Новости партнеров

Молчи, скрывайся и Таисия

К 8 марта в прокат вышел фильм «О чем молчат девушки»

Кадр из фильма «О чем молчат девушки»

К празднику 8 марта в прокат вышел фильм «О чем молчат девушки», по заявлению режиссера Карена Оганесяна — подарок дамам. Картина рассказывает, разумеется, о нелегкой доле российских женщин, оставляя, впрочем, открытым вопрос, куда, откуда они ее несут, и где их так нагрузили.

Четыре разновозрастные «девушки» (от примерно двадцати до сорока лет) решают на несколько дней убежать от московских неприятностей на край земли, надеясь, что солнце Мальорки растопит их проблемы. На месте они походя совершают несколько уголовных преступлений (не говоря уж об осуждаемых моралью поступках). Но, отмазанные местной полукриминальной элитой и российским консулом, они возвращаются восвояси, а их печали оказываются действительно утолены. Певица Лада (Олеся Судзиловская) понимает, от кого она беременна, ее ассистентка Тася (Таисия Вилкова) заполучает в свои женские тиски знойного красавца с кубиками, юрист Оля (Ольга Филимонова) понимает, что дети в браке — это для женщины хорошо. Героиня Юлии Пересильд, едва не выйдя замуж, возвращается к своему первоначальному жениху.

По испанскому асфальту стучат каблучки четырех всадниц женопокалипсиса, имя которым: промискуитет, мнительность, несрабатывающие инстинкты и девичье романтическое «хочу то, не знаю, что». И почти как герои гравюры Дюрера, девушки занимаются, главным образом, тем, что показывают свои аллегорические атрибуты. Одна почти весь фильм всячески переживает «а тому ли я дала», другая комично, но не очень смешно, подбивает факты под теорию, чтобы оправдать разрыв с женихом. Третья так активно убеждает себя, что дети ей не нужны, что почти сразу понимаешь, чем для нее закончится фильм. Самая юная по большей части томно вздыхает по чистой любви.

Из-за такого функционального подхода образы получаются плоскими. Не спасают даже сюжетные окошки, когда, скажем, девушки сплетничают о половых привычках партнеров, скандалят, трогают друг друга за силиконы или стереотипно по пьяной лавочке распевают русские песни. Героини быстро спохватываются и продолжают олицетворять.

Вскоре на фоне двухмерного отдыха четырех дам появляется еще одна аллегория — душевный русский мафиози, похожий на причесанного борова (Михаил Пореченков). Появляется ровно затем, чтобы внезапно предложить одной из «всадниц» руку, сердце, замки и яхты, получить согласие и потом быть кинутым — все это становится ясно с первой же секунды его появления в кадре. Откуда он, почему, зачем — такие вопросы и хотелось бы задать, но уже язык не поворачивается.

Почему российский консул (Виталий Хаев) ведет себя, как обезьяна под амфетаминами? Почему сотрудница успешного (судя по количеству подразумеваемых денег) рекламного агентства употребляет в речи слово «креативненько» из лексикона полуграмотного комментатора фотоподборки развлекательного сайта пятилетней давности? Почему посетительница психотерапевта называет его то психоаналитиком, то психологом, при этом доводя до мнения товарок его откровенно бредовые советы? Почему юристка постоянно цитирует УК РФ, причем неправильно? Откуда у художника, который общается с героинями, такая вилла? Его внезапная гомосексуальность, кстати, вопросов не вызывает: во-первых, если уж все остальное должно казаться смешным, то шутка про геев вообще будет бомбой, во-вторых, четырем дамам положен друг-гей с 1998 года — тогда вышел первый эпизод «Секса в большом городе».

И главный вопрос — зачем на испанской Мальорке музыканты-мариачи в национальных мексиканских шляпах сомбреро на народных мексиканских инструментах исполняют на свадьбе мелодию мексиканского народного танца «Jarabe Tapatío». Это самая известная после «Кукарачи» народная мелодия — знаете, какой страны?

Комедия-буфф «О чем молчат девушки» Карена Оганесяна больше похожа на комедию-буфф «Что творят мужчины» Сарика Андреасяна, чем на дилогию Квартета И «О чем говорят мужчины», с которой сравнивать этот фильм (из-за названия) хочется лишь первые минуты три. Потом все понимаешь: картина про девочек и их секретики действительно имеет больше общего с творениями «Тот еще Карлосон!», «Беременный» или «Мамы» соратника Оганесяна по школе-студии Юрия Грымова.

Самое важное сходство — даже не спорный сюжет или тотальная нелогичность всего происходящего, как и не то, что диалоги составлены на каком-то суконном несуществующем языке. Как и Андреасян, Оганесян занимается в фильме созданием альтернативной действительности, не имеющей никакого отношения ни к зрительскому опыту, ни к здравому смыслу, но сладкой настолько, что она становится предпочтительнее реальности. Зрителю показывают набор красивых картинок из несуществующей жизни больших денег и странных взаимоотношений. Фактически, набор лубков — тоже ведь гравюр — с подписями вроде «А вот богатеюшша Лада-певица, поехала за рубеж беситься; от кого понесла, отнюдь не знает, и в умоисступлении пребывает». Картинки яркие, спору нет, можно сказать, шоколадные — и они адресованы тем, кому слово «креативненько» не режет слух, а по жизни приходится есть отнюдь не шоколад.

В классическом роуд-муви в дороге персонажи познают себя и меняются параллельно происходящим событиям. Героини «О чем молчат девушки» возвращаются домой почти такими же, какими уезжали, на скорую руку разобравшись с текущими проблемами. Едва не вышедшая замуж за другого героиня Пересильд спешит домой стереть сообщения на автоответчике, в которых называла своего суженого земляным червяком — вместо того, чтобы, как вариант, поделиться переживаниями с тем, за кого она скоро выйдет замуж. Помимо того, что это не слишком полезное поведение для семьи (хочется верить, что таких браков будет побольше в фильмах Оганесяна — и поменьше в реальной жизни), остается непонятным — а зачем тогда это все было?