Поставили на красное

Баффет с партнером купили Heinz за 28 миллиардов долларов

Фото: Jason Nelson / AdMedia / Sipa

Один из самых известных инвесторов в мире Уоррен Баффет и его бразильский партнер Жоржи Пауло Леманн купили компанию Heinz за 28 миллиардов долларов. Еще в 2011 году Баффет в своем письме инвесторам сообщил, что его «слонобой» заряжен и ему не терпится спустить курок. Первый выстрел раздался только в феврале 2013-го, и, по всей видимости, свою страсть к поглощениям Баффет удовлетворил не до конца, хотя сделка с Heinz и стала одной из крупнейших на мировом пищевом рынке. Бизнесмен потратил на кетчуповый бизнес «всего» 12-13 миллиардов долларов, и у него осталось еще много денег на будущие поглощения.

История компании Heinz, ныне известной прежде всего своим кетчупом, началась с тертого хрена — такой продукт выпустила Heinz & Noble, основанная бизнесменами Генри Хайнцем (Henry Heinz) и Кларенсом Ноблом (Clarence Noble) в 1869 году. Затем компания начала продавать квашеную капусту, соленые огурцы, уксус. Продукты Хайнц и Нобл поставляли бакалейщикам в окрестностях Питтсбурга.

В 1876 году была создана компания Heinz Tomato Ketchup, а через полтора десятка лет предприниматели открыли первый завод и начали экспансию за рубеж. Немногим позже Хайнц придумал свой знаменитый слоган «57 Varieties» (57 видов), который до сих пор печатают на упаковках Heinz. Почему 57, неясно: на тот момент компания выпускала уже более 60 видов продуктов.

В 1919 году Генри Хайнц умер от пневмонии; руководство компанией взял на себя его сын Говард. После смерти последнего главой Heinz стал внук основателя Генри Джон Хайнц (Henry John Heinz II), больше известный как Джек Хайнц. Он вывел компанию на биржу в 1946 году.

Спустя 20 лет у руля встал Берт Гукин (Burt Gookin) — первый гендиректор, не являющийся членом семьи Хайнц. Ему вменяют в заслугу превращение относительно небольшой семейной компании в международную корпорацию. После Гукина Heinz возглавлял ирландец Энтони О'Райли (Anthony O'Reilly), а следом за ним в 1998 году пост занял Уильям Джонсон (William Johnson).

Таким образом, представители семьи Хайнц отошли от операционного руководства компанией еще в середине 1960-х годов. Тем не менее потомки основателя до сих пор являются собственниками акций Heinz. Сейчас в числе самых известных непрямых наследников пищевой компании — госсекретарь США Джон Керри (John Kerry) и его жена Тереза Хайнц Керри (Teresa Heinz Kerry). Последней принадлежат акции Heinz на сумму приблизительно в три миллиона долларов. Хайнц Керри унаследовала ценные бумаги от своего бывшего мужа, сенатора Генри Джона Хайнца (Henry John Heinz III) — правнука основателя Heinz, погибшего в 1991 году.

Сейчас Heinz, по данным Euromonitor International, принадлежит около 26 процентов мирового и 59 процентов американского рынка кетчупа. По итогам 2011-2012 финансового года компания заработала миллиард долларов при выручке в 11,6 миллиарда долларов. Большую часть выручки производитель продуктов получает в Европе, а самым быстрорастущим рынком для него является Азия. Поскольку Heinz улучшала финансовые показатели восемь лет подряд, неудивительно, что миллиардеры заплатили за актив 28 миллиардов долларов (72,5 доллара за акцию), то есть на 20 процентов больше рыночных котировок.

Если имя Баффета у всех на слуху, то про его бразильского партнера Жоржи Пауло Леманна известно относительно немного. Он близкий друг главы Berkshire Hathaway и занимает в списке Forbes 69 место с состоянием в 12 миллиардов долларов. Два года назад компания Леманна 3G отличилась покупкой контрольного пакета акций Burger King — одного из партнеров Heinz.

По сообщениям американских СМИ, именно Леманн пришел к Баффету с идеей купить производителя известного кетчупа в минувшем декабре (правда, сам глава Berkshire Hathaway признался, что собирал данные о Heinz с 1980 года).

Затем последовали переговоры. Изначально от имени миллиардеров выступали их представители, они называли своих нанимателей кодовыми прозвищами «Сова» (Баффет) и «Гусь» (Леманн), чтобы сохранить конфиденциальность. Менеджеры Heinz сначала именовали свою компанию «Пингвин» (по аналогии с хоккейным клубом «Питтсбург Пингвинз»), однако у представителей миллиардеров почему-то возникли трудности с запоминанием этого прозвища, и производитель кетчупа стал «Ястребом». После обсуждения условий инвесторы отправились к главе Heinz Уильяму Джонсону. Оферта была сделана в середине января.

Условия сделки окончательно согласовали в ночь с 13 на 14 февраля. Изможденные топ-менеджеры 3G и представители консалтинговых компаний отпраздновали завершение переговоров о многомиллиардной сделке... вопперами и картошкой-фри в Burger King. Менеджеры бразильской 3G «вели» сделку и, как рассказал Баффет, будут заниматься операционным руководством в Heinz.

К моменту заключения сделки Berkshire Hathaway накопил солидный объем свободных средств. Еще в конце 2010 года фонд располагал суммой в 38 миллиардов долларов. В начале 2011 года Баффет написал акционерам Berkshire письмо, в котором сравнил свободные средства фонда с крупнокалиберной винтовкой elephant gun («слонобой»). Тогда он отметил, что этим деньгам нужно найти применение и что компании необходимо больше поглощений.

Сейчас у Berkshire Hathaway 47 миллиардов долларов свободных средств, и объявление об одной крупной сделке еще не означает, что теперь Баффет и его команда надолго исчезнут из новостных сводок. В конце концов, Баффету в этом году исполнится 83: времени, чтобы купить все, чем миллиардер когда-либо хотел владеть, осталось не так уж и много. «Если где-нибудь увидите слона — позвоните мне», — заявил Баффет в интервью CNBC, и эти слова стоит воспринимать как шутку лишь отчасти.