Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

Хайль судьи!

В Германии не могут запретить партию "наследников Гитлера"

В Германии набирает обороты кампания против Национал-демократической партии (НДПГ), сторонников которой часто именуют "наследниками Гитлера". С требованием запретить организацию уже выступили премьеры всех 16 регионов страны, теперь дело за центральными властями. Впрочем, инициативу пока не поддержали канцлер Ангела Меркель и ее коллеги в федеральном правительстве, которые опасаются, что операция против НДПГ обернется провалом.

Формально Национал-демократическая партия с нацистами времен Гитлера никакой преемственностью не связана - идеология последних находится в Германии под жесточайшим запретом. Тем не менее ни для кого в стране не секрет, что НДПГ всячески культивирует дух Третьего рейха. Об этом говорит многое: и сходство партийной символики с символикой НСДАП, и акции в поддержку солдат вермахта, и форма приветствия, принятого между членами партии, - все это копирует нацистское наследие. Наконец, о ностальгии по Германии времен фюрера в открытую говорят как бывшие, так и действующие участники НДПГ.

По словам бывшего руководителя отделения партии в Шлезвиг-Гольштейне Юргена Герга (Juergen Gerg), его однопартийцы "всегда ориентировались на нацистов, особенно при построении структуры НДПГ". "Кто-то восхищается Гитлером, кто-то - Гиммлером. Но, так или иначе, все они чувствуют связь с нацистским государством", - добавляет он. Это подтвердил и бывший высокопоставленный функционер партии Уве Лутхардт (Uwe Luthardt), покинувший НДПГ из-за неприятия ее идеологии. В интервью изданию Spiegel он рассказал, что своей целью руководство партии видит воссоздание Третьего рейха, безопасность которого должны обеспечивать штурмовые отряды СА.

И если к словам Лутхардта, затаившего на националистов обиду, можно отнестись с долей сомнения, то нынешний лидер партии Хольгер Апфель (Holger Apfel) вряд ли будет лукавить. Особенно ярко позицию НДПГ характеризуют слова Апфеля про молодежную организацию, которую он возглавлял до 1999 года: по сведениям Deutsche Welle, политик открыто призывал молодых партийных активистов быть более агрессивными, чем рядовые члены, и ставил им в пример солдат вермахта и бойцов СС. К слову об агрессии: судя по материалам прессы, этого качества всем участникам объединения не занимать. По версии Лутхардта, костяк партии составляют люди, которых он называет неудачниками: "двоечники, исключенные из образовательных учреждений, алкоголики, которым больше негде себя применить, хулиганы". Политолог Армин Пфаль-Траугбер (Armin Pfahl-Traughber), чьи слова приводит Deutsche Welle, полагает, что в основном в НДПГ вступает молодежь из необеспеченных слоев населения, причем многие неофиты ассоциируют себя со скинхедами.

При этом, утверждает Лутхардт, у партии попросту нет умеренного крыла. В платформе, принятой в 2010 году, говорится о необходимости создания национал-социалистического государства вместо нынешнего иммигрантского. Процесс интеграции иностранцев в немецкое общество националисты называют не иначе как геноцидом. Одним из лозунгов партии стала характерная формула: "Германия для немцев".

Казалось бы, борьба с подобными "наследниками Гитлера" в немецком обществе, толерантность которого к нацизму равна нулю, просто не может не привести к успеху. Тем не менее, у Меркель и ее коллег все же есть основания отнестись к инициативе о запрете НДПГ с осторожностью. Их нерешительность опирается на исторический прецедент.

В 2001 году федеральное правительство вместе с верхней и нижней палатами парламента (бундесратом и бундестагом) подали совместный иск в конституционный суд, потребовав объявить националистическую партию вне закона. В тот момент никто не сомневался в исходе дела. Весомости иску придавал тот факт, что его подали все три ведомства, которые, согласно немецкому законодательству, имеют право обращаться в КС с требованием о роспуске партии.

Однако по итогам рассмотрения дела в 2003 году суд отклонил иск. Причиной поражения властей оказалось их же собственное чрезмерное стремление держать националистов на коротком поводке, для чего в ряды НДПГ были внедрены осведомители. На момент рассмотрения иска представители спецслужб занимали весьма видные должности в партийной иерархии (если верить слухам про качественный состав НДПГ, ничего удивительного в этом нет: партия отчаянно нуждалась в людях, способных представлять ее публично). Однако именно это дало суду повод принять сторону ответчиков, которые фактически обвинили Берлин во внедрении в партию провокаторов. В частности, выяснилось, что с рядом самых громких заявлений скандального характера выступили именно агенты правительства, скрывавшиеся под маской националистов.

Новый виток в противостоянии властей и НДПГ был спровоцирован в связи с раскрытием в 2011 году неонацистской банды "Национал-социалистическое подполье" (NSU), на счету которой оказались 10 убийств - жертвами в основном были иммигранты. В том же году по подозрению в связях с бандой был арестован один из руководителей Национал-демократической партии Ральф Воллебен (Ralf Wohlleben), который, как считает следствие, оказывал поддержку неонацистам в Тюрингии. Более того, прозвучало предположение, что NSU была ни больше ни меньше боевым крылом НДПГ. Существование подобной связи, если ее удастся доказать, может стать существенным аргументом сторонников запрета националистической партии. В руководстве НДПГ, впрочем, контакты с бандой категорически опровергли.

Что же до властей Германии, то они прежний опыт учли и больше не пытаются следить за националистами через тайных агентов. На сегодняшний день досье на членов НДПГ насчитывает более тысячи страниц, причем на долю осведомителей их приходится не больше 65, что - если дело дойдет до суда - не позволит партии прибегнуть к прежней защитной тактике. Впрочем, в ближайшее время суд вряд ли состоится. Несмотря на то что премьеры всех 16 федеральных земель уже согласились с необходимостью подачи иска, сами они этого сделать не смогут. Для этого им придется обратиться в бундесрат, ближайшее заседание которого запланировано на 14 декабря.

Как полагают эксперты, верхняя палата наверняка одобрит инициативу. В соответствии с законом о конституционном суде, бундесрат может подать иск о запрете партии в одиночку. Тем не менее, сенаторы вряд ли решатся на такой шаг без поддержки со стороны федерального правительства и бундестага - с тем чтобы позиция государства в суде была максимально защищенной. Что же касается кабинета министров, то его заключение ожидается не раньше чем через несколько недель. При этом решение правительства не очевидно: и Ангелу Меркель, и федерального министра внутренних дел Сабину Лойтхойссер-Шнарренбергер (Sabine Leutheusser-Schnarrenberger) крайне беспокоит тот факт, что если дело в КС будет проиграно, это даст НДПГ лишние очки и станет для партии прекрасным пиаром.

Ставить же под сомнение самостоятельность и независимость конституционного суда, даже ради запрещения партии "наследников Гитлера", не рискнет ни один здравомыслящий политик Германии, будь он трижды рейхсканцлер.