Взрыв на суннитской улице

Убийство главы спецслужбы поставило под угрозу стабильность Ливана

Руководитель главной спецслужбы Ливана - Внутренней службы безопасности (ВСБ) - Висам аль-Хасан 19 октября погиб в результате взрыва заминированного автомобиля в центре Бейрута. Эта смерть спровоцировала волну беспорядков на столичных улицах и породила новые опасения насчет стабильности самой неоднородной страны Ближнего Востока.

Погибший Висам аль-Хасан являлся одним из лидеров суннитского (в основном) "Альянса 14 марта" - политической силы, противостоящей "Хизбалле" и ее союзникам в ливанском руководстве. Прежде чем стать главой ВСБ, он занимал пост начальника охраны и протокола Рафика Харири - ливанского премьер-министра, также убитого при взрыве автомобиля в 2005 году.

В качестве руководителя ливанской разведки и контрразведки в последние годы он развил кипучую деятельность, нажив себе немало врагов. Так, специалисты ВСБ разоблачили сразу несколько израильских и американских агентурных сетей, ранее чувствовавших себя в Бейруте совершенно свободно. Сотрудники ЦРУ после серии провалов даже были вынуждены "заморозить" все встречи с ливанскими агентами, а в Ливан была направлена спецкомиссия для выяснения причин неудовлетворительной работы разведки.

Однако люди Хасана насолили не только Иерусалиму и Вашингтону. Одним из последних крупных успехов подчиненных генерала стало разоблачение сирийского заговора, в котором принимал участие бывший министр информации и туризма Ливана Мишель Самаха.

Как выяснилось, друг "Хизбаллы" и Башара Асада вместе со своими подчиненными собирался провести в Ливане серию терактов, чтобы дестабилизировать страну, ввергнуть ее в хаос и оттянуть внимание мирового сообщества от Сирии. Поначалу, кстати, Самаха пытался отпираться, заявляя, что министру туризма, даже бывшему, претит сама идея заниматься организацией терактов. Однако вскоре ему показали оперативную видеозапись, на которой экс-министр, вопреки собственным принципам, раздает указания - что, где и когда взрывать. Качество съемки не вызвало сомнений в личности, исполняющей главную роль, поэтому Самаха уже написал покаянное письмо и сейчас ждет суда.

Такой поворот событий вызвал скрежет зубовный в Дамаске, где не скрывали дружбы с ливанским экс-министром и считали его одним из наиболее верных своих людей. В Сирии уже более полутора лет тянется гражданская война, исход которой совсем не очевиден, а у сторон каждый патрон на счету. Именно поэтому потеря столь ценного союзника, как Самаха, стала для режима Асада очень серьезным ударом.

Кроме того, у Висама аль-Хасана, стремительно набиравшего политический вес среди ливанских суннитов, могли быть недоброжелатели и в его собственном лагере. Тут надо вспомнить вот что: после убийства Рафика Харири Хасан моментально поднялся до вершины своей карьеры, став главой ВСБ. Причем он оставался на этом посту и позднее, даже после смены правительства с суннитского на шиитское. Без молчаливого согласия "Хизбаллы" это было бы почти невозможно. В то же время существуют очень серьезные подозрения, что Хасан как минимум знал (если не сам участвовал) в подготовке убийства Рафика Харири. Подробнее об этой истории, достойной лихого шпионского детектива, можно прочитать тут.

В этой ситуации сын Рафика Харири - Саад - являлся не только потенциальным кровным врагом, но и единственным достойным конкурентом Висама аль-Хасана в борьбе за власть в суннитском "Альянсе 14 марта". Оба - относительно молодые (Харири 1970-го, а Хасан - 1965-го года рождения), обладают существенным влиянием и ресурсами. В ливанских реалиях два лидера в одном альянсе долго существовать вместе не могут. Кстати, Саад Харири даже не приехал на похороны своего "ближайшего соратника", предпочтя наблюдать за развитием событий на родине из-за рубежа.

В целом, фигура Висама аль-Хасана была очень непростой, но очень ливанской. Он получил должность главы спецслужбы после смерти своего покровителя и при согласии наиболее вероятных его убийц. С их помощью он отлавливал американских и израильских агентов. При этом он считался одним из главных друзей Запада в Ливане и лоббировал привлечение членов "Хизбаллы" к суду за убийство Рафика Харири. Более того, поймать того же Самаху без помощи со стороны было бы очень сложно. Вероятно, в этом главе ВСБ помогли все те же американцы или израильтяне, активно работающие против Сирии в Ливане.

Мотивы для ликвидации одного из самых ловких и беспринципных политиков Бейрута могли найтись и у американцев, и у израильтян, и у сирийцев, и у "Хизбаллы", и даже у конкурентов из его собственного "Альянса 14 марта".

Однако в Ливане почти никто не сомневается, что на этот раз десяток людей (включая Хасана) отправились в лучший мир стараниями "Хизбаллы" и сирийцев. Объяснений тому два: во-первых, почерк, во-вторых, прямая выгода. Израильтяне изводят иранских ядерщиков магнитными минами, избегая жертв среди посторонних. Американцы используют беспилотники, а сунниты не стали бы взрывать полквартала в христианском (то есть - дружественном) районе города неподалеку от своей же штаб-квартиры.

Сирийцам и "Хизбалле" дестабилизация обстановки в Ливане - это именно то, что нужно. Раз уж не удалось использовать для этого дела Самаху, то и убийство Хасана сойдет. Главное, чтобы резонанс был побольше. В сущности, отчасти убийцам это удалось. Сразу после объявления имени главной жертвы теракта в Бейруте начались волнения: улицы заполнили демонстранты, требующие отставки правительства и проведения расследования преступления. Протестующие настолько вошли в раж, что попытались ворваться в здание правительства, чтобы наказать "виновных". Полиция с большим трудом сдержала пыл толпы, немного охладив его слезоточивым газом и выстрелами в воздух. Люди разошлись только после призыва к спокойствию со стороны суннитских и христианских политиков.

Однако участники акции, нехотя разойдясь по своим кварталам, окончательно так и не угомонились. К вечеру следующего дня в Бейруте на улицах появились отряды вооруженных людей и блок-посты. Чуя в воздухе запах уже разлитого керосина, народ принялся организовывать самооборону. Несмотря на очевидное нарушение закона, не разрешающего появляться с оружием на улицах, полиция, в основном, в происходящее не вмешивалась, опасаясь всплеска насилия.

Тем временем правительство Наджиба Микати объявило о готовности уйти в отставку, чтобы несколько успокоить страсти. Но президент Мишель Сулейман упросил действующий кабинет министров остаться на своих постах. Его логику можно понять: в Ливане отсутствие правительства в условиях бурления общества - это прямая дорога к началу противостояния в стиле "стенка на стенку".

Ситуация складывается очень непростая, однако все наблюдатели и даже многие простые граждане страны говорят, что возобновление гражданской войны сейчас все еще крайне маловероятно. Дело в том, что абсолютное большинство жителей страны ее очень боится. Если кому-то из местных или иностранных политиков все-таки захочется как-то раскочегарить конфликт, для этого придется осуществить еще какую-то провокацию с большим количеством жертв.

В этих условиях очень многое зависит от того, как будут развиваться события в ближайшую неделю. Если страсти постепенно улягутся, то ни о какой войне говорить не придется. Если же выбравшиеся на улицу боевики все-таки учинят какую-нибудь глупость, конфликт станет намного более вероятным.

Хотя у местных жителей для таких случаев есть специальная поговорка: "Возможно абсолютно все. Это же Ливан".