Рынок вторсырья

"Лента.ру" обнаружила цепочку заимствований в диссертациях из МПГУ

Здание МПГУ на проспекте Вернадского. Фото с официального сайта

Скандал, разгоревшийся в ноябре вокруг директора СУНЦ МГУ Андрея Андриянова, привел "Ленту.ру" к двум полным заимствований диссертациям - собственно Андриянова и националиста Владимира Тора (настоящее имя - Владлен Кралин). Оба они защищались в диссертационном совете Д 212.154.01 в Московском педагогическом государственном университете. В декабре Минобразования создало комиссию для проверки деятельности этого диссовета. Комиссия должна представить результаты своей работы к началу февраля 2013 года. "Лента.ру", в свою очередь, изучила, кто еще защищается, руководит, консультирует, оппонирует и председательствует в диссертационном совете Д 212.154.01.

Как минимум с 2006 года председателем Д 212.154.01 является Александр Анатольевич Данилов, доктор исторических наук, специалист по истории КПСС, автор "Концепции курса истории России 1900-1945 гг." (вызвавшей в свое время резкую критику со стороны либеральной общественности), неудавшийся директор института РАН и, по совместительству, заместитель экспертной комиссии ВАК по истории (занимал эту должность, по крайней мере, с 2006 по 2011 год). В этой последней роли в 2011 году Данилов опубликовал в журнале "Российская история" статью под названием "Диссертационные исследования по отечественной истории: итоги и перспективы". В статье речь идет о защитах, преимущественно докторских, состоявшихся в 2005-2009 годах в 89-ти диссертационных советах, посвященных специальности 07.00.02 ("отечественная история").

В МПГУ, который Данилов отнес к числу вузов с наиболее сильными работами, таких советов целых три. В совете самого Данилова при этом за период с 2005 по 2009 год прошло в несколько раз больше защит (.doc), чем во всех остальных диссоветах университета, включая педагогические - в 2010 году на "недопустимость увеличения защит диссертаций в отдельных советах" даже обратил внимание Данилова ученый совет МПГУ.

Темы и проблемы

Александр Данилов. Фото с сайта mpgu.edu
Александр Данилов. Фото с сайта mpgu.edu

Данилов в своей статье о диссертациях по истории пишет, в частности, о периодах, которым они посвящены. "Вместе с тем, количество попыток рассмотреть в историческом аспекте процессы, проходившие в нашей стране после распада СССР, в последний год значительно уменьшилось. Экспертный совет по истории при этом исходит из того, что многие из этих процессов еще не завершены и не могут быть предметом исторического анализа", - отмечает Данилов. Его собственный диссертационный совет, впрочем, в отмеченную тенденцию не вписывается.

"Лента.ру" изучила авторефераты 74 претендентов на докторскую и кандидатскую ученые степени, защитившихся в диссовете Д 212.154.01 (основной массив - 2008-2012 гг., но есть и более ранние). Подавляющее большинство из них посвящены истории СССР и постсоветской России: лишь 7 диссертаций касаются периодов более ранних, чем XX век, а 32 работы затрагивают или полностью посвящены истории России после 1991 года. Среди тем диссертаций, защищенных в диссовете под председательством Данилова, есть такие, как "Оборонно-массовая и спортивная работа среди молодежи Российской Федерации (1991-2003 гг.)" (автор - заведующий кафедрой физического воспитания и спорта факультета физической культуры МПГУ Виктор Каверин), "Формирование и реализация концепции национальной безопасности Российской Федерации в 1992-2004 гг." (автор - Евгений Штурба), "Формирование системы обеспечения национальной безопасности Российской Федерации в условиях нарастания угрозы международного терроризма (1992-2004 гг.)" (автор - Софья Шаргородская) и "Становление и развитие экологического образования в контексте природоохранной политики Российской Федерации в 1992-2003 гг." (автор - Ирина Шилина).

По меньшей мере в 44 авторефератах из тех, которые изучила "Лента.ру", указаны несуществующие публикации (по правилам Высшей аттестационной комиссии, соискатель, прежде чем выдвигать свою диссертацию на защиту, обязан опубликовать статьи по профильной тематике в рецензируемых научных журналах). Научные руководители, консультанты и оппоненты этих диссертаций постоянно пересекаются. О некоторых из них - Ольге Шушариной и Алексее Кудашине, оппонировавших Андриянову, - "Лента.ру" уже писала.

Оппоненты от физической культуры
В своей статье Данилов пишет о том, что официальным оппонентом должен быть "ученый, являющийся крупным и известным специалистом по заявленной теме или научному направлению, а также имеющий публикации по близким проблемам". В диссертационном совете Данилова это требование не соблюдается: работе (.doc) об этнокультурном развитии народов Северного Кавказа в 1920-е - 30-е годы оппонирует физкультурник Спичков (сам писавший о социально-экономическом развитии СССР в 1985-1991 годах), работе (.doc) об общественных движениях и гражданских инициативах в 1985-1999 годах - физкультурник Каверин (сам писавший о спортивной работе среди молодежи в 1991-2003 годах), а работе (.doc) о госполитике в сфере модернизации нефтяного комплекса в 90-е - 00-е - физкультурник из ВШЭ (sic!) Иван Борисов (сам писавший о международных связях высшей школы в 90-е годы).

В ряде случаев диссертантами руководил сам Данилов. Например, в 2008 году он выступил научным консультантом Алексея Пелиха, защитившего докторскую на тему "Политика Советского государства по организации и развитию научных исследований (1917-1991 гг.)" (за пять лет до этого Пелих защитил кандидатскую по археологии в Армавире о металлургии в эпоху поздней бронзы). Оппонировали Пелиху Мовсур Ибрагимов (он был оппонентом/консультантом/руководителем еще в 6 работах, в 4 из которых указаны несуществующие публикации), Владимир Криворученко (оппонировал еще двум работам, в обеих указаны несуществующие публикации) и Ирина Яблочкина (оппонировала еще 6 работам, в 4 указаны несуществующие публикации). Первая же публикация, указанная в автореферате (.doc) Пелиха, в соответствующем номере "Вестника РУДН" отсутствует. В октябре 2012 года Пелих уже сам оппонировал диссертации, в автореферате (.doc) к которой была указана единственная - и при этом поддельная - публикация в "Вестнике РУДН" с названием, идентичным теме диссертации. Ее автором выступил Владислав Максимов, научным руководителем - Сергей Данильченко, вторым оппонентом - Михаил Спичков.

Сам Спичков в 2008 году тоже защитил кандидатскую в МПГУ, все в том же диссовете, после чего был руководителем и оппонентом 5 работ (включая Максимова), ни в одной из которых не указаны настоящие публикации. Собственно, на несуществующую публикацию ссылается и автореферат Спичкова, гитариста и преподавателя кафедры теоретических основ физической культуры и спорта. Диссертация Спичкова посвящена теме "Социально-экономическое развитие СССР в 1985-1991 гг.".

На несуществующих публикациях недостатки научного труда историка-физкультурника не заканчиваются: пара абзацев из заключения вплоть до запятой повторяют диссертацию 2003 года "Счетная палата Российской Федерации в условиях становления и развития системы финансового контроля в России (1995-2003 гг.)". Ее защитил Сергей Абрамов, на тот момент - советник председателя Счетной палаты и будущий премьер-министр Чечни (подробнее об этом см. врез). Научным руководителем Абрамова был Олег Митволь.

Абрамов и Митволь

В диссертации Абрамова обнаружилось немало заимствований из общедоступных источников - хотя и далеко не в таком объеме, как в работах Андриянова и Тора. Например, пассажи о приватизации и других реформах начала 90-х годов (страницы 36-45 и 51-54 диссертации) с незначительными изменениями копируют текст диссертации Александра Тена "Содержание административно-правового регулирования экономических отношений в переходный период", который получил за нее степень кандидата юридических (sic!) наук в 1999 году. А слова о полукриминальных и откровенно криминальных элементах и о криминогенной обстановке (страницы 58 и 68 диссертации) совпадают с текстом кандидатской диссертации Алексея Веселова "Экономическая политика Российской Федерации в 90-е годы XX века и ее административно-правовое обеспечение" (на этот раз все-таки по историческим наукам). Диссертацию Веселов защитил в 2002 году в Краснодаре, а его научным руководителем был Игорь Турицын, не раз выступавший оппонентом в диссовете Д 212.154.01.

Чеченское правительство
Сергей Абрамов вскоре после защиты диссертации, в 2004 году стал премьер-министром Чеченской республики (после убийства Ахмата Кадырова Абрамов несколько месяцев совмещал эту должность с и.о. президента). В это же время министром по национальной политике, информации и внешним связям Чечни был Мовсур Ибрагимов, защитивший в 1999 году докторскую (его научным консультантом был Александр Данилов). Абрамов покинул пост премьер-министра в 2006 году после автомобильной аварии, "завещав" свою должность Рамзану Кадырову. Ибрагимов работал в правительстве и при новом председателе, нередко подвергаясь критике со стороны Кадырова. В 2007 году Ибрагимов был отстранен от своей должности, а в 2012 году его заподозрили в злоупотреблении служебными полномочиями и хищении в особо крупном размере.

Фрагменты диссертации Абрамова про собственно Счетную палату и про ее аналоги в других странах (страницы 128-136 и 167-176) с незначительными изменениями копируют диссертацию 1997 года "Правовое положение Счетной палаты Российской Федерации", за которую Алексей Соменков получил степень кандидата юридических (вновь - sic!) наук. Из еще одной юридической диссертации - "Правовое и организационное обеспечение президентского контроля за деятельностью органов внутренних дел" (Анатолий Тарасов, 2001 год) - Абрамов позаимствовал теоретическую часть о том, что такое контроль и какие его виды бывают (страницы 74-75).

Показательна также судьба фразы "Вместе с тем, действительно необходимые коррективы реформаторской деятельности правительства B.C. Черномырдина порой приводили к реанимации традиционалистских, 'советских' вариантов не только структуры управления, но и принимаемых решений" (страница 69 у Абрамова). Она, без надлежащего оформления в виде цитаты, встречается, помимо диссертации Абрамова, еще в нескольких научных трудах: у уже упомянутого выше Веселова (2002 год), у Александра Кульбеча (диссертация 1999 года, без упоминания Черномырдина) и у Михаила Ярмоленко (диссертация 2004 года, защищенная в МПГУ).

Проследить все цепочки заимствований не представляется возможным, но нельзя не отметить, что отдельные фрагменты диссертации Абрамова встречаются не только у Ярмоленко и Спичкова, но и у ряда других диссертантов, защитившихся в МПГУ. К их числу относятся Тимур Шогенов (его оппонентом был руководитель Абрамова Митволь, защитился в 2007 году), Александр Волосатых (2009) и Марина Ульянова (которой оппонировал Спичков, 2011 год).

Сам Митволь, доктор исторических наук, обе свои диссертации защитил в МПГУ. Любопытно, что между защитами прошло всего два года (кандидатская - в 2002 году, докторская - 2004-м). В течение этих двух лет Митволь выступил научным руководителем как минимум у четырех соискателей, защитивших кандидатские диссертации в совете Д 212.154.01 (в том числе у Абрамова).

Первые разделы докторской Митволя - ее тема звучит как "Формирование и реализация информационной политики в СССР и Российской Федерации: 1917-1999 гг." - очевидных источников в открытом доступе не имеют. Зато два последних раздела - 6-й и 7-й, посвященные периоду с 1985 по 1999 год, - слово в слово копируют текст из его же кандидатской (самоплагиат, напомним, в научных работах недопустим так же, как и собственно плагиат). Лишь заключения разделов немного переписаны, из-за чего ряд абзацев повторяется в разделе дважды, а затем еще один раз - в заключении ко всему труду. Собственно заключение докторской представляет собой перепечатку абзацев из основного текста.

Олег Митволь. Фото РИА Новости, Руслан Кривобок
Олег Митволь. Фото РИА Новости, Руслан Кривобок

В кандидатской Митволя (на тему "Власть и пресса в СССР и Российской Федерации (1985-1999 гг.)", научный руководитель - Александр Данилов) копирования слово в слово нет, зато есть пересказ чужих работ без указания на них. Например, в 2000 году Вероника Усачева писала в статье (.pdf) "Власть и СМИ в России: как изменились их взаимоотношения?" (Pro et contra, том 5, номер 4): "Поскольку либертарианское понимание свободы слова как 'общественного договора' между тремя субъектами - СМИ, властью и обществом - в России начала 90х отсутствовало, сложилось некое подобие двустороннего альянса существующей власти с электронными СМИ. Важнейшее звено - общество - из него выпало". Митволь же на странице 113 своей диссертации пишет: "С другой стороны, любой призыв отрегулировать отношения на информационном поле трактовался самими средствами массовой информации как ущемление свободы слова, которой реально не существовало, так как не было создано необходимого баланса интересов между государством, обществом и средствами массовой информации. Сложилось некое подобие альянса, из которого выпало, на наш взгляд, основное звено - общество".

Среди других неуказанных источников Митволя - кандидатская диссертация Людмилы Прошак "Журналистика как социальный феномен: Проблемы взаимодействия с российской действительностью, вторая половина 80-х - 90-е годы ХХ века" (1999 год). Описывая концепцию "четырех теорий печати" (страница 117), Митволь ссылается на первоисточник - Siebert F.,.Peterson T,.Schramm W. Four Theories of the Press. В выходных данных, однако, он допускает опечатку: Ner York, 1966. Такая же опечатка допущена у Прошак.

На книгу Петерсона и Шрамма Митволь не раз ссылается по ходу текста диссертации, но в итоговый список литературы к кандидатской она не вошла. Зато в списке литературы к докторской оказались такие книги, как мемуары Станиславского и "Бодался теленок с дубом" Солженицына - ссылок на них в тексте научного труда, как и иных намеков на их использование, нет. Вообще, "мемуарная часть" списка литературы к докторской Митволя более чем наполовину совпадает со списком литературы к докторской диссертации Ольги Баркаловой на тему "Политика Советского государства в сфере культуры и ее влияние на развитие творческой интеллигенции конца 50-х - начала 80-х гг. ХХ в.", защищенной в МПГУ в 2001 году. Станиславский и Солженицын к ее теме имеют прямое отношение, в отличие от темы Митволя. А вот почти все остальные источники, указанные у Митволя, нашлись в списке литературы к еще одной диссертации из МПГУ - кандидатской на тему "Партийно-советская печать как инструмент политической борьбы в советском обществе 1920-х годов". Ее защитил Владимир Гафнер в 2000 году.

Как и в случае с диссертацией Абрамова, фрагменты из обеих диссертаций Митволя встречаются в других, более поздних работах из МПГУ. Это диссертации Вячеслава Лейбмана (2003 год, руководитель - Митволь), Владимира Руги (2003 год, руководитель - Данилов), Ирины Бариновой (2003 год, руководитель - Данилов) и других соискателей.

Публикации и издания

Вопроса плагиата в своей статье об исторических диссертациях Данилов не касается, зато затрагивает тему "ваковских" публикаций - тех самых, которые и привели к разоблачению практики защиты недобросовестных работ в его диссертационном совете. "Необходимо напомнить председателям диссертационных советов и соискателям о требовании Положения ВАК, которое четко требует публикации основных положений диссертации в ведущих научных журналах. Обычно диссертационные советы обращают внимание лишь на количественные параметры, которые оговорены в документах ВАК. Однако не менее важно иметь в виду полноту отражения основных положений диссертаций в статьях автора", - пишет Данилов. Как правило, "подозрительные" диссертанты указывают в своих авторефератах несуществующие публикации, поэтому проверять в них основные положения не представляется возможным. Но в ходе изучения диссертаций и авторефератов "Лента.ру" столкнулась с тем, что и наличие указанной статьи в указанном журнале - вовсе не залог приемлемого качества научной работы.

Я надеюсь, что благодаря объективному анализу удастся разобраться, что же на самом деле произошло, и справедливость восстановится. Насколько я помню, раньше у нас таких историй не было, но сейчас такое время, что это проблема не конкретного диссертационного совета и не конкретной специальности – это проблема, к сожалению, общенациональная. Мы создали собственную комиссию МПГУ, потому что в первую очередь нам самим нужно выяснить, что происходит, и я надеюсь, что наша комиссия пораньше закончит работу, чем министерская. Нам важно понять, что и где дало сбой, и как только поймем, мы доложим наверх.

Александр Данилов о разоблачениях (в интервью Slon.ru)

Так, Игорь Турицын, проректор по научной работе и инновациям Академии сферы социальных отношений, был консультантом или руководителем 6 работ, защищенных в МПГУ. Публикации у трех авторов этих работ в соответствующих изданиях существуют, а вот у двух нет по одной публикации из достаточно обширного списка, а еще у одной дамы - двух публикаций. Зачем было их указывать, если число реальных статей у диссертантов и без того не маленькое, неясно. Более того, у Александра Галкина указаны сразу две статьи в одном выпуске одной "Исторической и социально-образовательной мысли": одна из них существует, другая - нет. В редакционную комиссию "Мысли" при этом входит сам Турицын, а главредом издания является Виктор Штурба, отец уже упоминавшегося выше Евгения Штурбы. В 2000 году Штурба-старший защитил докторскую под руководством Турицына.

В публикациях в "Мысли" после имени автора, степеней и прочих регалий указывается электронная почта. У Петра Капустина и Андрея Еремина, защитивших диссертации в МПГУ, стоит одинаковый адрес - i.turitsyn@mail.ru. Такой же адрес указан и в статье Аллы Лебедевой, кандидата юридических наук, заведующей кафедрой гражданско-правовых дисциплин Чувашского филиала Московского гуманитарно-экономического института. Статья (.pdf) под заголовком "Трудности становления малого предпринимательства в России на начальном этапе рыночных реформ (1990-1993 гг.)" (номер 1 2012 года журнала, входящего в список ВАКа и подвергающего статьи рецензированию) представляет собой перепечатку - с небольшими сокращениями, иными вводными словами и парой перестановок - страниц 25-38 кандидатской диссертации Сергея Абрамова.

P.S.

История присуждения липовой степени одного отдельного взятого Андрея Андриянова вскрыла целый цех по производству кандидатов и докторов исторических наук, в котором в течение как минимум 10 лет трудились самые разные люди: казалось бы, что может быть общего у националиста Владимира Тора с бывшим премьер-министром Чечни Сергеем Абрамовым?

Зачем нужна липовая степень тому же Андриянову или физкультурникам - отчасти понятно (в конце концов, кандидатские надбавки преподавателям никто не отменял). Но зачем они нужны предпринимателям, чиновникам и общественным деятелям - совершенно неясно. Ученая степень должна служить поддержкой ее обладателю в научном сообществе, подкреплять его научный же авторитет, но в современной России, вслед за обесцениванием диплома о высшем образовании, происходит и подрыв репутации докторов и кандидатов наук. Ваковская "корочка" становится символом престижа, вроде дорогих часов. Ради этой "корочки" в научных журналах печатают сомнительные статьи, а когда это не удается - просто допечатывают "дополнительные выпуски" без ведома редакции.

Проблема кроется не в отдельных людях и диссоветах - за пределами МПГУ уже всплыла, к примеру, история с плагиатом в диссертации депутата Госдумы Владимира Бурматова. Дело во всей нынешней системе научной квалификации, которая доказывает свою неэффективность не хуже "неэффективных" вузов. Из-за скандалов, подделок, оправданий и отсутствия хотя бы призрачных надежд на изменение к лучшему страдают вовсе не условные андрияновы, которые знали, на что идут, защищая фальшивку, а настоящие ученые. Доверие к их степеням, полученным после как минимум трех лет работы с соблюдением всех возможных требований ВАКа, оказывается подорвано. И каким образом при такой системе эффективно двигать отечественную науку вперед, как того требует Минобрнауки, понятно еще меньше, чем причины, из-за которых липовая степень понадобилась Владимиру Тору.

подписатьсяОбсудить
Свадьба в БишкекеЗа кражу невест не берут под арест
Почему в Киргизии принято начинать создание семьи с преступления
A man lights a candle by a portrait of Pavel Sheremet surrounded with flowers and candles at a place of his death in Kiev, Ukraine, Wednesday, July 20, 2016. A prominent journalist was killed in a car bombing in Ukraine's capital, Kiev, on Wednesday, sending shockwaves through the Ukrainian journalist community that was shaped by the gruesome killing of the publication's founder 16 years ago. (AP Photo/Sergei Chusavkov)Ищите женщину?
Убийство Павла Шеремета: целенаправленная охота или роковая случайность
Распаднические настроения
С чем останется Украина после интеграции в нее Евросоюза
Планета Х напоминает НептунАнтихристы с Нибиру
Как Планета Х наклоняет Солнце и вызывает катаклизмы на Земле
Еще нарожают
Зачем персидская знать торговала телами своих жен
Турецкий бардак
Тайны и прелести Османской империи: фески, котики и шаурма
Рюриковичи мы!
Что скрывается за образом основателя великой Руси
Навсегда в прошлом
Современные спорткары с очаровательным ретро-дизайном
Гран-при Венгрии
Онлайн-трансляция самой экваториальной гонки Формулы-1
Советский форсаж
Более 100 раритетов на Красной площади: видеотрансляция
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей