Новости партнеров

Сердце петербуржца

СК согласился с версией о суициде пятью ударами ножа

Григорий Кочнев
Кадр: телеканал «Россия 24»

29 января Следственный комитет РФ неожиданно объявил, что больше не считает фантастической версию о самоубийстве петербуржца, который якобы зарезал себя пятью ударами ножа (четыре из них пришлись в сердце). Уголовное дело пока не закрыто, однако все явно идет к этому. При этом родственники погибшего почему-то не высказывают особого протеста.

37-летний петербуржец Григорий Кочнев погиб 17 декабря 2012 года в высшей степени странным образом. Управляя Toyota Land Cruiser, он врезался на КАД в Hyundai Grand Starex, за рулем которого находился замначальника петербургского СИЗО номер шесть Алексей Зонов. Именно в этом СИЗО Кочнев в свое время просидел несколько месяцев. По официальной версии МВД и СК, после столкновения бывший заключенный начал вести себя неадекватно и агрессивно, так что офицер ФСИН вынужден был запереться в машине. По телефону Зонов вызвал на помощь полицию и своего знакомого по фамилии Остриков (также работающего во ФСИН и тоже одетого в форму). Остриков прибыл на место гораздо оперативнее полицейских — в итоге многим свидетелям показалось, что он изначально ехал в «Хендае».

Кочнев же тем временем якобы продолжал дебоширить. Он выскочил на КАД и остановил «Ладу-Калину» с номерами 05-го региона, в которой сидели двое братьев-дагестанцев по фамилии Абдуллаевы (один из них болен раком, подчеркивают в Следственном комитете). Абдуллаевы выразили участнику ДТП поддержку и предложили помощь. Однако Кочнев оторвал от их машины зеркало, нецензурно обругал их, а затем побежал к своей машине, достал нож и покончил с собой пятью ударами в грудь. В «Ладу» тем временем сзади въехала «Ауди».

Впоследствии экспертиза показала, что четыре из пяти ударов ножа попали Кочневу в сердце. У трех ран был общий канал, проходивший через мягкие ткани груди и четвертое левое ребро, стенку перикарда, переднюю стенку левого желудочка сердца и слепо заканчивающийся в задней стенке левого желудочка. Неудивительно, что оглашенная МВД версия о суициде ни у кого не вызвала доверия. Даже Следственный комитет поначалу не согласился с полицейскими и возбудил дело по 105-й статье УК РФ (убийство). Подозреваемых в деле не было — и Зонов с Остриковым, и Абдуллаевы рассматривались как свидетели. Тем не менее, изначально настрой следователей выглядел довольно-таки грозно, и казалось, что скоро кто-то из свидетелей сменит свой процессуальный статус.

Однако 29 января СК резко сдал назад. Было объявлено, что на самом деле эксперты признают возможность активных целенаправленных движений человека с поврежденным сердцем: главное, чтобы был цел опорно-двигательный аппарат и нервная система. Где СК нашел таких экспертов, остается загадкой. Множество специалистов, выступивших в СМИ, не верят, что человек способен нанести себе больше двух ранений в сердце. Такого мнения придерживаются все — от врачей больницы имени Боткина, побеседовавших с журналистом «Комсомольской правды», до студента-медика, выступившего на страницах Public Post. В больнице, выслушав описание ситуации, заявили, что «подобное просто исключено». Студент пояснил: «От ранения в грудь с повреждением левого желудочка и перикарда (то есть когда кровь беспрепятственно вытекает из полостей наружу) человек умирает мгновенно».

Руководитель Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях, психиатр-криминалист Михаил Виноградов подчеркнул в эфире радиостанции «Эхо Москвы»: «Даже если предположить, что он был в состоянии наркотического опьянения, эйфории, он мог нанести себе удар, но один. Пять ударов в область сердца, с поражением сердечной мышцы, исключены. Сердце останавливается сразу».

Пытаясь придать вес своей позиции, СК выложил перед общественностью несколько «козырей». Некоторые из них не выдерживают никакой критики — например, непонятно, почему следователей так заинтересовали 16 книг «Оранжевая революция», хранившиеся у Кочнева в машине (непонятно даже, что это вообще за книги). Другие аргументы заслуживают ограниченного внимания. В частности, в СК утверждают, что Зонов и Остриков уже прошли, а братья Абдуллаевы проходят обследование на полиграфе. Детектор лжи — это полезная вещь, но обмануть его все-таки возможно. Особенно это касается психически уравновешенных взрослых мужчин, привыкших к внештатным ситуациям.

А вот следующий аргумент выглядит интересно: оказывается, в крови Кочнева был найден препарат фенциклидин («ангельская пыль») и каннабиноиды. Скорее всего, это означает, что мужчина курил марихуану, пропитанную фенциклидином — в наркоманской среде такая смесь называется «базилик». Если почитать тематические форумы, то можно сделать вывод, что это довольно серьезный наркотик, главное свойство которого — долгое, растянутое на несколько дней воздействие. Причем приятным это воздействие назвать трудно. Большинство наркоманов-«экспериментаторов» клянут себя за то, что решили попробовать «базилик». Однако ни о суицидальных наклонностях, ни о невероятном повышении жизненного тонуса никто из пользователей форумов не рассказывает.

Любопытно, что ни участники ДТП, ни родственники Кочнева не выказывают желания общаться с прессой. В первые дни вдова, сестра и отец Кочнева еще выходили на контакт. 23 декабря они даже посетили митинг, собранный возмущенными интернетчиками. Родственники заявили, что считают произошедшее даже не просто случайным убийством во время ссоры, а тщательно организованной «подставой». Однако раскрывать подробности своей версии они не стали, а затем и вовсе пропали из виду. 29 января, когда СК официально согласился с версией суицида, до вдовы Кочнева дозвонился лишь корреспондент «Комсомольской правды». Но она беседовать с ним отказалась, сославшись на большую занятость. На этом фоне и гражданская активность петербуржцев поутихла — митингов никто больше не организует, да и в интернете тему обсуждают все меньше.

Из участников ДТП журналисты смогли разыскать только самого малозначительного — водителя «Ауди» Кирилла. Правда, рассказывать ему особенно нечего. Когда «Ауди» появилась на месте аварии, Кочнев уже был мертв. Сам Кирилл при столкновении получил травму и был быстро увезен сотрудниками «скорой помощи».

Так что твердого ответа на вопрос, что именно случилось в тот день на дороге, — уникальный с медицинской точки зрения казус, случайное убийство или целенаправленная ликвидация «неудобного» человека, — до сих пор нет. Да и вообще — что за человек был Кочнев? Существуют два его «портрета». Вариант первый: примерный семьянин, отец двух дочерей, спортсмен, народный дружинник. Вариант второй: наркоман и уголовник. Причем ни один из «портретов» явно не соответствует действительности до конца. Если в биографии петербуржца не было совсем никаких темных пятен, то откуда взялся условный срок за наркотики и госпитализация с отравлением опиатами? Но если он был опустившимся неадекватным человеком, то почему тогда хорошо выглядел на фотографиях, ездил на дорогой иномарке и явно не в нищете содержал жену и детей?

Прояснять все эти противоречия ни правоохранительные органы, ни родственники погибшего не спешат. В прессу же просочились скудные данные. Старшей дочери Кочнева шесть лет — а значит, семейным человеком он стал как минимум семь лет назад, в 30 лет. Как правило, после таких жизненных перемен люди бросают случайные неофициальные заработки и находят постоянную работу. У Кочнева все вышло наоборот: именно в этот период он оставил работу инкассатора и стал человеком неопределенных занятий.

Существует вероятность, что эти занятия были каким-то образом связаны с наркотиками. В ноябре 2011 года в ВАЗ-21099 Кочнева нашли шесть коробков с наркотиком растительного происхождения. Хотя возможен и другой вариант — Кочнев мог заниматься какой-то иной деятельностью, заинтересовавшей силовиков. Подкидывание наркотиков — это стандартный «вызов за решетку», которым полиция пользуется, например, при взаимодействии с профессиональными преступниками.

Так или иначе, Кочнев провел почти год в СИЗО номер шесть. А в июне 2012-го его приговорили к трем годам условно и выпустили на свободу. Возможно, именно в изоляторе Кочнева научили «расслабляться» опасными и незаконными методами. В ноябре того же года он попал в больницу с отравлением опиатами. А в декабре произошла авария на КАД.

Складывается впечатление, что в 2011 году в жизни Кочнева случился какой-то перелом, после чего все покатилось под откос. Сначала он попал в СИЗО, потом вышел оттуда, впал в депрессию и начал злоупотреблять наркотиками, а затем встретил на дороге двух сотрудников ФСИН и двух кавказцев и погиб при странных обстоятельствах. Канва истории выглядит очень четко — хотя суть ее, по всей видимости, так и останется тайной.

Россия00:01Сегодня

«Делая вид, что лечишь»

Как работать без лекарств и оборудования: откровенный рассказ российского врача
Россия00:0123 сентября

«Они дети войны! Психика нарушенная»

Почему чеченцы стреляют и дерутся на свадьбах. Объясняет чеченец