Сделало дело кислое вино

Убийство на охоте раскололо молдавскую власть

Заповедник Пэдуря Домняскэ.
Фото: moldovenii.md

В Молдавии продолжается скандал вокруг убийства человека на охоте, в которой участвовали представители власти. Полиция, рассмотрев обстоятельства дела, пришла к выводу, что охота в заповеднике «Господарский лес» сама по себе была незаконной. В связи с этим было возбуждено отдельное дело. Вдобавок появилась неофициальная информация о том, что участники охоты были пьяны.

На фоне скандала обострились разногласия внутри правящей коалиции. Глава правительства, возглавляющий одну из коалиционных партий, фактически солидаризировался с оппозицией и потребовал отставки генерального прокурора (назначенного в правительство по квоте другой коалиционной партии). Прокуратура показала, что ей есть чем ответить. На днях она завела уголовное дело против министра здравоохранения, являющегося назначенцем от партии премьера. Его обвинили в превышении власти и подлоге.

Фактически власть сама способствовала разжиганию скандала, который бьет по репутации не только отдельных чиновников, но и правящего альянса в целом. В коалиции, в общем, признают, что ничем хорошим это не закончится. «Никто не может выйти героем из всей этой ситуации, — говорит представитель одной из коалиционных партий, мэр Кишинева Дорин Киртоакэ. — Скорее всего, люди будут судить о всех нас вместе взятых как о правящем альянсе, а не по отдельности». Даже если до распада альянса дело не дойдет, у его участников существенно пополнится список взаимных претензий, и очередная попытка свести счеты станет только вопросом времени.

Охота

О самой охоте, состоявшейся в конце декабря, уже известно достаточно много (хотя на главный вопрос — кто сделал смертельный выстрел? — однозначного ответа нет). Прокуратура на днях обнародовала официальный список тех, кто принимал в ней участие. При этом было официально подтверждено, что среди охотников был и генеральный прокурор Молдавии Валерий Зубко (сам он ранее отверг обвинения в убийстве, но при этом не уточнил, участвовал он в тот день в охоте или нет).

Следуя официальному списку, в охоте на кабана, проходившей в заповеднике «Господарский лес» (Padurea Domneasca), на западе страны, участвовали 30 человек. 16 из них были стрелками — включая генерального прокурора и кишиневского судью Георгия Крецу, которого прокуратура считает подозреваемым в убийстве. Остальные были загонщиками.

Участники охоты, согласно официальной версии, разделились на две группы. В первую наряду с генеральным прокурором вошли председатель Апелляционной палаты Кишинева Ион Плешка (упомянутый судья Георгий Крецу, подозреваемый в убийстве, является его заместителем), директор государственного предприятия Registru Сергей Рэйлян, начальник лесного агентства Moldsilva Ион Лупу, а также член кишиневского муниципального совета Юрий Нэстас. Во второй группе были судья Георгий Крецу, представитель администрации заповедника Валерий Свистун, бизнесмен Геннадий Сажин и еще ряд лиц.

Погибший предприниматель Сорин Пачу (он получил тяжелое огнестрельное ранение и был доставлен в больницу, где впоследствии скончался), по утверждению прокуратуры, был загонщиком во второй группе. Следуя официальной версии, генпрокурор в бизнесмена не стрелял. Более того, он вообще находился в другой группе охотников. По делу о непредумышленном убийстве, как сообщили в прокуратуре, он не проходит даже в качестве свидетеля.

Георгий Крецу, которому на днях официально был присвоен статус подозреваемого, четко объяснить, считает ли он себя виновным, не смог. «Существуют определенные общие элементы между мной и происшествием этого инцидента, однако уровень участия и виновности установят следственные органы, — туманно сообщил он. — Я готов ответить перед лицом закона, если я буду признан виновным».

Руководитель движения «Антимафия» Сергей Мокану, с подачи которого охотничья история получила огласку, утверждал, что на судью оказывается давление и что власти пытаются сделать его «козлом отпущения», чтобы отвести подозрения от генерального прокурора (которого Мокану считает виновником убийства).

Что касается официального списка охотников, то в нем, как утверждает лидер «Антимафии», были допущены подтасовки (он уверен, что некоторые имена появились в списке «постфактум»). Вдобавок, как заявил Мокану изданию «Коммерсантъ-MD», в тот день в заповеднике охотились не две группы, а одна, состоявшая из 30-32 человек. Многие, по его словам, находились в состоянии алкогольного опьянения.

«На охоте было два ведра горячего вина, тогда был мороз, — сообщил Мокану (ограничивались ли этим запасы алкоголя, он не уточнил). — Там было много свидетелей, не только эти охотники из списка. С ними была проведена работа, чтобы держали язык за зубами». Эти свидетели, как утверждает лидер «Антимафии», видели, что Сорина Пачу подстрелил генеральный прокурор.

Второе дело

Отдельный вопрос — была ли законной сама охота в заповеднике. Глава местного общества охотников и рыболовов Олег Чакан, комментируя на днях эту тему, отметил, что в заповедниках охота разрешается только в особых случаях — «когда нужно провести селекцию животных из-за их болезни или опасности для окружающей среды». В этих случаях, как подчеркнул источник, к отстрелу животных должны привлекаться специалисты.

Полиция решила, что нарушения в организации охоты были. В заявлении, которое МВД республики распространило по этому поводу, отмечается, что в заповеднике «дозволена селективная регулировка животных для поддержания экологического баланса, которая осуществляется специалистами или опытными охотниками». В данном же случае, как подчеркнули в министерстве, установлено, что некоторые из участников охоты не имели необходимого опыта (охотились всего лишь во второй или третий раз). Погибший Сорин Пачу, как выяснилось, не состоял в охотничьем обществе и даже не был кандидатом на получение охотничьего билета.

Вдобавок Пачу, по сведениям МВД, был ранен картечью, притом что участники мероприятия собирались охотиться на кабанов, а использовать при этом картечь, как отметили в министерстве, местное законодательство запрещает.

Дело было заведено по двум статьям: «Незаконная охота» и «Нарушение режима управления и защиты природных территорий, охраняемых государством».

Начальник лесного агентства Moldsilva Ион Лупу — один из участников декабрьской охоты — настаивает на том, что она проводилась по правилам. По его словам, каждой группе охотников было выдано соответствующее разрешение, проведен инструктаж по технике безопасности. Что касается охотничьих билетов, то они, как уверяет Лупу, были у всех участников.

Свои против своих

Охотничий скандал оказался индикатором конфликтных, склочных взаимоотношений, сложившихся между партиями правящего альянса. Вместо того чтобы сплотиться и попытаться выйти из этой ситуации с минимальными потерями, они с воодушевлением бросились сводить счеты. На этом фоне даже оппозиция, пытающаяся использовать скандал против власти и устраивающая митинги под лозунгами «Зубко на нары!» отошла на второй план.

Альянс, ныне находящийся у власти в Молдавии, был создан в 2009 году. По итогам состоявшихся тогда парламентских выборов оппозиция получила большинство в парламенте и вытеснила из власти коммунистов, управлявших республикой с начала 2000-х. В альянс «За европейскую интеграцию» вошли Либерально-демократическая, Либеральная и Демократическая партии (в него входила еще одна партия, однако позднее на внеочередных выборах она не смогла попасть в парламент и коалицию была вынуждена покинуть).

За последние несколько лет между членами альянса не раз происходили конфликты. Но инстинкт самосохранения у его участников неизменно побеждал: до раскола дело не доходило.

Лидер ЛДПМ Влад Филат, возглавляющий правительство, кстати, уже пытался ранее отправить в отставку генпрокурора (назначенного по квоте Демократической партии). Зубко, которого премьер упрекнул в неэффективном противодействии рейдерским атакам на молдавские банки, в ответ обвинил представителей правительства (включая руководителей контролируемой ЛДПМ Таможенной службы) в «крышевании контрабанды». После соответствующего отчета генпрокурора в парламенте, как отмечало агентство Omega, добиваться его отставки Филат перестал.

Теперь, однако, противостояние возобновилось и приняло еще более ожесточенный характер. Почти сразу же после того, как история об убийстве на охоте получила огласку, глава правительства — в унисон с оппозицией — потребовал отставки генпрокурора. Зубко, не скрывая обиды, заявил, что против него ведется «грязная кампания» и что в ней приняли участие в том числе и высокопоставленные лица. Увольняться он отказался, ограничившись уходом в отпуск.

Ответа долго ждать не пришлось. На днях стало известно, что прокуратура завела сразу несколько дел в отношении министра здравоохранения Андрея Усатого (назначенца ЛДПМ) и главы Лицензионной палаты Валентина Гузнака. Их обвинили в превышении власти, халатности и подлоге. Обвинения касаются открытия новых аптек в обход действующего законодательства: предприниматели получали от министерства здравоохранения ходатайства, позволявшие им открывать аптеки, находящиеся на расстоянии менее 250 метров от аналогичных учреждений (хотя закон это запрещает), а затем добивались положительных решений в судах. В результате, как утверждало издание Ziarul de Garda, сложилась коррупционная схема, в рамках которой бизнесмены платили Минздраву по пять тысяч евро, а Лицензионной палате — по две тысячи. Среди тех предпринимателей, которые этой схемой воспользовались, якобы была и невестка депутата от ЛДПМ Владимира Хотиняну.

По сведениям издания, уголовные дела были возбуждены 15 января. Основанием для их возбуждения стало обращение депутата от Либеральной партии Георгия Бреги (главы парламентской следственной комиссии, изучавшей ситуацию на фармацевтическом рынке). То есть и либералы в стороне от конфликта между партиями не остались.

На фоне охотничьего скандала правящий альянс уже дважды проводил заседания. По итогам последнего, состоявшегося 18 января, было решено, что генеральный прокурор все же уйдет в отставку.

О завершении конфликта говорить рано. Обиженные демократы уже объявили, что могут вообще отказаться от поста генпрокурора (на который, в соответствии с коалиционными соглашениями, они теперь могут выдвинуть нового кандидата) в пользу оппозиции. Как сообщил один из лидеров Демократической партии, известный в республике олигарх Владимир Плахотнюк, он уже зарегистрировал в парламенте соответствующую законодательную инициативу. Отдать в руки оппозиции он предложил также должности глав счетной палаты и ЦИКа.

О какой конкретно «оппозиции» идет речь, представитель демократов не уточнил. Крупнейшей оппозиционной партией в Молдавии являются коммунисты, возглавляемые бывшим президентом Владимиром Ворониным. Однако в парламенте присутствует еще несколько малочисленных оппозиционных групп во главе с бывшими коммунистами Игорем Додоном и Вадимом Мишиным. Жест демократов, соответственно, может быть и намеком на возможное сближение с коммунистами, и попыткой сохранить контроль над прокуратурой, передав его менее влиятельным оппозиционерам (которых некоторые считают подконтрольными олигарху).

Комментируя последние события, ветеран молдавской политики Юрий Рошка (основатель Христианско-демократической партии — преемницы Народного фронта Молдавии) высказал мнение, что внутри правящей коалиции фактически «идет война — как между гангстерами и олигархами». «Они смотрят на страну как на добычу, а на правление — как на возможность грабежа, — заявил политик. — Случай с убийством на охоте лишь послужил в качестве катализатора непримиримых конфликтов в кругу власть имущих». «А эта сарабанда с перекрестными требованиями об отставке — это лишь часть игры, кто кого положит на лопатки в пользу одних бандитов и в ущерб интересам других мошенников», — добавил он.