Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Дальше — потеря контроля

Доля ЦБ в Сбербанке сократилась до 50 процентов

В середине сентября Центробанк расстался с 7,58 процента акций Сбербанка, тем самым осуществив первый - и самый простой - этап масштабной приватизации, намеченной на 2012-2013 годы. На акции самого большого банка Восточной Европы нашлось множество желающих, в результате чего ЦБ смог получить за ценные бумаги почти 160 миллиардов рублей.

Участие ЦБ, контролирующего и регулирующего органа, формально независимого от правительства, в капитале Сбербанка - рудимент 90-х годов, когда еще не было понятно, как чиновникам управлять государственной собственностью наравне с частниками-миноритариями. В 2000-х годах для приобретения акций российских компаний для государства использовались другие структуры - например, Агентство по страхованию вкладов или ВЭБ.

Тем не менее, их влияния пока не хватает для того, чтобы отобрать у ЦБ контроль над Сбербанком, хотя функций у регулятора в ближайшее время изрядно прибавится. Продажа 7,58 процента акций Сбербанка - это лишь "косметическая" приватизация, на расстановку сил в управлении самым большим банком страны это никак не повлияет, так как у ЦБ останется 50 процентов плюс одна голосующая акция Сбербанка. При этом реализация госпакета исключительно важна для российского фондового рынка и для правительства - в случае, если бы на акции Сбербанка не нашлось желающих, вся программа приватизации могла быть свернута.

Свет в окошке

О том, что ЦБ хочет продать "лишние" акции Сбербанка, было известно давно: изначально предполагалось, что размещение состоится осенью прошлого года. Потом оно несколько раз откладывалось - и представители государства, и самого Сбербанка отмечали, что при волатильности рынков из-за долгового кризиса в Европе найти "окно" для удачного размещения не так просто.

В итоге "окно" замаячило на горизонте в самом начале осени 2012 года. 11 августа глава Сбербанка Герман Греф заявил, что считает сентябрь хорошим месяцем для приватизации, 4 сентября эту мысль повторил глава Минэкономразвития Андрей Белоусов, а 11-го - вице-премьер Аркадий Дворкович. После этого стало понятно, что приватизация состоится буквально на днях, и, действительно, 17 сентября ЦБ объявил о продаже.

Оперативность чиновников могла объясняться тем, что они опасались закрытия того самого "окна". Существенно помогло им то, что для приватизации не нужно было принимать ни новых законов, ни долго готовить к продаже сам Сбербанк: в течение последних лет крупнейшая финансовая организация страны - главная "голубая фишка" на российском рынке, ее не надо представлять и дополнительно рекламировать инвесторам - как отечественным, так и зарубежным.

В итоге книги заявок на акции Сбербанка оказались открыты всего пару дней - уже вечером 18 сентября в ЦБ объявили об их закрытии и о том, что ценные бумаги были проданы по 93 рубля за штуку. Как выяснилось 19 сентября, желающих приобрести акции было в два раза больше, чем мог продать ЦБ, - такой результат свидетельствовал хоть и не об ажиотаже, но о стабильном интересе инвесторов к российскому банку.

93 рубля - это едва ли не лучшая оценка, на которую Сбербанк мог рассчитывать в 2012 году. Если бы размещение состоялось год назад, как и планировалось, государство могло бы недосчитаться десятков миллиардов рублей - в сентябре 2011-го ценные бумаги банка опускались приблизительно до 70 рублей. Правда, в начале 2012 года они поднимались выше 100 рублей, но этот подъем был краткосрочным, после чего последовал обвал до 82 рублей. В последние месяцы Сбербанк стабильно котируется выше 90, но ниже 100 рублей за акцию.

Возможно, из-за боязни не попасть в "окно" одно из крупнейших размещений акций в мире в этом году (все-таки как-никак больше пяти миллиардов долларов) прошло буднично, без какого бы то ни было ажиотажа и заигрываний с "народными инвесторами". По данным самого Сбербанка, через Московскую биржу было продано всего 3 процента от объема размещения - акции приобрели лишь 425 инвесторов из числа торгующих в России.

Основной же приток денег, похоже, пришелся на институциональных инвесторов, которые оставляли заявки и на полмиллиарда долларов, и на целый миллиард. Кто именно оказался готов вложить столь существенные суммы в акции российского банка, официально не объявлялось, но источники деловых СМИ утверждают, что вложился в Россию TPG Capital, которого не испугали его прежние не самые удачные инвестиции в страну (например, в ВТБ во время его IPO и в сеть супермаркетов "Лента", оказавшейся в центре рейдерского скандала).

Кроме того, по неофициальным данным, прикупили акции госбанка и структуры Джорджа Сороса - еще в 90-е годы обжигавшегося на распродаже российского госимущества на примере "Связьинвеста". Привлечение такого рода инвесторов в капитал Сбербанка должно еще больше рекламировать акции финансовой организации - и TPG Capital, и Сорос, наученные опытом инвестиций в Россию, сначала, надо полагать, семь раз подумали, прежде чем отрезать кусок своих фондов, чтобы вложить их в Сбербанк.

Пристрелка к приватизации

В программе приватизации на 2012-2013 годы, пока еще не отмененной правительством России, говорится, что проданы должны быть не только акции Сбербанка, но и четверть ВТБ и РЖД, половина "Совкомфлота", "Объединенная зерновая компания" и несколько активов поменьше. Реализовать Сбербанк, "голубую фишку" практически без уязвимых мест, было проще всего, а вот с остальными компаниями могут возникнуть объективные сложности.

Так, очевидно, что после размещения Сбербанка должно пройти какое-то время - не меньше нескольких месяцев - и только тогда сможет проводить свою приватизацию соперник главного банка страны - ВТБ. Если выставлять на продажу госпакеты двух банков одновременно, то у инвесторов, во-первых, может не хватить денег на оба, а, во-вторых, они все равно выберут Сбербанк, а не ВТБ, репутация которого запятнана несколькими скандалами, слишком очевидным выполнением предвыборных обещаний Владимира Путина в ущерб собственному бизнесу и "народным IPO", принесшим россиянам лишь убытки. Скорее всего, ВТБ на свой пакет тоже будет искать крупных инвесторов, но попытка убедить их вложиться во второй госбанк страны может оказаться делом хлопотным.

Другие компании, например РЖД, стараются затянуть процесс собственной приватизации. Глава монополии Владимир Якунин неоднократно заявлял, что продавать РЖД надо после 2015 года. Учитывая аппаратный вес Якунина, можно ожидать, что он найдет способ не допустить продажи, хотя 25 процентов акций железнодорожной компании могли бы принести государству не десятки, а даже сотни миллиардов рублей. Впрочем, о точной оценке РЖД говорить еще рано - предпродажной оценки госмонополии еще не проводилось, и разместить ее акции так же быстро, как и акции Сбербанка, точно не получится.

Не очень понятно, что будет с "Совкомфлотом" - руководство компании "полагает", что размещение возможно в начале 2013 года, но сроки приватизации крупнейшего судоходного оператора в стране столько раз переносились, что верить в эту дату можно, как в победы российских футболистов, только с определенной долей скепсиса.

Программа приватизации, как это раньше говорил Дмитрий Медведев, нужна не только и не столько для привлечения средств в бюджет, сколько для повышения инвестиционной привлекательности страны - чиновники хотят показать, что их сращивание с бизнесом в России постепенно подходит к концу. В этом смысле ни приватизация 7,58 процента акций Сбербанка, ни реализация многих других активов в 2012-2013 году ситуацию серьезно не улучшат: с контролем ни в Сбербанке, ни в ВТБ, ни в РЖД государство расставаться в ближайшее время не намерено. Возможно, это, как надеется правительство, произойдет в срок до 2016 года, но учитывая, с какими трудностями сталкивается продажа даже малой части акций госкомпаний, можно утверждать наверняка: простым этот процесс не будет.

Экономика00:0118 октября

Не находят места

России предсказали кризис на рынке труда. Кто потеряет и не сможет найти работу?