Дело было на стоянке

Предполагаемого убийцу детского кардиохирурга поместили под арест

Павел Бровкин
Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ

11 февраля суд в Нижегородской области отправил в СИЗО 24-летнего бизнесмена Павла Бровкина, обвиняемого в убийстве детского кардиохирурга Олега Спиридонова. Ранее Бровкина хотели поместить под домашний арест, но это вызвало возмущение общественности. Между тем жена бизнесмена пытается объяснить его действия самообороной. Сам Бровкин активно подчеркивает свое православное вероисповедание и любовь к спорту.

В Богородском районе Нижегородской области, в 45 минутах езды от областного центра, находится спорткомплекс «Хабарское», где можно покататься на горных лыжах и сноуборде, а также отдохнуть в ресторане, бильярдной и сауне. В воскресенье, 3 февраля, в спорткомплекс приехали 51-летний Олег Спиридонов и 24-летний Павел Бровкин. Обоих мужчин сопровождали жены.

Бровкин является главой топливной компании «Ойл-оптима 7». Спиридонов тоже занимался бизнесом — он возглавлял фирму «Импланта-НН», чья деятельность связана с поставками медицинского оборудования. Однако он имел и более популярную профессию: детский кардиохирург. Спиридонов долгое время работал в Нижегородском кардиоцентре, его называют одним из основателей кардиохирургии в регионе.

И у Бровкина, и у Спиридонова есть дети. Глава топливной компании стал отцом полтора года назад, а сын хирурга — фактически ровесник самого Бровкина.

Как утверждают очевидцы, Бровкин остановил машину около касс спорткомплекса, перекрыв въезд на парковку. Его жена вышла из салона и стала покупать билеты. Вскоре к комплексу подъехал Спиридонов. Он некоторое время подождал, посигналил, а затем с трудом объехал замешкавшийся автомобиль. Когда до парковки добрался Бровкин, Спиридонов сделал замечание касательно его медлительности.

После этого произошла ссора, в ходе которой Бровкин дважды выстрелил оппоненту в голову из травматического пистолета «Гроза 21». Хирурга госпитализировали сначала в Богородскую районную больницу, а затем перевели в областную больницу имени Семашко. Раненому сделали операцию, которая длилась семь часов. Однако в ночь на 8 февраля он скончался.

В отношении Бровкина возбудили дело по статьям УК 30, 105 (покушение на убийство), которое затем переквалифицировали просто на статью 105 (убийство). Экспертиза показала, что в момент ссоры обвиняемый находился под воздействием кокаина. Кроме того, выяснилось, что за 2012 год Бровкина девять раз привлекали к ответственности за нарушения правил дорожного движения. Несмотря на это, 5 февраля Богородский городской суд избрал Бровкину меру пресечения в виде домашнего ареста. Обвиняемому запретили покидать квартиру его парализованной бабушки, где он прописан.

Даже когда участников конфликта называли просто «51-летним мужчиной» и «24-летним мужчиной», история была достаточно резонансной. Ссора на парковке с применением травматического пистолета — весьма плодотворная тема для обсуждения. А уж когда СМИ начали называть оппонентов «детским кардиохирургом» и «молодым миллионером», возмущение общественности перешло все границы. Кстати, на каком основании Бровкина сочли миллионером, остается неясным.

Немедленно казнить Бровкина на площади, ну или хотя бы поместить его в СИЗО потребовали не только безликие интернет-пользователи. Свое мнение о решении Богородского суда высказали глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин, председатель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая и другие известные лица.

В результате 11 февраля состоялся пересмотр решения о мере пресечения. Бровкин правильно оценил ситуацию и явился в Нижегородский областной суд с вещами. Журналисты отмечают, что немалую часть этих вещей составляли книги, причем некоторые из них — новенькие молитвослов, псалтырь и «Неопознанный мир веры» — обвиняемый как будто специально напоказ разложил перед присутствующими. Бровкин заявил, что содержит на иждивении жену и малолетнего сына, поддерживает православные и спортивные культурно-массовые мероприятия, добровольно сдал загранпаспорт следователю, а также имеет положительные рекомендации от люберецкой школы бокса «Спартак» и своего бизнес-партнера. Однако все это не помогло: суд вынес решение об аресте.

Между тем жена Бровкина Мария в беседе с журналистами изложила свою версию событий, кардинально отличающуюся от информации следствия. По ее словам, Бровкин — «прекрасный муж и отец, который просто попал в такую сложную ситуацию». Мария утверждает, что результаты наркологической экспертизы подтасованы, поскольку «никакого наркотического опьянения у Паши не было и быть не могло».

По версии Марии, Спиридонов начал сигналить уже через пять секунд после остановки машины. Якобы Бровкин услышал сигнал и попросил жену поторопиться с выходом. Как только женщина вышла, Спиридонов тронулся с места и задел ее машиной. На парковке Бровкин вежливо сообщил Спиридонову, что его жена могла пострадать. В ответ кардиохирург якобы начал нецензурно выражаться, а затем схватил баллонный ключ и стал избивать оппонента. К нему присоединилась его супруга. Опасаясь за свою жизнь, Бровкин достал пистолет и выстрелил в воздух. После этого Спиридонов залез в машину противника и начал крушить салон. Бровкин стал его оттуда вытаскивать и случайно нажал на спусковой крючок.

На сакраментальный вопрос: «И так два раза?» — Мария ответила туманно: «У следствия, к сожалению, сейчас есть лишь показания спутницы Спиридонова. Насколько я знаю, ни Паша, ни свидетели происшествия никаких показаний еще не давали». Затем она добавила: «Я не понимаю, кому необходима вся эта ложь, которая распространилась с такой скоростью! И про то, что он миллионер, и про то, что он не соблюдает условия домашнего ареста, и что он наркоман... Давайте предоставим возможность суду и следствию самим разобраться в ситуации».

Мария утверждает, что вскоре после преступления один из друзей Спиридонова высказал угрозы в адрес Бровкина. Стоит отметить, что потерпевшие уже тоже успели пожаловаться на странные телефонные звонки. «Не могу утверждать, что с угрозами, но мы будем решать вопрос о предоставлении госзащиты», — заявила адвокат потерпевших Светлана Долгова. Пожалуй, ее слова звучат куда более продуманно и весомо, нежели рассказ Марии о какой-то фразе, вырвавшейся в запале у друга погибшего.

Да и вообще, заметно, что интересы семьи Спиридонова представляют куда более подкованные профессионалы, нежели защитники Бровкина. Хотя, конечно, окончательную оценку двум версиям событий действительно даст суд.