Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

Высшая мера самооправдания

Чиновник покончил с собой перед приговором по делу "Станкоимпорта"

5 декабря в Москве застрелился бывший чиновник Владимир Полютов, которому в этот день должны были вынести приговор по делу о приватизации компании "Станкоимпорт". В предсмертной записке самоубийца обвинил в своей гибели судью, следователя, присяжных и свидетеля - помощника вице-премьера Дмитрия Аратского. Ранее скончались уже как минимум два человека, связанных с делом "Станкоимпорта".

Компания "Станкоимпорт" была создана 16 октября 1930 года. В советское время она занималась и экспортом, и импортом промышленного оборудования, а после крушения СССР сосредоточилась в основном на импорте.

Для обеспечения своей деятельности "Станкоимпорт" закупал большое количество зарубежных активов: акции предприятий, офисы, склады, квартиры для сотрудников. Причем все это было далеко не второсортным - правительство не скупилось на обеспечение престижа организации, представляющей за границей всю советскую промышленность.

В 2002 году "Станкоимпорт" возглавил Сагадат Хабиров. Он родился в 1964 году в Башкирии, отслужил в армии. Его даже называют сослуживцем Николая Патрушева, который впоследствии (1999-2008 годы) работал главой ФСБ РФ. Однако Патрушев родился в 1951 году. Когда Хабирову исполнилось 18 лет, Патрушеву был 31 год, и он уже семь лет как служил в контрразведке Ленинградского управления КГБ. А значит, если они и пересекались во время военной службы, то явно не на равных.

Через пару лет после армии, в 1987 году, Хабиров поступил на военно-юридический факультет Военного Краснознаменного института Министерства обороны СССР. В 1990 году он бросил вуз, не доучившись, но в 1994 году наверстал упущенное, получив диплом Московской государственной юридической академии. В 1991-1993 годах Хабиров работал в аппарате Верховного Совета РСФСР, затем возглавил Кроссинвестбанк.

Став главой "Станкоимпорта", Хабиров продолжил получать образование - он учился в аспирантуре Государственной правовой академии Министерства юстиции РФ, защитил кандидатскую диссертацию по теме "Субъективная сторона преступлений против военной службы". В 2003 году ему даже прочили назначение на пост президента Башкирии, однако этот прогноз не подтвердился.

Федеральной собственностью России (к которому относились и активы "Станкоимпорта") с 1990 года заведовал Государственный комитет по управлению имуществом. В 1997 году ведомство преобразовали в Министерство государственного имущества, в 2000 году - в Министерство имущественных отношений, а в 2004 году - в Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом (Росимущество).

В 2001 году московское подразделение Минимущества возглавила Татьяна Найденова, в прошлом работавшая начальником департамента недвижимого имущества. В тот же год в Бурятии произошел скандал - вице-премьера республики, председателя местного комитета имущественных отношений Владимира Полютова отстранили от должности после прокурорской проверки. Прокуратура пришла к выводу, что Полютов неэффективно распоряжался государственной собственностью. Вскоре проштрафившийся чиновник был переведен в Москву и стал заместителем Найденовой.

В 2004 году Найденова и Полютов предприняли действия, которые впоследствии заинтересовали правоохранительные органы. Найденова подписала распоряжение "Об условиях приватизации ФГУП 'ВО Станкоимпорт'", согласно которому имущество компании переходило к 19 зарубежным фирмам, а их активы, в свою очередь, были включены в уставной капитал ОАО "ВО Станкоимпорт". Председателем совета директоров этого ОАО назначили Полютова.

По версии следствия, в ходе приватизации стоимость активов была занижена, и Российская Федерация потеряла значительные суммы. В частности, 79-процентный пакет акций АО "Станко-Франс" (уставной капитал 2,5 миллиона евро) был продан за 100 тысяч евро, а затем перепродан за семь тысяч рублей. При этом не была учтена стоимость технико-коммерческого центра во французском местечке Лонжюмо, складских помещений и бюро в городе Сандувиль, четырех квартир в престижных районах Парижа. Аналогичным способом Россия потеряла имущество в Великобритании, Норвегии, Финляндии, Германии, Италии и Бельгии.

Любопытно, что официально "Станкоимпорт" включили в план приватизации только на 2007 год. Аналитики предсказывали, что за владение активами компании будут бороться Олег Дерипаска, другие крупные бизнесмены и руководитель предприятия Хабиров, причем его шансы оценивались выше всех (кстати, помощник президента РФ Виктор Иванов как раз в 2007 году предложил уволить Хабирова и создать на базе "Станкоимпорта" госмонополию "в области импорта и экспорта продукции станкостроения"). Кажется, тогда еще никто не знал, что борьба за имущество компании, в общем-то, завершилась три года назад.

При этом непохоже, чтобы Найденова и Полютов действовали в интересах личного обогащения. Они не уехали из страны, не стали олигархами, а продолжали вести размеренную жизнь чиновников среднего звена. Полютов вскоре после сомнительной приватизации ушел из Минимущества и возглавил один из департаментов "Почты России". В 2007 году его называли возможным кандидатом на пост президента Бурятии, но - не сложилось. Найденова в 2006 году перешла на должность заместителя министра имущественных отношений Московской области, в 2010 году была назначена заместителем руководителя департамента земельных ресурсов Москвы, а в 2011 году вышла на пенсию.

Хабиров в итоге все-таки был уволен. "Станкоимпорт" в 2008 году вошел в состав корпорации "Ростехнологии". А в 2010 году Хабиров скончался. Журналистам об этом стало известно только в 2012 году, и лишь на днях была названа причина его смерти: онкологическое заболевание. По информации анонимных источников, бизнесмен умер в израильской клинике. А вот причина смерти заместителя Хабирова остается неизвестной до сих пор. Причем неизвестно даже имя этого человека: журналисты выяснили лишь, что заместитель что-то знал о приватизации и что его больше нет в живых. Умерли и некоторые другие люди, имевшие отношение к "Станкоимпорту".

Именно из-за высокой смертности потенциальных обвиняемых следователям было очень трудно распутать три уголовных дела, возбужденные в 2008-2009 годах по факту подозрительной приватизации. Четверых подозреваемых, имена которых не называются, объявили в розыск. Лишь одно дело, сумму ущерба по которому оценили в 2,5 миллиарда рублей, расследовалось более-менее успешно; его фигурантами и стали Полютов и Найденова.

Под стражу обвиняемых заключать не стали, да они и не думали скрываться. Статья Уголовного кодекса была избрана довольно мягкая - "превышение должностных полномочий". Похоже, до недавних пор бывшим чиновникам казалось, что они участвуют не в уголовном, а в гражданском или арбитражном разбирательстве. Их не помещали за решетку, на них не надевали наручники, они приходили на заседания самостоятельно, а в свободное время жили обычной жизнью. Речь на процессе шла исключительно о правильности подписания документов и количестве потерянных денег. Главное, чего обвиняемым следовало опасаться, это требования о возмещении ущерба.

В 2011 году Найденова попыталась оспорить в Верховном суде постановление правительства РФ от 05.01.1995 номер 14 "Об управлении федеральной собственностью, находящейся за рубежом". В частности, бывшая чиновница требовала признать незаконным пункт шестой, который гласил: "При приватизации государственных предприятий Российской Федерации закрепленное на их балансе имущество, находящееся за рубежом <...> приобретенное за счет средств федерального бюджета, не подлежит включению в уставный капитал акционерных обществ, создаваемых в результате преобразования государственных предприятий, и продаже на конкурсах и аукционах". Суд отклонил этот иск.

Расследование почти не освещалось в СМИ. Лишь осенью 2012 года, когда рассмотрение дела в суде (начатое летом) уже подходило к концу, журналисты спохватились и обратили внимание на Полютова и Найденову - однако много написать все равно не смогли, так как дело слушалось в закрытом режиме. А уже 3 декабря присяжные вынесли бывшим чиновникам обвинительный вердикт. В тот же день прокурор изложил свою позицию касательно сроков наказания. Для Найденовой все оборачивалось достаточно благоприятно - гособвинитель счел, что пенсионерке достаточно пяти лет условного срока. А вот для Полютова (который, вроде бы, занимал менее высокую должность, чем Найденова) прокурор потребовал наказания в шесть лет реального лишения свободы.

Вынесение приговора было назначено на 5 декабря. Жена Полютова рассказала журналистам, что 4 декабря ее муж очень нервничал и много говорил о приговоре с родственниками (бывший чиновник проживал в квартире на юго-западе Москвы с женой и, по некоторым данным, с братом; в квартире этажом ниже жил его 27-летний сын-банкир с супругой).

В семь часов утра 5 декабря 58-летний Полютов надел костюм с галстуком, тщательно причесался, вошел в ванную и выстрелил себе в грудь из охотничьего ружья, нажав на спусковой крючок пальцем ноги. Смерть наступила мгновенно, прибежавшие на выстрел родственники уже ничем не могли помочь самоубийце.

В квартире была обнаружена предсмертная записка, в которой бывший чиновник настаивал на своей невиновности. Он написал, что "ни в чем не виновен, ничего не украл", а самоубийство - это единственный способ "сохранить свое доброе имя". Полютов перечислил в записке людей, которых считает виновниками своей смерти. Это следователь, судья, прокурор и даже присяжные. Адвокат погибшего Виктор Паршуткин пояснил, что они с клиентом считали половину присяжных "агентами гособвинения". "Полютов очень надеялся на присяжных. Однако они весь процесс демонстрировали лишь презрение к подсудимым", - пояснил адвокат.

Наконец, самое интересное лицо, упомянутое в предсмертной записке, это Дмитрий Аратский, который во время приватизации "Станкоимпорта" занимал пост заместителя главы Росимущества, а сейчас является помощником заместителя председателя правительства Дмитрия Козака. По словам Паршуткина, Полютов в ходе следствия и судебного разбирательства напрямую называл Аратского "лицом, заинтересованным в приватизации 'Станкоимпорта'". Однако пока Полютов был жив, эта информация не просачивалась в прессу. Вообще Аратский только один раз был упомянут в связи со "Станкоимпортом", причем косвенно: в 2005 году в приказе Минимущества говорилось о назначении его ответственным за отбор аудиторов для этой и ряда других организаций. В 2006 году распоряжение было выполнено, аудитором назначили ООО "Пачоли. Аудиторская компания".

Впрочем, после оглашения предсмертной записки следствие не стало полностью отрицать связь Аратского с делом. Источники, знакомые с ходом расследования, заявили, что именно этот человек вскрыл всю коррупционную схему, неоднократно требовал от Полютова устранения допущенных нарушений и, наконец, выступил свидетелем в суде.

То есть, по версии следствия, вся схема выглядела так: Полютов - заместитель начальника московского управления Минимущества - провернул хитрую международную аферу на 2,5 миллиарда рублей и заслужил шесть лет лишения свободы. Его начальница, глава управления Найденова, участвовала в преступлении куда в меньшей степени и может отделаться условным сроком. Еще более высокопоставленный чиновник, замминистра Аратский, вообще ни в чем не был замешан; более того, он разоблачил махинации и получил статус свидетеля.

Кстати, бывший начальник самого Аратского - Валерий Назаров, возглавлявший Росимущество в 2004-2008 годах, - недавно оказался косвенно замешан в другом скандале. Дело в том, что сейчас Назаров возглавляет ОАО "Росагролизинг", руководителем которого в прошлом была Елена Скрынник, впоследствии недолго занимавшая должность министра сельского хозяйства. В ноябре телеканал "Россия-1" показал фильм, в котором говорилось, что при Скрынник через "Росагролизинг" якобы были похищены 39 миллиардов рублей.

Но вернемся к "Станкоимпорту". В связи с самоубийством Полютова вынесение приговора Найденовой было перенесено на 14 декабря. Это объясняют не столько этическими соображениями, сколько необходимостью пересчитать сумму ущерба по гражданским искам. Ведь теперь в деле осталась только одна подсудимая. Кстати, журналистам стало известно, что Найденова уже осознала свое неприятное положение и в суде произнесла такой некролог бывшему подчиненному: "Это что, получается, я одна должна теперь буду 2,5 миллиарда выплачивать?".

Адвокат Паршуткин собирается добиваться возбуждения дела о доведении до самоубийства. Впрочем, вряд ли его ожидает успех. Юрист, представлявший в суде интересы потерпевшей стороны (то есть государства), прокомментировал ситуацию достаточно уверенно. "Естественно, никто не жаждал крови. Об этом свидетельствуют и сроки, запрошенные гособвинением для подсудимых, в то время как по УК им грозило до десяти лет лишения свободы. Остается только сожалеть, что произошла трагедия", - заявил он.