Фильтр и соблазнение

Конституционный суд проверяет закон о выборах губернаторов

Конституционный суд рассмотрел депутатский запрос о соответствии Конституции "муниципального" и "президентского" барьеров на выборах губернаторов. Противники закона утверждают, что документ вынудил все партии - и в том числе коммунистов - просить разрешения на участие в выборах у партии "Единая Россия", а президенту позволил вмешиваться во внутрипартийные дела. Защитники фильтров объяснили монополию "Единой России" результатом политической борьбы, а представитель Госдумы в КС "проговорился" об истинной причине введения "муниципального фильтра": его задача - устранить конфликты губернаторов с местными элитами.

Группа из 109 депутатов Госдумы от КПРФ и "Справедливой России" обратилась в Конституционный суд в июле 2012 года. Под запросом стояли подписи 113 человек, но четверо расписались дважды, иронизировал над заявителями в ходе слушаний 13 ноября 2012 года представитель президента в КС Михаил Кротов. Позже Кротов еще раз прошелся по заявителям, отметив, что их "всего 109 человек". Трибуна Конституционного суда, по мнению Кротова, понадобилась депутатам "для выражения несогласия с большинством" - и "в качестве превентивной меры для обеспечения своих позиций на региональных выборах".

Оппозиционные депутаты просили КС проверить на соответствие Конституции пункт третий статьи 18 закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов России", пункты 17-20 статьи 37 и подпункт "д.1" пункта 24 статьи 38 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ". Оспариваемые пункты - часть принятого в мае 2012 года пакета поправок к законодательству о возвращении прямых губернаторских выборов, которых в России не было с 2004 года.

В этих положениях, в частности, содержатся нормы о "муниципальном" и "президентском" фильтрах на выборах губернаторов. "Муниципальным фильтром" принято называть положение, обязывающее кандидатов в губернаторы собирать подписи пяти-десяти процентов депутатов или избранных глав районов региона (точный процент в этих рамках регион выбирает для себя самостоятельно), в котором они намерены избираться. Кандидаты-самовыдвиженцы кроме подписей муниципальных депутатов и глав также должны собирать подписи избирателей. Введение этого ограничения поддержал бывший президент России Дмитрий Медведев.

Предполагалось, что на губернаторских выборах "муниципальным фильтром" будет заменен "президентский фильтр" - право главы государства проводить консультации с партиями и самовыдвиженцами. На введении "президентского фильтра" в декабре 2011 года настаивал тогда еще премьер-министр России Владимир Путин: Медведев, инициировавший возвращение прямых выборов, с этим не был согласен, равно как и профильные эксперты. В январе 2012 года Путин утверждал, что решение о "президентском фильтре" еще не принято, и тем не менее в итоговой версии закона оказались оба фильтра.

Впрочем, на первых губернаторских выборах по новым правилам, прошедших 14 октября 2012-го, Путин своим правом не воспользовался. Представители госорганов, явившиеся на заседание в КС, чтобы защитить новый закон о выборах глав регионов, напомнили, что Путин встретился с уже избранными губернаторами, а не с кандидатами. Между тем президент должен сам определить порядок проведения таких "консультаций", но этого до сих пор не сделал. Ответа на вопрос, когда будет издан соответствующий документ, депутат Госдумы, глава юридической службы КПРФ (представитель группы депутатов-заявителей) Вадим Соловьев от чиновников не добился.

Претензии депутатов к "муниципальному фильтру" заключаются в том, что в результате его введения муниципальные депутаты и главы районов получили несвойственное им полномочие - по закону о местном самоуправлении они должны заниматься местными вопросами. Если же на местный уровень передаются государственные полномочия, они должны сопровождаться выделением соответствующего финансирования, чего сделано не было, отметил Соловьев. При этом "муниципальный фильтр" устанавливает сразу три ценза для кандидатов в губернаторы: в списке подписей должно быть не менее пяти-десяти процентов подписей депутатов уровня муниципальных районов и городских округов, а все подписи должны быть собраны не менее чем в трех четвертях районов и округов региона.

По мнению Соловьева, никаких оснований для введения этих цензов не было. Они лишь легитимизируют преимущественное положение "Единой России", имеющей по стране в среднем 65 процентов муниципальных депутатов (а в Тюменской, Пензенской областях и Мордовии - больше 90 процентов). Ни одна из трех других парламентских партий - ни КПРФ, ни ЛДПР, ни "Справедливая Россия" - не обладают необходимым для выдвижения кандидатов в губернаторы количеством муниципальных депутатов, признал Соловьев. Тем более, не имеют такого количества своих депутатов непарламентские и новые партии, активно участвовавшие в губернаторских выборах. Следовательно, поправки о "муниципальном фильтре" "обосновываются интересами только одной политической партии", сделал вывод Соловьев. В ходе губернаторской кампании 2012 года коммунистам пришлось вести переговоры о подписях для своих кандидатов с единоросами, и те выдвигали "совершенно неприемлемые условия", рассказал коммунист Соловьев, отвечая на вопросы судей КС. Он также отметил коррупционную составляющую нового закона, "открывающую новый канал купли-продажи подписей". С этим, как заявил депутат, КПРФ в ходе нынешней избирательной кампании также сталкивалась.

"Президентский фильтр", указал Соловьев, выходит за рамки указанных Конституцией полномочий президента. Статья 85 Конституции дает президенту право проводить согласительные процедуры лишь при конфликтах между госорганами, а партии к их числу не относятся. Кроме того, Соловьев указал на "неопределенность нормы" о консультациях президента с кандидатами в губернаторы. Уже одного этого достаточно для признания ее несоответствующей Конституции, отметил депутат.

В защиту нового закона выступили представители Госдумы, Совета Федерации, президента, Генпрокуратуры, Министерства юстиции и Центризбиркома. В КС не явился только представитель правительства России Михаил Барщевский. Аргументы защиты не отличались разнообразием: "муниципальный фильтр" является не цензом, а процедурой, а в определении избирательных процедур власти имеют существенную свободу. Для муниципальных депутатов и глав районов поддержка кандидатов - не полномочие, а право, так что за рамки своих полномочий они не выходят. К тому же никакого закона, обязывающего муниципальных депутатов ставить подписи только за своих однопартийцев, нет, отмечали чиновники.

Слова Соловьева о том, что даже коммунистам приходилось спрашивать у единоросов разрешения на участие своих кандидатов в губернаторских выборах, чиновники пытались опровергнуть статистикой. В выборах участвовали девять партий, а конкуренция была вдвое выше, чем на выборах других уровней: 4,4 кандидата на место губернатора против 2,14 кандидата на место депутата. В заключительном слове Соловьев парировал: большинство партий-участниц губернаторских выборов - это карликовые партии, "о деятельности которых гражданам ничего не известно". Однако эти карликовые партии смогли собрать подписи муниципальных депутатов для своих кандидатов, а две известные парламентские - нет (кандидаты КПРФ и "Справедливой России" не смогли преодолеть "муниципальный фильтр" в Новгородской, Брянской и Рязанской областях). "Возникает вопрос, не преследовала ли партия "Единая Россия" цель обеспечить максимально благоприятные условия для своих кандидатов?" - задается вопросом депутат.


Выборы губернатора Рязанской области. Фото ИТАР-ТАСС, Александр Рюмин

Представитель Госдумы в КС Дмитрий Вяткин в порыве вдохновения привел пример, наиболее логично объяснявший, зачем властям на самом деле потребовался "муниципальный фильтр". Некоторые губернаторы, наделенные полномочиями (то есть назначенные президентом), не были приняты местными элитами, в результате чего постоянно конфликтовали с муниципальными властями - и это вредило всему региону, напомнил Вяткин. Впрочем, в дальнейшем он поправил себя и говорил, что подписи депутатов все же отражают отношение к кандидату "наших сограждан", а не настроения местных элит. Представитель Госдумы даже нарвался на ехидный вопрос судьи КС Константина Арановского, заметившего, что если Вяткин выдает подписи муниципальных депутатов за "общественную поддержку", то зачем тогда от кандидатов-самовыдвиженцев требуется собирать еще и подписи избирателей. "Не кажется ли вам это избыточным?" - поинтересовался судья. Из пространного ответа Вяткина следовало, что ему так не кажется.

Аргументом в пользу "президентского фильтра" со стороны чиновников стала его необязательность: никаких правовых последствий консультации с президентом не влекут. Президенту просто может понадобиться "составить мнение о кандидате", поясняли защитники закона. Понимать консультации как "согласительную процедуру", разрешенную Конституцией только при конфликтах госорганов, неправильно, указали Соловьеву. Все оспариваемые нормы чиновники предложили признать конституционными.

В своих вопросах к представителям госорганов судьи КС пошли даже дальше заявителей. В частности, один из них попытался выяснить, зачем некоторые переизбиравшиеся губернаторы собирали в свою поддержку гораздо больше подписей, чем нужно по закону. В ходе прошедшей избирательной кампании были жалобы, в частности, на губернаторов Рязанской, Новгородской и Брянской областей, которых обвиняли в том, что они забрали себе почти всех муниципальных депутатов, а часть подписей позже получили "технические кандидаты". Искренний Вяткин начал было вспоминать о "политтехнологиях", с которыми сталкивался в своем кандидатском прошлом, но передумал - и предположил, что таким образом губернаторы предохранялись от брака в подписях.

Решения по запросу о "фильтрах" на губернаторских выборах Конституционный суд 13 ноября не вынес и взял паузу на размышление.