Уже не смешной

"Треш-звезда рунета" пытается избежать ответственности за изнасилование

4 сентября суд под давлением общественности отменил мягкий приговор, вынесенный Игорю Кондратьеву (известному как фрик-певец Константин Крестов). Судья согласился, что два года четыре месяца колонии - слишком мягкое наказание за изнасилование несовершеннолетней. Теперь адвокат семьи потерпевшей надеется добиться для певца 15 лет лишения свободы.

По данным открытых источников, Кондратьеву 43 года. Он родился в деревне в Мурманской области. Затем его родители получили выгодные посты в торгпредстве СССР, и семья переехала в подмосковный поселок Чашниково. Жители этого поселка говорят, что к 18 годам Игорь начал вести себя странно. Он делал вид, что боится луж, а также ходил подпрыгивая, словно герой мультфильма. Соседи считали, что таким образом парень хочет откосить от армии. В армию Кондратьев действительно не пошел - хотя неизвестно, возымело действие изображение невменяемости или же родственники просто заплатили взятку.

Деньги у семьи Кондратьевых водились. После развала СССР мать молодого человека стала владелицей нескольких заводов в Мурманской области и Подмосковье. Брат Игоря, Олег, сначала работал в МВД, а затем занял высокую должность в одном из банков. Некоторые СМИ утверждают, что речь идет об Универбанке. В 2006 году он был закрыт за отмывание денег.

Сам Кондратьев женился, у пары родились две дочери. Молодая семья переехала из Чашниково в другой населенный пункт в Подмосковье. Там про Кондратьева тоже стали ходить нехорошие слухи. Соседи утверждают, что мужчина имел обыкновение ходить перед женой и детьми голым. А однажды соседи якобы даже слышали, как одна из дочерей кричала: "Папа, я не хочу больше этого делать". По поселку начали ходить слухи, что речь шла отнюдь не о нежелании школьницы учить уроки.

Кондратьев создал в интернете сайт, где выступал под псевдонимом Константин Крестов. Он назвал себя "московским авангардным поэтом, магом-алхимиком и первооткрывателем радикального постмодернистского направления в поп-музыке, известного среди аналитиков и меломанов как yes wave". Кондратьев разместил на сайте свои фотографии с несколькими поп-звездами девяностых годов (с Аленой Свиридовой, Анжеликой Варум, Борисом Моисеевым). Также он опубликовал большое количество стихов сомнительного качества (и сомнительной орфографии), например:

Спят дети за стенкой,
Неспит Мать жена,
В окно дует ветер.
Я тоже несплю.

Но настоящую "славу" Кондратьеву-Крестову принесли музыкальные клипы, однажды продемонстрированные в программе "SHIT-парад" на MTV. Взрослый крупный мужчина с младенческим личиком, ведущий себя как ребенок и распевающий неуклюже-детские тексты, привлек внимание множества любителей поиздеваться над странными людьми. Они начали следить за "творчеством" Крестова и изображать его поклонников. Певца это ничуть не смущало - кажется, он видел себя ребенком в хорошем смысле этого слова, чистым и невинным:

Среди глухих болот,
Среди гниющих и вонючих луж
Жил был ручеек,
Он пел и звенел, шумел и кипел.

Однако в реальности Кондратьев начал проявлять совсем другие "детские" качества: глупость, жестокость и капризное стремление к вседозволенности. По информации потерпевшей стороны в уголовном деле, о котором будет сказано ниже, Кондратьев с начала 2000-х годов начал затаскивать в свою машину юных девушек и применять к ним сексуальное насилие. Жалобы на мужчину поступали в 2001, в 2002 и в 2006 годах (всего не менее шести жалоб). Однако все пострадавшие вскоре отказывались от претензий. По мнению противников Кондратьева, их запугивали либо подкупали - у семьи "авангардного поэта" были для этого все средства.

Лишь в 2010 году Кондратьеву не повезло столкнуться с людьми принципиальными. Это жители Химок, психолог Юлия и ее муж Николай, работающий менеджером. Семья воспитывает двух дочерей Юлии, близняшек (Николай и Юлия поженились, когда девочкам было по семь лет).

Ранним вечером 6 мая 2010 года одна из 16-летних близняшек, Мария, вышла из дома и отправилась на свидание с мальчиком. Родственники подчеркивают, что девочка была не накрашена и скромно одета - черные брюки, черный свитер, кожаная куртка. Неожиданно рядом с ней остановилась машина, в которой сидели двое мужчин. Из автомобиля выскочил пекинес. Мужчины попросили Марию поймать собачку. Когда девочка подала пекинеса, ее втащили в салон. Вскоре один из мужчин вышел, и Мария осталась в машине с одним похитителем - Игорем Кондратьевым. Он куда-то ее повез.

Девочка солгала, что у нее день рождения и ее якобы ждет большая компания. Она предупредила Кондратьева, что скоро ее начнут искать и если она не будет отвечать на звонки, родственники обратятся в милицию. В этот момент Марии позвонил не дождавшийся ее мальчик. Кондратьев приказал ответить на звонок и сказать, что она якобы застряла в пробке. Мария взяла трубку и, называя мальчика "папой", дала понять, что с ней случилось несчастье. Мальчик позвонил матери девочки, та связалась с мужем. Марии стали звонить непрестанно, и она, отвечая "да" и "нет" на наводящие вопросы, смогла в общих чертах описать ситуацию. Кроме того, ей удалось незаметно послать несколько sms-сообщений ("мама, я боюсь", "я его не знаю", "он угрожает", "не звони, ты его злишь"). Кондратьев все это время был уверен, что Мария переговаривается с дожидающимися ее гостями. Отчим девочки в это время тоже ехал на машине. Он остановился на посту ГИБДД и описал ситуацию. В городе объявили план "Перехват".

Тем не менее, Кондратьев все-таки успел довезти девочку до своего коттеджа и изнасиловать. Затем он отвез ее к торговому центру и выпустил из машины, напоследок пригрозив связями в Госдуме и пообещав "урыть" ее родителей.

Мария смогла описать автомобиль похитителя, в результате в тот же вечер Кондратьева задержали. При задержании он представился помощником Владимира Жириновского, но в ЛДПР позднее категорически опровергли эту информацию. В беседе с журналистами подозреваемый заявил: "Я здесь по клевете, по тому, чего я не делал. Люди не плачут, если они за дело попадаются. Я верующий человек. Если так, как они сказали, - пусть меня Господь покарает. Вчера я поклялся Господу, что не буду ничего есть за то, что меня оклеветали. Я не знаю, чей это заказ, но это серьезно".

Позднее Кондратьев еще не раз пытался убедить окружающих в своей глубокой религиозности. На судебных заседаниях он буквально обкладывался иконами (иногда их число доходило до тридцати), целовал нательный крест, на манер юродивого завывал: "Мария, скажи правду, скажи правду..." Однажды он встал на колени, начал биться головой об пол и кричать: "Выпустите меня! Меня в камере насилуют!". Также Кондратьев утверждал, что помогает восстанавливать монастыри, и обещал сам стать монахом.

Тем временем выяснилось, что накануне инцидента с Марией жертвами Кондратьева стали еще две девушки. Одной из них, школьнице, удалось вырваться, когда мужчина пытался затащить ее в машину. Однако она все равно написала заявление в милицию. А вторая девушка, 19-летняя Александра, была изнасилована. Дела Александры и Марии объединили в одно производство.

Обвиняемый активно изображал сумасшествие, в связи с чем его забрали в психиатрический стационар на длительную экспертизу. Причем обследование почему-то проводилось не в Москве и не в Подмосковье, а в Смоленской психиатрической больнице. Кондратьев обмазывался фекалиями, пытался повеситься на простыне и жаловался на голоса в голове. Он вел себя высокомерно и показывал врачам язык. Также он утверждал, что его оклеветали по приказу Жириновского. Тем не менее, в итоге обвиняемого все-таки признали вменяемым - с пометкой "склонен к симуляции психических заболеваний".

Как утверждают родственники Марии, семья Кондратьева тем временем активно пыталась откупиться от них. В основном переговорами занимался брат обвиняемого, бывший полицейский и бывший банкир, а ныне человек без определенных занятий Олег Кондратьев. Сначала семье предложили сравнительно небольшую сумму, затем - поездку в Египет, а затем - двухкомнатную квартиру. Параллельно на Юлию и Николая оказывали психологическое давление - им звонили по всем телефонам и в домофон, встречали на улице, взывали к христианскому смирению и грозили адскими муками. Любопытно, что один раз адвокат семьи потерпевшей сказал Олегу Кондратьеву, что подкуп все равно не поможет - если Мария изменит свои показания, это вызовет подозрения следователей. В ответ ему заявили: "Вы не переживайте, у нас уже со всеми контакт налажен".

Спустя какое-то время потерпевшая Александра в суде отказалась от своих показаний и заявила, что если Кондратьев и был в чем-то виноват, то вину загладил. По мнению Юлии и Николая, этой девушке также предложили отступные, и она не стала отказываться.

Дело Марии дошло до суда. Перед этим в нем успели смениться четыре следователя. Кроме того, в дело были вложены любопытные материалы. В частности, там оказалось письмо от первого заместителя прокурора Московской области с требованием переквалифицировать обвинение на более мягкое, а также справка из УФСИН, в которой говорилось, что Кондратьев сотрудничал со следствием (при том что имя мужчины, который присутствовал в машине при похищении Марии, обвиняемый так и не раскрыл). Зато из дела пропали показания девочки, которую Кондратьев пытался затащить в машину накануне похищения Марии.

За несколько дней до передачи в суд обвинение переквалифицировали с пункта "а" третьей части 132-й статьи УК (насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетней) на первую часть той же статьи (просто насильственные действия сексуального характера). Третья часть предусматривает до 15 лет колонии, а первая - до шести. Впрочем, при этом в деле осталась 131-я статья (изнасилование), хотя не совсем ясно, касается она Марии или Александры (изнасилование - преступление частно-публичного обвинения, формально отказ потерпевшей от претензий не может быть основанием для прекращения преследования).

В августе 2012 года Химкинский городской суд признал Кондратьева виновным по обеим статьям. Прокурор требовал для него шесть лет колонии, однако судья назначил насильнику лишь два года и четыре месяца колонии с зачетом времени, проведенного в СИЗО и психбольнице. Это означало, что Крестов выйдет на свободу уже 7 сентября.

Через несколько дней после вынесения приговора Юлия разместила подробный рассказ о произошедшем в своем блоге. История вызвала широкий резонанс, ее перепечатали многие СМИ, на ситуацию обратил внимание уполномоченный по правам ребенка в РФ Павел Астахов (Юлия утверждает, что ранее она пробовала обратиться к нему за помощью, но не получила ответа). К группе юристов, представляющих интересы семьи Марии, присоединилась известный адвокат Оксана Михалкина (среди клиентов которой, например, - семья Ивана Агафонова, скончавшегося после стычки со спортсменом Расулом Мирзаевым, и зампред партии "Российский общенародный союз" Иван Миронов, которого обвиняли в покушении на Анатолия Чубайса).

Михалкина указала на странности, сопутствующие вынесению приговора. Адвокат обратила внимание на протокол судебного заседания, в котором указано, что судья Людмила Федорченко подготовила приговор в совещательной комнате всего лишь за пять минут. "Судья не могла так быстро подготовить приговор. Значит, он был подготовлен заранее", - заявила Михалкина. "Это просто смешно. Ведь приговор набирают на компьютере после того, как по делу завершены все судебные мероприятия. Это правило. Но судья вышла с отпечатанным на 13 листах приговором и зачитывала его еще почти 45 минут. Можно ли набрать такой документ за пять минут?" - подтвердил юрист правозащитной организации "Сопротивление" Александр Кошкин. Наконец, адвокат Олег Павлович, вообще не имеющий отношения к делу Кондратьева, сказал журналистам: "За двадцать лет практики я ни разу не встречал, чтобы приговор по сколько-нибудь серьезному делу выносился раньше, чем через час после удаления в комнату для совещания".

Против Кондратьева выступила Общественная палата. "Мразь должна сидеть, и никакие деньги не спасут Кондратьева от нас. Нами сформированы депутатские запросы, и мы планируем обратиться в квалификационную коллегию судей", - заявил член палаты Вениамин Роднянский. А председатель совета директоров ГК "МИЦ" Андрей Рябинский, которого заинтересовала история Марии, предоставил охрану семье девочки. "У них будет вооруженная охрана моего ЧОПа", - заявил бизнесмен. По словам потерпевших, в этом есть реальная необходимость - им поступают угрозы, какой-то мужчина приезжал к их дому и наводил справки у соседей.

Все это возымело действие. 4 сентября Московский областной суд рассмотрел жалобу потерпевших и прокуратуры. Приговор Химкинского суда был признан неправомерным, дело направили на пересмотр. Срок ареста Кондратьева продлен до 4 октября - то есть 7 сентября на свободу он не выйдет. По данным СМИ, на этот раз судьи совещались очень долго.

Теперь потерпевшие надеются добиться для Кондратьева максимально возможного наказания - 15 лет лишения свободы. В одном из своих стихов обвиняемый писал:

Да, я в чем-то испорчен
И даже больше того.
Но никто не может судить меня,
Кроме меня самого.

Но, похоже, он ошибся. 15 или не 15, но уж несколько лет ему точно придется провести за решеткой. Вряд ли на фоне такого резонанса судебная система решится снова настаивать на мягком приговоре.

Конечно, справедливости ради следовало бы упомянуть и какие-то попавшие в прессу аргументы в пользу подсудимого. Обычно, когда обвиняемый находится за решеткой, за него говорят его адвокаты или хотя бы оставшиеся на свободе родственники. Но не в данном случае. Если не считать откровенно клоунских выступлений самого Кондратьева, до прессы не доходит никакой информации о позиции его защиты. Безусловно, многие журналисты очень хотели бы опубликовать эксклюзивную беседу с матерью, женой или братом "авангардного поэта". И трудно поверить, что они не предпринимали попыток связаться с ними. Но ни одна такая попытка не увенчалась успехом. Даже адвокат Кондратьева Надежда Обухова, когда журналисты связались с ней по телефону, заявила, что у нее "нет желания" беседовать. Другому сотруднику прессы, который смог с ней заговорить, адвокат ответила кратко: "До свидания". Только один раз журналистам удалось добиться от Обуховой сколько-нибудь развернутого комментария. Она заявила, что мягкий приговор считает справедливым, а попытки заплатить семье потерпевшей расценивает как компенсацию морального вреда.

На безрыбье журналисты пытались получить комментарий даже от неких людей, "фотографии которых с Крестовым выложены в интернете" (вероятно, имеются в виду Варум, Моисеев и Свиридова). Но они, естественно, тем более не пожелали общаться с прессой.