Новости партнеров

Краев не видно

Рамзан Кадыров попросил отделить Чечню от Ингушетии

Руководство Чечни в лице Рамзана Кадырова заявило о намерении безотлагательно просить федеральный центр об установлении административной границы с Ингушетией. Глава соседней республики Юнус-Бек Евкуров всецело согласился со своим коллегой, в очередной раз проигнорировав претензии, прозвучавшие с чеченской стороны.

Пресс-служба Рамзана Кадырова опубликовала 26 августа отчет о совещании у главы республики, основной темой которого стал территориальный спор с Ингушетией. В Грозном обвинили власти соседнего субъекта федерации не только в закреплении за собой в одностороннем порядке спорных земель, но и в попытках захватить исконно чеченские территории.

Кадыров назвал действия соседей провокацией и упомянул в качестве последнего прецедента одностороннее размежевание у Горагорска, которое грозит Чечне потерей тысяч гектаров сельскохозяйственных угодий. Также возмущение главы республики вызвал "тот факт, что в течение последних лет искусственно проводится линия на резкое изменение демографической ситуации на исконно чеченских землях". В этом случае Кадыров имел в виду Малгобекский район Ингушетии, в котором наличествует значительное чеченское население.

В Грозном подчеркнули, что не хотели ставить земельный вопрос ребром, но когда узнали об обращении ингушских властей "в федеральный центр с просьбой передать все новые и новые территории из соседних районов ЧР", то решили потребовать от Москвы установить административные границы между субъектами двух республик.

Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров не стал комментировать обвинения в захвате чеченских земель, а лишь всецело поддержал идею об окончательном размежевании. Он также отметил, что официальное установление административной чечено-ингушской границы прекратит спекуляции на эту тему со стороны некоей "третьей силы".

За 20 лет самостоятельного существования Чечни и Ингушетии между ними так и не была проведена административная граница. При разделении единой Чечено-Ингушской АССР районы, преимущественно населенные чеченцами, отошли к Грозному, а с ингушским населением - попали под юрисдикцию Назрани. Не удалось поделить лишь Сунженский район, в котором с 1992 года действовали две администрации - ингушская и чеченская.

После того как в Грозном воцарились пророссийские политики, спорная ситуация на время ушла в тень. В 2003 году тогдашние лидеры двух республик Ахмат Кадыров и Мурат Зязиков подписали протокол о разделении Сунженского района по этническому признаку. Большая его часть отошла Ингушетии, а станицы Серноводская и Ассиновская остались в Чечне. Соответственно в каждой республике был свой райцентр Сунженского района.

С тех пор территориальный вопрос на северо-восточном Кавказе поднимался неоднократно. Например, в 2005 году тогдашний президент Чечни Алу Алханов обращался к тогдашнему полпреду президента в Южном федеральном округе Дмитрию Козаку с просьбой определить административные границы с Ингушетией. А в 2008 году уже ингушский парламент направил аналогичный запрос в Совет Федерации.

Кроме того, чеченские власти несколько раз прощупывали почву насчет объединения с Ингушетией и даже с Дагестаном. В Грозном при этом подразумевали, что за ним останется главенствующая роль, но, получив отпор от соседних республик, оставили эту затею.

Во всех приведенных случаях федеральный центр старался максимально дистанцироваться от оценок территориальных претензий. В Москве опасаются вставать на чью-либо сторону, поскольку тема земельных отношений на Кавказе непростая и болезненная, а сделать так, чтобы при изменении границ не осталось обиженных, практически невозможно.

Пример с ингушско-чеченским размежеванием классически иллюстрирует ситуацию, когда любое решение будет воспринято одной из сторон как дискриминационное. В споре с Назранью Грозный предлагает вернуться к границам 1934 года. То есть провести демаркацию по линии границы Чеченской и Ингушской автономных областей, существовавших до их объединения в Чечено-Ингушскую автономную область, которая с 1936 года стала автономной республикой.

Национальные образования чеченцев и ингушей появились после революционных событий 1917 года и последующей Гражданской войны. Предшественниками автономных областей были национальные округа, с 1920 года входившие в Горскую автономную республику. Первыми из нее в 1922 году выделились чеченцы, а в 1924 году республика была распущена и Ингушская автономная область стала самостоятельным образованием.

Камень преткновения был заложен именно в 1934 году, когда было решено объединить Чечню с Ингушетией. На территории спорных районов (а это, помимо Сунженского, еще и Малгобекский) располагался Сунженский казачий округ, населенный терскими казаками. В 1929 году округ был упразднен, и основная часть его территории была передана Чеченской АО. Оставшиеся земли (ныне часть Малгобекского района Ингушетии и Моздокского района Северной Осетии) отошли Терскому округу, а с 1930 года - в прямое подчинение Северо-Кавказскому краю с центром в Ростове-на-Дону.

Таким образом, если принять точку зрения Грозного и провести границу по линии 1934 года, то земли нынешней Ингушетии сократятся едва ли не наполовину. В Назрани в этом случае не преминут напомнить (а впрочем, там никогда и не забывали), что до массовой депортации ингушей и чеченцев в 1944 году республике принадлежала восточная половина Пригородного района Северной Осетии и ее столицей был Владикавказ, так же как и для осетин.

В 1957 году, репрессированные народы были реабилитированы, а их национально-государственные образования восстановлены. Однако Чечено-Ингушетия не получила назад свою часть Пригородного района. Кроме того, чеченцам запретили селиться в ряде горных районов, отданных совхозам под альпийские пастбища. В качестве компенсации Москва передала республике территории трех районов Ставропольского края, расположенных по северному берегу Терека и населенных преимущественно русскими. Сюда стали переселяться возвращавшиеся из ссылки чеченцы, но не ингуши, которые надеялись на возвращение своей собственности в Северной Осетии. Ныне это Наурский и Шелковской районы Чечни, и численность когда-то преобладавшего в них русского населения ныне стремится к статистической погрешности.

Как видно из вышеприведенного, границы на Кавказе - это мины замедленного действия, и в Москве не жаждут на них наступать. Не понимать этого лояльные губернаторы не могут. Поэтому заявления Кадырова, скорее всего, являются частью его пропагандистского наступления на Евкурова, которое он предпринял еще в начала августа. Тогда речь шла о проведении чеченскими силовиками спецоперации на территории Ингушетии. Евкуров денонсировал чеченскую версию, сказав, что боевики погибли случайно, подорвавшись на бомбе. Расстроенный таким оборотом Кадыров произнес много нелестных слов в адрес своего коллеги, упрекнув того в нежелании бороться с террористами и необоснованных территориальных претензиях.

Новое выступление чеченского лидера, очевидно, предназначено для внутреннего употребления. Именно поэтому Евкуров, как человек совершенно другой формации, отреагировал на него более чем сдержанно. Вероятность того, что и в Москве не расслышат призывы к переделу и размежеванию, весьма высока.