«В этот раз Он меня не услышал»

Бенедикт XVI как преемник Иоанна Павла II

Молния, ударившая в собор Святого Петра в Ватикане 11 февраля 2013 года
Фото: Filippo Monteforte / AFP

28 февраля папа Римский Бенедикт XVI сложит свой сан, в котором успел пробыть почти восемь лет. В преддверии ухода его неизбежно стали сравнивать с предшественником — Иоанном Павлом II. И если Кароль Войтыла остался в истории как одна из самых влиятельных фигур XX века, то Йозефа Ратцингера, скорее всего, будут вспоминать как понтифика, впервые за шесть веков добровольно оставившего Святой престол.

С самого начала фигура Бенедикта XVI была довольно противоречивой. С одной стороны, его избрание было вполне логичным: к 2005 году, когда скончался Иоанн Павел II, Йозеф Ратцингер стал самым влиятельным лицом в Ватикане после самого папы. К моменту восхождения на престол он уже 24 года возглавлял Конгрегацию доктрины веры — орган, сфера интересов которого считается самой широкой во всей курии. При этом преданность нового понтифика церковным канонам выражалась в одном из его прозвищ — «ротвейлер Бога». Кроме того, именно он взял на себя все дела в Ватикане, когда состояние Иоанна Павла II уже не позволяло тому исполнять обязанности. И именно Ратцингер руководил процессом пышных похорон усопшего понтифика. Казалось бы, никого более подходящего на тот момент среди кардиналов просто не было.

Однако у этой безальтернативности была и обратная сторона: Бенедикт XVI возглавил католическую церковь на 79-м году жизни, став самым пожилым понтификом за 275 лет. И именно поэтому кандидатуру Ратцингера стали считать компромиссной: дескать, новый папа уже очень старый, долго на престоле он вряд ли пробудет, а за это время найдется кто-то более подходящий.

Видимо, подобную точку зрения разделяли и сами кардиналы. В отличие от предыдущего раза, когда для избрания папы потребовалось восемь туров, решение в отношении Бенедикта приняли всего за четыре. Что же до самого понтифика, то он воспринял свое избрание как тяжкий крест. Во время интронизации он признался, что долго молился об избавлении от этой участи. «Похоже, в этот раз Он меня не услышал», — со смирением заключил новый понтифик. Насколько тяжелым для Ратцингера оказалось это бремя, может свидетельствовать то, что еще в 1997 году — в год своего 70-летия — он обратился к Иоанну Павлу II с просьбой освободить его от полномочий во главе конгрегации и отправить работать с бумагами в архив Ватикана.

Подвигов от нового понтифика никто не ждал. Было очевидно, что 78-летний предстоятель явно не сравнится со своим предшественником, который большую часть своего срока на папском престоле провел в постоянных разъездах по всему миру. Однако в этом смысле Бенедикт, пожалуй, превзошел ожидания на его счет. Конечно, число его путешествий не идет ни в какое сравнение с тысячами километров, намотанными Иоанном Павлом II, однако Ратцингер все же сумел повторить некоторые достижения своего предшественника. Например, как и Войтыла, он съездил в Великобританию, где встретился с королевой Елизаветой II, церемониальной главой Церкви Англии. Это произошло в 2010 году, через 28 лет после аналогичной поездки его предшественника, ставшей первым подобным визитом за всю историю обеих церквей. Правда, отношения между ними подпортило обращение Бенедикта к англиканам, которых он призвал переходить в католическую веру.

Достижения Иоанна Павла II Ратцингер повторил и в отношениях с мусульманами, в 2006 году посетив Голубую мечеть в Стамбуле, а в 2009 — мечеть короля Хусейна в Аммане. Эти визиты стали вторым и третьим за всю историю существования института папства. Первым же стала поездка Войтылы в мечеть Омейядов в Дамаске в 2001 году. Правда, в преддверии визита в Турцию Бенедикт умудрился едва не разрушить все достижения предыдущего папы. В 2006 году во время лекции в Регенсбурге понтифик процитировал византийского императора Мануила II Палеолога, который довольно нелестно отозвался о пророке Мухаммаде. Слова главы католиков вызвали бурю возмущения: на акции протеста против Ратцингера вышли тысячи жителей многих мусульманских стран. Правда, после того как папа принес извинения, конфликт удалось уладить.

Схожим образом развивались отношения и с иудеями. В 1986 году Иоанн Павел II стал первым папой в новейшей истории, посетившим синагогу. В актив ему записали и поездку в Освенцим. Ратцингер все эти шаги также повторил, однако критики ему не удалось избежать и тут. В частности, возмущение евреев вызвало решение Бенедикта ускорить канонизацию папы Пия XII, в отношении которого до сих пор существуют подозрения в сотрудничестве с фашистами в годы Второй мировой войны. За поддержку Пия XII в свое время досталось и самому Иоанну Павлу II, который признал его блаженным.

Между тем иудеи нашли и другие поводы затаить обиду на Ратцингера. Во-первых, им не понравилось то, что в 2007 году понтифик реформировал порядок совершения литургии, разрешив так называемую Тридентскую мессу. В числе прочего в этом ритуале используется молитва, в которой евреи упоминаются, по их мнению, в неприглядном свете. Кроме того, иудеев возмутило снятие в 2009 году отлучения с бывшего епископа Ричарда Уильямсона, в прошлом уличенного в отрицании Холокоста.

Отношения с православными конфессиями при Бенедикте XVI развивались примерно в том же ключе, что и при Иоанне Павле II. Как и его предшественник, Ратцингер сохранял курс на сближение с православными, причем наилучшая динамика наблюдалась в отношении греческой и румынской церквей. Что касается РПЦ, то тут ситуация так и не сдвинулась с мертвой точки, и исполнить заветную мечту Войтылы — посетить Россию — его преемнику так и не удалось.

Более серьезные надежды на Ратцингера возлагались по административной части. Считалось, что Иоанн Павел II при всей его харизматичности был довольно посредственным управленцем и что пришедший ему на смену Бенедикт сумеет навести в курии порядок. Однако, судя по всему, эти ожидания новый папа не оправдал. В 2006 году он предпринял попытку сократить административный аппарат Ватикана, однако порядка больше не стало. Более того, последний год понтификата Бенедикта ознаменовался громкими скандалами в ватиканской администрации. Во-первых, речь идет об утечке конфиденциальной информации о «внутренней кухне» курии, за которую уже успели осудить и помиловать папского камердинера. Во-вторых, это отставка руководителя банка Ватикана, который не сумел обеспечить учреждению должной прозрачности. Причем, если верить источникам, Бенедикт проявил изрядную долю наивности, страшно удивившись тому, какие в курии творятся безобразия. Ожидать подобного отношения можно было от кого угодно, но только не от человека, который более 30 лет провел в самом сердце Ватикана.

Досталось Бенедикту и в связи со скандалами, связанными с педофилией в церкви. Правда, речь в основном идет о преступлениях, совершенных в середине — второй половине XX века, информация о которых стала просачиваться в прессу только в 2000-х. Самый громкий скандал разразился в Бостоне еще при Иоанне Павле II. Кстати, его реакция на проступки своих подчиненных стала одним из немногих пунктов, за которые его критиковали. В частности, Войтылу обвиняли в том, что он чересчур долго предпочитал игнорировать неподобающее поведение священников. Кроме того, возмущение католиков вызвало решение папы назначить бывшего архиепископа Бостонского Бернарда Ло (Bernard Law), низложенного в связи с педофильским скандалом, архипресвитером одной из главных римских базилик. Бенедикту же, по сути, досталось разбираться с последствиями скандалов, которые дают о себе знать до сих пор. И хотя он уже не раз принес извинения жертвам священников-растлителей, пострадавшие утверждают, что по-настоящему жестких мер в отношении нарушителей так и не было принято.

Одним из главных вызовов, с которым пришлось столкнуться Ратцингеру, стал отток верующих из церкви. Для борьбы с ускоряющейся секуляризацией в 2010 году он объявил о создании совета по содействию новой евангелизации, в задачи которого входит восстановление авторитета Римско-католической церкви и увеличение ее паствы. Однако, как считают многие критики, одного этого будет недостаточно. По мнению обозревателей, Ватикан должен проявить гибкость и начать учитывать изменения в современном обществе. Вместо этого, утверждают они, Ратцингер продолжал отстаивать идеалы своего предшественника, который выступал категорически против гомосексуализма и однополых браков, разводов, абортов и контрацепции. При этом в качестве критиков папы выступают не только миряне, но и сами церковники — по крайней мере те из них, которые ратуют за рукоположение женщин.

Что касается внецерковной стороны понтификата Бенедикта XVI, то тут ему объективно нечего противопоставить Иоанну Павлу II: по влиятельности на мировой арене польский папа безгранично превзошел своего коллегу из Германии. Чего стоит одно только падение коммунизма и окончание «холодной войны» — события мирового масштаба, в которых, по мнению их главных участников, Иоанн Павел II сыграл роль катализатора. Таково мнение основателя «Солидарности» и экс-президента Польши Леха Валенсы, так же считает и первый советский президент Михаил Горбачев. Кроме того, бытует распространенное мнение, что именно Войтыла уговорил Аугусто Пиночета отойти от власти и что свержение диктаторов на Гаити и в Парагвае стало результатом именно его визитов в эти страны. Ничем подобным Бенедикт XVI похвастаться не может. Впрочем, по мнению наблюдателей, это говорит не столько о неумении понтифика заниматься политикой, сколько о том, что время больших переворотов осталось в прошлом.

Впрочем, дело тут не только в политике. Огромные толпы (порой до семи миллионов человек), которые собирал Иоанн Павел II, были признанием уникальности прежде всего его личностных качеств — именно они лежали в основе его колоссального влияния. Его имя было известно по всему миру и, скорее всего, останется в памяти еще очень надолго. Бенедикт же, как иронизируют в прессе, вполне вероятно, запомнится лишь тем, что впервые почти за 600 лет добровольно покинул папский престол. В остальном же Ратцингер не хуже и не лучше многих его предшественников, имена которых давно забыты.

Хотя, возможно, его все-таки будут помнить. Как преемника Иоанна Павла II.