Хорошо, что не съели

Поборники мира и демократии свергли президента Центральноафриканской Республики

Бойцы альянса «Селека»
Фото: Sia Kambou / AFP

Вооруженные отряды повстанческого альянса «Селека», сражавшегося против правительственных войск Центральноафриканской Республики, с боем взяли столицу этой страны город Банги и расположенный в ней президентский дворец. В лучших традициях жанра глава государства Франсуа Бозизе сбежал на личном самолете в соседний Камерун. Лидер повстанцев Мишель Джотодия объявил новым президентом себя.

История, произошедшая в далеком Банги, для Африки весьма типична. Редкая страна континента может похвастаться отсутствием революций, гражданских войн и военных переворотов. Однако ЦАР выделяется даже на этом фоне. С момента обретения независимости в 1960 году ни одному ее руководителю не удавалось оставить свой пост по собственной воле. В абсолютном большинстве случаев их свергали, и лишь раз президент ушел в отставку под политическим давлением со стороны иностранных держав.

Колориту стране придает то обстоятельство, что за недолгую свою историю она успела даже побыть «империей», которой управлял один из наиболее жестоких и эксцентричных диктаторов континента — Бокасса I. По уровню нищеты ЦАР также ухитрилась переплюнуть большинство своих соседей по континенту. Несмотря на богатейшие запасы полезных ископаемых, значительные гидроресурсы и плодородные земли, страна прочно занимает место в последней десятке стран мира по ВВП на душу населения. Кстати, само население, тщательно изводившееся французскими колонизаторами и местными правителями, несмотря на высокую рождаемость, составляет менее пяти миллионов человек. В общем, только самый отчаянный эмигрант при выборе места жительства обратит внимание на ЦАР.

Но ни высокий профессиональный риск, ни сомнительная привлекательность ЦАР не останавливают лидеров многочисленных партий, движений и группировок, желающих воссесть на трон Бокассы в столичном президентском дворце. Причем, если судить по названиям этих организаций, люди в них очень прогрессивные. Так, в свержении Франсуа Бозизе приняли участие Демократический фронт народа Центральной Африки, Конвент патриотов за справедливость и мир, Союз демократических сил за единство, Альянс за возрождение и восстановление, а также Патриотический конвент за спасение страны.

Все эти спасители страны, сторонники мира, справедливости и, конечно, демократии, объединившись в альянс «Селека», в декабре 2012 года начали (или, точнее, возобновили) войну против руководства страны во главе с Бозизе, тянувшуюся с 2004 года (так называемая «Лесная война»). Тогда на никем не контролируемом севере ЦАР с притоком беженцев и оружия из соседнего Дарфура образовались многочисленные группировки, которые, слившись, стали претендовать на власть во всей стране. В 2012 году они обвинили правительство в невыполнении ранее заключенных мирных договоренностей, после чего двинулись в поход на Банги.

Суть их претензий к лидеру страны была стандартной. От народа — коррупция, кумовство и бедность. От самих себя — отказ делиться властью. Поскольку Бозизе никаких активных действий к тому, чтобы исправить ситуацию, не предпринимал, «Селека» взяла инициативу на себя. В течение зимы и начала весны повстанцы медленно, но верно продвигались к столице, захватывая по пути город за городом. В ночь на 24 марта они подошли к Банги, а затем в течение одного дня овладели им.

Интересно, что наиболее упорное сопротивление наступавшим оказали южноафриканские военнослужащие, которых президент ЮАР Джейкоб Зума «одолжил» коллеге из ЦАР. Однако героизма нескольких десятков южноафриканцев оказалось недостаточно. Народ, которому опостылели бедность, война и отсутствие перспектив, вступаться за главу государства не стал. Президентский дворец пал, свергнутый президент бежал, а повстанцы и жители Банги отметили эти события грандиозным грабежом магазинов и офисов. При этом самой большой популярностью у мародеров пользовались холодильники.

Французы, располагающие в ЦАР воинским контингентом в 550 человек, в происходящее не вмешивались. Их задача была охранять свое посольство и аэропорт города. В Париже, что интересно, к очередной победе очередных африканских повстанцев отнеслись примерно как к смене времен года. По Бозизе никто плакать не стал, так как его методы управления страной были ближе к северокорейским, чем к западноевропейским. По словам пресс-секретаря Франсуа Олланда, он «принял к сведению» информацию об изгнании старого президента ЦАР из страны.

Итак, власть сменилась. Лидер «Селеки» Мишель Джотодия, не откладывая дело в долгий ящик, ранним утром 25 марта объявил себя президентом и, конечно, пообещал согражданам скорое улучшение жизни. При этом он заявил, что в течение трех лет его правительство подготовит и проведет «честные и прозрачные» выборы. Все-таки сам Джотодия до начала президентской карьеры возглавлял Союз демократических сил за единство, то есть народовластие ему вроде как не чуждо. Но, разумеется, с некоторыми местными особенностями. Новоиспеченный президент уже заявил, что выборы не будут означать передачу власти. Это будут «лишь выборы».

Вполне возможно, что Джотодия окажется человеком честным: демократические выборы состоятся, а победители будут мирно править своей страной, умножая богатства ее жителей. Однако опыт самой ЦАР и многочисленных ее соседей подсказывает, что такое развитие событий крайне маловероятно. С большой уверенностью сейчас можно предположить, что различные группы, образующие «Селеку», начнут с азартом делить посты и, конечно, экономические ресурсы.

В Африке такие споры часто заканчиваются появлением очередной организации борцов за демократию, свободу и справедливость, которая отправляется на войну против вчерашнего брата-повстанца, моментально мутировавшего в диктатора. Тот, чтобы удержаться у власти, разворачивает террор и вводит чрезвычайное положение, чем отталкивает от себя народ. Круг замыкается. Примеры, когда события развиваются по принципиально другому сценарию, единичны, а в ЦАР их вообще никогда не было. Едва ли в скором времени эту страну ждут серьезные перемены к лучшему.

В этой ситуации можно только порадоваться за бывшего уже главу государства. Франсуа Бозизе улетел, прихватив детей и, скорее всего, немалую часть казны. Если бы его сверг кто-то вроде Бокассы, у бывшего президента были бы все шансы оказаться на столе преемника в качестве главного блюда: император любил употребить за ужином одного-двух политических оппонентов. Так что Бозизе сравнительно легко отделался.