Новости партнеров

Человек эпохи Черномырдина

Умер бывший глава «Газпрома» Рем Вяхирев

Рем Вяхирев, 1998 год
Фото: Сергей Карпухин / Reuters, архив

В феврале 2013 года «Газпром» должен отметить свое 20-летие. В программу празднования, которая готовилась не один месяц и включает в себя грандиозный концерт в Кремле, рекламу по телевидению и на московских билбордах, в последний момент придется вносить изменения. 11 февраля умер Рем Вяхирев — человек, создавший вместе с Виктором Черномырдиным «Газпром» в его современном виде.

С начала советско-российской газовой экспансии в Европу прошло всего ничего — первый газ начал поступать в страны, которые сейчас объединены в ЕС, каких-то 40 лет назад. К тому времени Рем Вяхирев, сын сельских учителей, уже полтора десятка лет проработал в «Куйбышевнефти» и успел перейти начальником управления в «Оренбурггаздобычу». Тогда же, 40 лет назад, он познакомился c Виктором Черномырдиным, и это событие, вместе с открытием трубы на Запад, стало самым важным для карьеры будущего «газового короля», как его называли в прессе.

Впрочем, до «газового короля» было еще около 20 лет, за которые Вяхирев успел выйти с регионального на всесоюзный уровень. Он следовал за Черномырдиным как тень — когда тот переходил в заместители министра газовой промышленности, Вяхирев переезжал в Москву. Когда Черномырдин пошел на повышение в министры, Вяхирев стал его замом (а потом и первым замом). Взял Вяхирева будущий премьер и в создаваемый им на базе министерства «Газпром» (реорганизация отрасли началась еще до распада СССР, в 1989 году, а в 1993-м «Газпром» акционировали; именно поэтому компания отмечает свое 20-летие в 2013-м, а не 2009 году).

В правительство Черномырдин Вяхирева не взял, оставив его руководить «Газпромом», самой важной компанией в стране. Именно за счет его экспортной выручки во многом наполнялся бюджет, именно из его денег платились зарплаты учителям и шахтерам. При этом «Газпром» постоянно жаловался на неплатежи со стороны населения и бизнеса и позволял себе в знак протеста не платить налоги.

«Газпром» 1990-х во многом был структурой даже более могущественной, чем сейчас. Он обладал независимым от государства политическим весом. Характерен многократно описанный в публицистике эпизод: после того как Ельцин объявил об отставке Черномырдина, Рем Вяхирев публично говорил последнему, что готов поддержать его на выборах президента в 2000 году.

В правительстве у Вяхирева при этом хватало недругов. Главным образом он боролся с командой реформаторов, прежде всего с Егором Гайдаром и Анатолием Чубайсом. Когда те хотели всеми силами снизить роль государства в экономике, приватизировать госактивы, а крупные компании разделить на части, чтобы в них легче было инвестировать частному бизнесу, Вяхирев (вместе с Черномырдиным) видел свою задачу в сохранении единого и неделимого «Газпрома» — компании, которая, во-первых, должна добывать большую часть газа в России, а во-вторых, иметь монопольное право на магистральные трубопроводы.

Однако главным противником Вяхирева стали не Гайдар с Чубайсом, а их более молодой коллега — Борис Немцов. В ранге министра топлива и энергетики он стал изучать довольно запутанную схему владения «Газпромом» (после его акционирования около 40 процентов остались за государством, частью владел трудовой коллектив и менеджеры, пять процентов достались народам Севера, значительная часть была продана населению) и обнаружил опционный договор, по которому Вяхирев мог скупить 40 процентов «Газпрома» за миллион долларов.

Само наличие этого опциона до сих пор ставится под сомнение, но так или иначе Вяхирев никакой значительной доли в «Газпроме» не получил. Сам Немцов утверждает, что «увода» «Газпрома» не допустил именно он, но не исключено, что свои заслуги бывший чиновник несколько преувеличивает. Так или иначе, но после ссоры с Вяхиревым Черномырдин снял Немцова с должности министра энергетики, оставив за ним лишь кресло вице-премьера.

Сам Вяхирев, не признавая наличия опциона, все же говорил, что одно время «прятал» акции «Газпрома» от правительственных чиновников: ценные бумаги отдавали в управление проверенным людям, чтобы те вернули их по первому требованию.

В конце 1990-х никто не знал, насколько на самом деле был могущественен Вяхирев и сколькими процентами акций «Газпрома» он косвенно владел или управлял. Forbes на протяжении начала 2000-х регулярно включал его в свой рейтинг мировых миллиардеров. Последний раз Вяхирев оказался там в 2004 году, когда его состояние журнал оценил в солидные 1,2 миллиарда долларов. «Единственный человек из рейтинга миллиардеров Forbes, награжденный орденом Ленина», — характеризовало его издание.

Даже если предположить, что на самом деле у Вяхирева было не так много акций «Газпрома» (а следовательно, и денег), его влияние и на политику, и на экономику было огромным: менеджер управлял «Газпромом» как своей собственностью. В книге Михаила Зыгаря и Валерия Панюшкина «Газпром. Новое русское оружие» подробно описывается, как новый премьер Сергей Кириенко затеял войну с Вяхиревым (чиновник пытался заставить менеджера платить налоги) и вчистую проиграл: тогда у главы «Газпрома» были покровители посильнее кириенковских.

Не тот преемник

Если бы Ельцин выбрал в преемники Черномырдина, кто знает, может, Вяхирев руководил бы «Газпромом» все 2000-е. Если бы президентом в 2000-м стал Немцов, Вяхирева ждала бы отставка, а может быть, и уголовное дело. Ельцин выбрал третий путь, и газовик со стажем уступил место «питерским» — «Газпром» возглавил бывший подчиненный Путина в комитете по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга Алексей Миллер.

«Потенциал Рема Вяхирева будет востребован в "Газпроме". В настоящее время Рем Иванович является советником Первого заместителя Руководителя Администрации Президента РФ, Председателя Совета директоров ОАО "Газпром" Дмитрия Медведева», — говорится в пресс-релизе «Газпрома» 2002 года, посвященном последнему собранию акционеров компании, на котором Вяхирев председательствовал. Сам соратник Черномырдина вспоминал последние годы в «Газпроме» более эмоционально: «Медведев меня еще и в совете директоров попросил остаться. Я туда ходил, как дурак. Ну, на самом деле, что мне там делать. Они сидят, шепчутся друг с другом, делают что хотят, а ты как баран. А я пешкой не привык быть», — говорил он в интервью Forbes.

После отставки Вяхирев жил почетным пенсионером — тот же Forbes подробно описывал его хозяйство на 50 гектаров с водоемом, грядками, парниками, кучей домашней живности и даже оленями. Он почти не давал интервью и на люди выбирался по большим праздникам. В таких условиях люди обычно пишут мемуары, но оставил ли Вяхирев свою автобиографию, неизвестно (даже о его смерти СМИ сообщили с несвойственной для таких новостей таинственностью — со ссылкой на анонимные источники).

Основных упреков Вяхиреву два. Первый заключается в том, что он не дал разделить «Газпром», оставив в руках государства не только транспортировку, но и добычу газа, то есть не дал отрасли развиваться на условиях рынка. Пока перешедшая в частные руки «нефтянка» давала рост добычи, у газовиков объемы производства стагнировали или даже падали. Сам Вяхирев отвечал на это, что не дал разворовать отрасль, а падение производства объяснял тем, что уже в 2000-е слишком медленно вводились новые производства.

Второй упрек — «кумовство». Сам Вяхирев работал всю жизнь в команде Черномырдина, и у него самого были «надежные люди», которым можно было отдать и акции «Газпрома», и его активы. Что уж говорить, даже сын Вяхирева три года руководил «Газпром экспортом», а брат — «дочкой» «Газпрома» в Тюмени.

Смерть Вяхирева напомнила, как мало осталось в живых титанов ельцинского времени: тех, кто помнит советские методы управления, кто сам управлял активами государства, как своими собственными, кто, наконец, знал толк в производстве, а не был просто наемным менеджером. Их отличает и еще одна особенность: все они вслед за Ельциным ушли сами, без информационных войн и возни за активы. Не факт, что новое поколение менеджеров и управленцев последует их примеру.

Экономика00:0614 сентября

Русский стандарт

В российскую экономику никто не верил. Теперь в нее вложат миллиарды