порождает гепатит, СПИД и так далее.

Вообще-то, СПИД можно и классическим...

Понятно, да. Но если закрыть аптеки, всякие такие вещи, магазины, будут дети рождаться в семье, как это раньше было, а если допустить возможность гомосексуалистам жить своей жизнью, то они все передохнут, они, извините, заразятся фекалиями друг друга.

Кошмар. А вам-то до них какое дело? Ну пусть тогда и передохнут, нет?

Так пускай, это их право. Но ребенку можно прокомпостировать мозги только так. Я являюсь членом общественного движения "Родительский контроль" - мы помогаем полиции ловить педофилов. Это мои статистические наблюдения, что большинство педофилов - гомосексуалисты. Я не обвиняю гомосексуалистов, они не виноваты, они могут жить как угодно. Но зачем воздействовать на детей? Возьмите какого-нибудь деда голубого старого и воздействуйте на него как хочется. А зачем детям газетки свои, журнальчики подкладывать, заставлять определять свою сексуальную ориентацию?

Вы настолько боитесь гомосексуализма, что думаете, что если будет пропаганда, то моментально все дети станут гомосексуалистами?

Я его не боюсь. Я не допущу никогда в жизни всеми правовыми (и если придется, то и неправовыми) способами, чтобы к моему ребенку извращенец приставал. Если он хотя бы приблизится и будет что-то ему говорить, я ему дам в рожу, вот просто дам в рожу. И мне наплевать, что мне за это будет, потому что я, защищая свою семью, буду защищать ее всеми возможными способами. Пока в нашем государстве большинство считает, что детей от извращенцев надо защищать, они будут защищены. Если нет - тогда все, Содом и Гоморра. Тогда, как сказал правильно американский пастор, господу надо будет извиниться перед жителями Содома и Гоморры, что он их уничтожил, а нас нет.

Еще не пора уничтожить?

Мы к этому движемся семимильными шагами.

Обсудить
От ковбоя до рака легких
Сложная история отношений американцев и табачной продукции
Маттео РенциNo, синьор Ренци!
Итальянские избиратели не поддержали реформы премьер-министра
Бирманские солдаты на руинах сожженного дома в столице штата РакхайнВас здесь не стояло
Из-за чего власти Мьянмы конфликтуют с мусульманами-рохинджа
«Зеленый профессор Саша»
Ультраправых в Австрии одолел потомок беженцев из России
«Будь у легпрома финансы, мы бы могли процентов 40 рынка держать»
Президент Союзлегпрома Андрей Разбродин о перспективах легкой промышленности
Груз в триллион
Примет ли Дума неоднозначный проект поправок в закон о долевом строительстве
В ожидании худшего
Как потребители и сети живут в условиях постоянного роста цен
Меху не до смеха
Почему в России падает производство пушнины
Мой воображаемый друг
Возвращение Андре Мальро в Пушкинский музей
Актеры Анастасия Марчук (Государыня Арина Абрамовна) и Виктор Раков (Комяга) в спектакле "День опричника" по произведениям Владимира Сорокина в постановке Марка Захарова в театре "Ленком". Артем Геодакян/ТАССТы меня на рассвете разбудишь
Как старшее поколение спорит с антиутопическими прогнозами в «Дне опричника»
Иван Дорн «У меня выработались антитела к политике»
Иван Дорн о перевоплощении и проверке себя
«Женские ноги должны быть длинными»
11 лучших книг года о войне, зависти и любви
Ленинаканский пробор
История парикмахерской, пережившей землетрясение в Гюмри
Дженис ЙостимаСама себе модель
История успеха девушки из провинции с миллионом подписчиков в сети
Анастасия Белокопытова «Не считала, сколько трачу в месяц»
История уроженки Рязани, переехавшей в Австрию
Мохаммед, похититель Рождества
Елки и Санта-Клаусы в Европе оказались в опале
В угол за угон
Когда детям становится скучно, они угоняют настоящие машины
Пикник на обочине
Испытываем «арктические» пикапы Toyota Hilux, у которых 10 колес на двоих
Тест: у каких малолитражек суперкары воруют фонари
Сможете ли вы узнать автомобиль по задней светотехнике
Тест нового корейского бизнес-седана
Длительный тест Kia Optima нового поколения
Халявщики и партнеры
Застройщики и банки шокируют заемщиков ипотечными условиями
Горите в аду
Получить имущество по наследству становится все труднее
Конец близок
Уходящий 2016 год может стать последним для ипотеки
Пассажиры в зале ожидания в аэропорту СочиКвартирный вопрос их испортил
Как обманывают приезжих нечистоплотные москвичи