Новости партнеров

На бреющем

Могут ли ВВС России летать над автодорогами?

Уральское управление Росавиации проверило полет на малой высоте многоцелевого вертолета Ми-8 над трассой под Екатеринбургом и не нашло в нем никаких нарушений. Аналогичным выводом может завершиться и расследование пролета на бреющем над трассой М-21 фронтового бомбардировщика Су-24. Военные утверждают, что подобные полеты проводятся в рамках учебных программ и всегда санкционированы руководством. Однако вряд ли этим можно оправдать появление военной авиации в опасной близости от гражданских дорог.

6 сентября 2012 года в интернете появилась видеозапись (инцидент датирован 24 августа) с автомобильного регистратора, на которой запечатлен пролет многоцелевого вертолета Ми-8 на предельно малой высоте - всего в нескольких метрах - над трассой "Екатеринбург - Курган". В авиационной службе Министерства обороны России агентству "Уралинфомбюро" заявили, что видеоролик выглядит "очень и очень сомнительным". Эксперты обратили внимание на тихий звук вертолета, а также на то, что машину, над которой пролетел Ми-8, "должно было сдуть" с дороги.

Впрочем, вскоре собственное расследование провело Уральское управление Росавиации. Заместитель начальника управления Борис Коробков заявил, что полет был согласован и санкционирован, "выполнялся государственной авиацией, и никакого нарушения в этом не было". В ходе расследования было установлено, что Ми-8 принадлежит 2-му Командованию ВВС и ПВО, одна из баз которого - Упрун - находится неподалеку от города Каменск-Уральский. Выяснилось также, что экипаж Ми-8 отрабатывал полет на малой высоте.

Ранее начальник инспекции по безопасности полетов Уральского отделения Росавиации Андрей Голубенко рассказал "Комсольской правде", что "вертолет может летать на любой высоте" и что на "видео нет никаких нарушений". "Единственное, что меня смущает: кому принадлежит это судно. Если он военный, то это более чем допустимое поведение - это был учебный полет и, возможно, их маршрут был проложен через это дорожное полотно", - отметил он. Таким образом, выводы о законности пролета Ми-8 над трассой были сделаны еще до начала расследования Росавиации.

По словам Коробкова, летчики отрабатывали навыки, которые могут быть полезны при проведении поисково-спасательных операций. Согласно руководству по летной эксплуатации Ми-8, минимальная безопасная высота полета такого типа вертолетов составляет 20 метров "на скоростях по прибору не менее 60 километров в час". Тем не менее, законность опасных полетов военной авиации над гражданскими дорогами сомнительна.

Член Ассоциации военных политологов Александр Перенджиев рассказал радио "Коммерсантъ FM", что не существует правил, разрешающих полеты военной авиации над трассой, "где проезжают обычные машины". "Учебные полеты не могут происходить там, где есть движение гражданских лиц, а тем более транспорта", - отметил он. Нормативы и регламенты выполнения полетов Министерства обороны России в основном засекречены, однако учебные полеты на малых высотах над дорогами общего пользования, как правило, не практикуются. Для этого существуют различные учебные базы и дороги, находящиеся в ведении Минобороны.

Между тем, инцидент с Ми-8 стал уже вторым по счету за прошедший месяц. В конце августа в сети был опубликован ролик с видеорегистратора, на котором запечатлен фронтовой бомбардировщик Су-24, летящий на высоте бреющего полета над трассой М-21 "Ростов-на-Дону - Волгоград" (запись датируется 9 августа). 5 сентября 2012 года расследованием этого происшествия занялась военная прокуратура. Пока следователям удалось выяснить, что самолет базируется в Морозовке Ростовской области.

При этом прокуратура установила, что летчики самолета выполняли приказ командования, отрабатывая фигуру высшего пилотажа (горизонтальный полет на высоте менее 50 метров). Проверка полета Су-24 на бреющем пока не завершена, и когда будут обнародованы ее результаты, пока неизвестно. Некоторые эксперты уже высказали предположение, что вероятнее всего, даже если речь идет о воздушном хулиганстве, установить виновного не удастся - на записи, которая фактически является единственной уликой, не видно бортовых номеров Су-24, а значит точно установить его принадлежность не представляется возможным.

Несмотря на недовольство автолюбителей и проведение расследований, военные утверждают, что подобные учебные полеты проводились ранее и будут проводиться впредь. В таком ключе в эфире "Коммерсантъ FM" высказался летчик-испытатель и заслуженный пилот России Вадим Базыкин.

"Если он (летчик Су-24 - примечание "Ленты.ру") выполнял задание, причем тут шоссе? Ну, хорошо, нет шоссе, есть дачный поселок, так все равно, все то же самое. У нас же нет такого, что вблизи аэродромов запрещено строить дома или дороги. Летчики выполняют свои задачи, иногда на предельно низких высотах. Это нормальное явление. У летчиков нет такого, что они взлетели и сразу ушли на высоту. Иногда у них есть задачи отрабатывать полеты на низких высотах, порой на предельно низких. Не считаю, что тут было какое-то нарушение", – заявил Базыкин.

Фактического запрета на полеты на малых и предельно малых высотах над дорогами в "Наставлении по производству полетов авиации Вооруженных Сил РФ" не содержится. В нем лишь говорится, что "полеты на малых и предельно малых высотах выполняются в ПМУ и СМУ (простые и сложные метеоусловия - примечание "Ленты.ру")".

И далее: "Во всех случаях высота полета не должна быть меньше истинной безопасной высоты полета (не менее 600 метров от наивысшей точки конкретного рельефа пролетаемой местности, согласно тому же документу - "Лента.ру"), устанавливаемой командиру экипажа его непосредственным начальником в зависимости от опыта, уровня подготовки и натренированности экипажа в полетах на малых и предельно малых высотах, но не меньше высоты, определенной в КБП (курс боевой подготовки - "Лента.ру").

В этом же документе говорится, что "при полетах на самолетах с использованием информации РЛС (радиолокационной станции) следования рельефу местности с облетом и обходом препятствий минимальная высота полета определяется РЛЭ (руководством по летной эксплуатации) самолета". РЛЭ Су-24 засекречено, однако, по неподтвержденным данным, минимальная высота полета для фронтового бомбардировщика в светлое время суток и в простых метеоусловиях составляет не менее ста метров (при этом бортовое оборудование Су-24М2 позволяет осуществлять длительные полеты в автоматическом и полуавтоматическом режиме на высоте 30-50 метров и кратковременные - на высоте 10-30 метров).

Согласно наставлению, предельно малой высотой полета считается высота от 0 до 200 метров, а малой - от 200 до 1000 метров. При этом полеты вертолетов и самолетов над автомобильными трассами вполне объяснимы: это удобно пилотам. Дело в том, что при отработке полетов на малых и предельно малых высотах летчикам в качестве ориентиров предписывается использовать большие по размерам объекты - холмы, дороги, высокие башни, поскольку более мелкие объекты на большой скорости практически незаметны.

Однако безопасность таких полетов над автомобильными дорогами вызывает множество вопросов. Ведь даже если сам полет проходит в нормальном режиме, внезапное появление самолета или вертолета на небольшой высоте над дорогой может напугать водителей и послужить причиной аварии. Мало кто из автолюбителей, выполняя обгон на разрешенном участке по встречной полосе, ожидает, что его обгонит военный вертолет или самолет, не важно, хулиганящий или выполняющий приказы командования.

Согласно статье начальника Службы безопасности полетов ВВС России генерал-майора Олега Коляды "Отступление от летных законов недопустимо", случаи воздушного хулиганства в военно-воздушных силах довольно распространены. Основной причиной такого положения вещей Коляда называет "отсутствие твердого порядка в авиационной части, порождающее чувство безнаказанности и пренебрежение летными законами", а также "'зрителей' на борту воздушного судна (обучаемый летчик, другие члены экипажа, пассажиры) и на земле", провоцирующих "хвастовство и браваду".

В целом, расследование полетов на малой высоте вдоль гражданских автодорог или над поселками если и проводится, то, как правило, заканчивается ничем. Виновные либо получают наказание в своей части без придания дела огласке, либо их вообще не удается найти за отсутствием доказательств. Обязательному расследованию подвергаются только происшествия с аварийным или катастрофичным исходом, однако даже такие происшествия сложившуюся систему подготовки военных летчиков, похоже, уже не изменят.