Звените, озера, и пой, тайга

Власти Карелии перессорились из-за перспектив региона

Кондопожский ЦБК
Кондопожский ЦБК
Фото: Александр Чиженок / Коммерсантъ

Если для большинства россиян Карелия — это лес, озера и смешные финские топонимы, то для самих жителей республики все сложнее. Для них, если судить по высказываниям местного министра экономического развития Валентина Чмиля, это дотационный «регион-промежуток», у которого нет никаких перспектив. Слова Чмиля возмутили главу региона Александра Худилайнена, много раз обещавшего убрать регион из списка дотационных.

«Звените, озера, и пой, тайга», «Герои былин средь лесов и гор // Живут на земле нашей до сих пор», — эти строчки из гимна республики как нельзя точно отражают представление о Карелии тех, кто в ней не живет. Ежегодно Карелию посещает, по разным данным, от полумиллиона до полутора миллионов туристов (разница в оценках может объясняться тем, что многие едут туда «дикарями»), и именно они формируют репутацию региона в стране.

Те же, кто живет в республике круглый год, а не приезжает на несколько недель, думают о ней по-другому. Карелия - это больше 600 тысяч человек, чуть меньше половины из которых живет в Петрозаводске, где еще есть какая-никакая промышленность, а остальные раскиданы по мелким городам, зачастую с одним-единственным градообразующим предприятием, работающим в убыток.

Именно такое предприятие обсуждали в конце 2012 года карельские чиновники и менеджеры. Речь шла о Кондопожском целлюлозно-бумажном комбинате, на котором работает около шести тысяч человек — притом что всего население города составляет около 33 тысяч человек.

Основная проблема предприятия заключается в том, что оно почти полностью зависит от поставок на экспорт: Кондопожский ЦБК считается крупнейшим производителем газетной бумаги в Европе, а его возможности намного превосходят емкость внутреннего рынка. В Европе, в свою очередь, падают как цены на бумагу (по данным «Ведомостей», на 25 процентов в 2012 году), так и спрос на нее. Кроме того, ЦБК начинает испытывать конкуренцию со стороны более технологичных производителей, а на модернизацию собственных мощностей у Карелии нет средств. При этом увольнять работников или даже отправлять их в длительный отпуск на ЦБК не могут, так как это поставит в затруднительное положение весь город.

Такие совещания регулярно проходят по всей стране — достаточно вспомнить похожую ситуацию с Байкальским ЦБК (где ситуация осложняется еще и загрязнением Байкала) или, скажем, в Пикалево, которое в 2008 году вынужден был успокаивать сам Владимир Путин. В министерствах уже несколько лет разрабатывают различные программы по реформированию моногородов, но пока ситуация мало изменилась: инвесторы вкладываться в устаревшее производство не спешат, у властей на модернизацию производства денег нет, заводы, приносящие убытки, продолжают работать.

Тем не менее совещание в Кондопоге все же отличалось от аналогичных. На нем, если верить карельским СМИ, разоткровенничался министр экономического развития региона Валентин Чмиль. «Как министр экономики могу сказать: ну не интересна Республика Карелия сегодня никому. Она всегда была дотируемым, поддерживаемым социалистическим анклавом. Экономически это невыгоднейшая территория. Кроме природных ресурсов, ничего привлекательного здесь нет. Ни один нормальный инвестор на нормальных условиях сюда не пойдет. Это республика-промежуток. У нас нет трудовых ресурсов, электроэнергетики, газа, дорог. У нас ничего нет. Зачем сюда идти?» — посетовал чиновник и добавил, что готов заниматься проституцией, лишь бы в республику пришли инвесторы. Кроме того, он рассказал, что местные власти ездят и целуют «в одно место кого угодно и как угодно», упрашивая создавать рабочие места в Карелии.

Одна команда

По всей видимости, Чмиль не думал, что это заявление станет публичным — во всяком случае ни в конце декабря, ни в начале января местные СМИ о столь яркой и образной речи ничего не написали. Заявления чиновника появились только 16 января и только на сайте одного СМИ — «Лесного портала Карелии», но, судя по тому, что Чмиль не кинулся опровергать данные публикации, приблизительно так он и говорил.

Это тем более удивительно, что Чмиля никак нельзя считать «оппозиционером» в правительстве Карелии. Он приехал в республику из правительства Ленинградской области по приглашению главы республики Александра Худилайнена летом 2012 года, когда новый руководитель региона стал набирать себе команду единомышленников (сам Худилайнен — тоже выходец из Ленинградской области). И Чмиль, и Худилайнен не раз говорили о перспективности Карелии и о том, что ей в ближайшее время предстоит пройти путь Ленинградской области.

«Я полагаю, Карелия привлекательнее для инвесторов, чем Ленинградская область. Здесь есть все, кроме нефти и газа. Есть высококвалифицированные кадры, в том числе инженерные, которые готовит ПетрГУ. Есть производственная база в виде уже существующих предприятий", — это слова Чмиля из интервью, данного в августе. А вот что в сентябре говорил Худилайнен: «Потенциал Карелии намного больше, чем у той же Ленинградской области, где я проработал много лет. [...] в Карелии есть все: 27 видов полезных ископаемых, разведанные месторождения золота, платины, алмазов, ванадия, титана, хрома, железа. [...] Уверен, через 2-3 года здесь начнутся изменения в экономической ситуации, и постепенно мы превратим Карелию из дотационной территории в стабильный регион».

Иными словами, разногласий у чиновников раньше не возникало, но на публикацию «Лесного портала Карелии» Худилайнен не ответить не мог. 21 января он через официальный портал органов власти республики заявил, что власти проведут проверку достоверности цитат. После этого Худилайнен пообещал принять решение о будущем Чмиля. «Неприкасаемых нет», — намекнул на судьбу своего министра глава республики.

Был и будет дотационным

Яркое различие между «официальными» заявлениями карельских чиновников и теми словами, которые, по всей видимости, Чмиль сказал в сердцах, показывают, какая бездна лежит между тем, что руководители Карелии думают и что говорят на самом деле. Однако так ли уж стопроцентно был прав Чмиль, называя Карелию «республикой-промежутком»? Ответить на этот вопрос помогает статистика.

В 2011 году Карелия собрала налогов на 21 миллиард рублей, это 0,2 процента от общего сбора налогов в целом по стране. На самом деле эта сумма не такая уж и маленькая, если сравнивать ее не с Москвой или Санкт-Петербургом, а с регионами поменьше. Например, в Карелии собирают больше налогов, чем в любом регионе Северо-Кавказского федерального округа (за исключением Ставрополья), и это при том, что население Карелии в несколько раз меньше, чем, скажем, в Дагестане.

По уровню дотационности Карелия тоже далеко не на первом месте в стране. По данным Минфина, бюджетная обеспеченность региона (до распределения дотаций) составляет 0,54. На северо-западе страны это один из худших результатов, но даже в Центральной России встречаются регионы, где ситуация еще более печальная (например, Тамбовская, Костромская или Воронежская области).

Другое дело, что ситуация в регионе год от года не становится лучше - власти за последние годы (если не сказать десятилетия) так и не придумали, как развивать регион. Население Карелии сокращается каждый год начиная с 1991-го и с тех пор сократилось уже на 20 процентов. Это же верно и в отношении инвестиционной привлекательности региона: хотя местные власти и отчитываются о регулярном повышении инвестиций в республику, их объем (около 32,5 миллиарда рублей по прогнозу на 2012 год) явно недостаточен для того, чтобы избавить республику от определения «дотационный».

Резко увеличить приток денег в регион можно было бы за счет крупного проекта. У Карелии он есть: местные власти надеются найти желающих поработать на Пудожском мегапроекте, который предполагает разработку месторождений нескольких видов руд. Для этого проекта нужно построить железнодорожную ветку, энергетическую инфраструктуру, город на 40 тысяч человек и несколько более мелких поселков — своими силами Карелия с такими затратами не справится.

В конце 2012 года Худилайнен представлял этот проект Владимиру Путину, а в первой половине 2013-го его будут рассматривать в правительстве. С учетом того, что федеральные чиновники могут заморозить проект, любые скандалы в области, особенно если они касаются инвестиционной привлекательности региона, Карелии сейчас ни к чему — на одну туристическую привлекательность Кижей и Валаама регион содержать невозможно.

Обсудить
Масон, выйди вон!
Какую угрозу представляет для России братство вольных каменщиков
Кандидат «Против всех»
Как сантехник может выиграть выборы, а джедай — проиграть
Владелец парка львов «Тайган» Олег Зубков кормит льваПарк крымского периода
С кем и за что борется владелец ялтинских зверинцев Олег Зубков
«Учитель стал его гнобить»
Почему родители начали забирать детей из государственных школ
Владимир ПутинНапрасный труд
В Кремле обсудили, почему россияне работают неэффективно
Китайский интерес
Пекин желает смерти уйгурским боевикам в Сирии, но вмешиваться в войну не готов
Lebanese members of the Syrian Social Nationalist Party, a pro-Syrian leftist Lebanese party, carry their party's flag during the funeral procession of Najib Mohammed Shams el-Din and Ali Mohammed Shams el-Din, in the port city of Tyre, southern Lebanon, Saturday, Aug. 19, 2006. Najib and Ali, two members of the Syrian Social Nationalist Party, were killed when an Israeli airstrike attack hit a building, where they were taking refuge, in Tyre mid July, a few days after the beginning of the Israeli offensive on Lebanon. Свастика над Дамаском
Чего хотят сирийские национал-социалисты
Participants attend a gay pride parade in central Istanbul June 30, 2013. Tens of thousands of anti-government protesters teamed up with a planned gay pride march in Istanbul. Crowds were stopped by riot police from entering Taksim, the centre of previous protests, but the atmosphere appeared peacefulОпасное интернет-проникновение
Грозит ли подъем геев-мусульман исламскому миру
Атака на Вестминстер
Неизвестные пытались проникнуть в здание дворца, где заседает парламент Британии
Старт ракеты с Dream Chaser — кораблем компании Sierra Nevada (в представлении художника)Еще батуты
Как американские компании опережают Россию в сфере пусков ракет
Кровавое воскресенье 22 января 1905 года«Идиоты говорят, что Россию погубил заговор»
Почему революция 1917 года была неизбежна
«Фортов нас предал»
Зачем обезглавили Российскую академию наук
Самарский государственный аэрокосмический университет имени академика С.П. КоролеваОсиное гнездо
Как в Самаре гонят прочь всемирно известных ученых и Нобелевского лауреата
Безобразно естественно
Календарь Pirelli: лучшие актрисы и модели — без макияжа и без одежды
Дональд Рейфилд«Не убивать Сталина — это как убить хорошего человека»
Дональд Рейфилд о Берии, Саакашвили и грузинском гостеприимстве
Лицом к человеку
Почему холокост и сталинские репрессии породили схожие процессы в Европе и СССР
Кирилл Разлогов: Звездами не рождаются
Может ли ремейк быть лучше оригинала?
Без вести пропавший
Почему снимки главного фотографа Великой Отечественной не выставлялись в России
Стыдно, но очевидно
Как доказать, что Трампа привели к власти иллюминаты и любители порно
«Ребята, учитесь у кавказцев»
Почему детей стоит держать подальше от роликов о сексуальном образовании
Не хочешь — заставим
Как разные страны пытались сделать граждан счастливыми и что из этого вышло
Ищут пожарные, ищет милиция
Десятилетний розыск пропавшей британской девочки обошелся в 20 миллионов фунтов
Новая американская мечта
Что такое Fuck You Money, или Как уйти на пенсию в 35 лет
«Как же мне повезло»
История уроженца Томска, переехавшего в Калифорнию, но вернувшегося в Россию
Китайский кроссовер, который уже почти ничем не болеет
Тест-драйв нового Chery Tiggo 3
Олень на капоте
Утенок, полуодетая женщина и другие маскоты, пробуждающие клептоманию
Сказочное Бали
Как на ГАЗ-24 добраться своим ходом до Индонезии. За 3,5 месяца
Волки в болотных сапогах
Как выглядели «горячие» внедорожники 20 лет назад
Бог простит
В церкви нашли квартиру с красной мебелью и портретами в стиле поп-арт
Фрэнк ГериСпугнули рыбу
Почему антисемиты изгнали из Канады создателя «танцующего дома»
«Наш дом — колония строгого режима»
История семьи, оказавшейся на грани распада из-за дачи
Цветам не место в доме
Почему дети мешают взрослым жить счастливо в собственных квартирах