«Вервольф»: здесь был Гитлер

О сосновой роще под Винницей, в которой фюрер проиграл войну с СССР

Адольф Гитлер награждает Железными крестами пилотов люфтваффе в своей ставке под Винницей, октябрь 1942-го
Адольф Гитлер награждает Железными крестами пилотов люфтваффе в своей ставке под Винницей, октябрь 1942-го
Фото: Wikipedia

Винница, если приехать в город всего через пару дней после того, как там побывал президент Украины Виктор Янукович, производит самое благостное впечатление — на домах блестит свежая краска, мусор убран и даже дороги, которые на Украине также входят в число двух главных бед, выглядят вполне прилично. Для глубинки, разумеется. Винницкий узкоколейный трамвай в этом году отмечает свое столетие, а местный педагогический университет отпраздновал аналогичный юбилей в прошлом году.

Однако в Винницу нас привел не трамвай, не иезуитский костел XVII века и даже не самый большой в Европе плавучий светомузыкальный фонтан, расположенный у набережной Южного Буга — наш путь лежит в село Стрижавка. Именно здесь, в пяти километрах от нынешней городской черты, находилась в период 1942-1943 годов единственная ставка Адольфа Гитлера на оккупированных территориях СССР.

Начальник Генштаба ОКХ Франц Гальдер, «Военный дневник»

Отъезд из лагеря «Фриц» в 07.00, прибытие в Винницу в 11.15 (3 часа 15 минут полета с аэродрома Ангербург). Помещения очень неплохо подготовлены. Хорошие возможности для работы всех отделов. Хорошие квартиры. Большие интервалы между домами затрудняют караульную службу.

Решение о строительстве ставки под Винницей было принято сразу после подписания плана ведения войны против Советского Союза — «Барбаросса» — в конце 1940 года. Для оперативного руководства войсками требовалось, чтобы командный центр находился как можно ближе к фронту, оставаясь при этом недосягаемым для тактической авиации противника. Дополнительными обстоятельствами, послужившими в пользу выбора Винницы, стало то, что город располагался на пересечении автомобильных и железнодорожных магистралей, а место, в котором планировалось построить ставку, с запада и с севера имело естественную защиту в виде рек Южный Буг и Десна (Десенка). Некоторые исследователи утверждают, что выбрать Винницу гитлеровскому командованию помог Герман Геринг, воевавший здесь во время Первой мировой и восхищавшийся местной природой. Хотя на самом деле шеф авиации Третьего рейха во время Первой мировой служил на Западном фронте.

Ганс Бауэр, «Личный пилот Гитлера. Воспоминания обергруппенфюрера СС»

Подходящее место для ставки нашли на Украине, в лесистой местности в полусотне километров к северу от Винницы. Строительство ставки, располагавшейся неподалеку от Южного Буга, шло очень быстрыми темпами. Помимо обычных казарм там было сооружено два бункера: один — для Гитлера и его ближайшего окружения, другой — для всех остальных сотрудников ставки. Их предполагалось использовать в качестве укрытия во время бомбежки. Однако самолеты русских ни разу нас там не бомбили. Только однажды мы получили сообщение, что неподалеку находится русская эскадрилья.

«Вервольф» планировалась как уменьшенная копия главной ставки Гитлера «Вольфшанце» («Волчье логово») в Восточной Пруссии. Практически все ставки фюрера имели «волчью» составляющую в названии. Связано это, очевидно, с тем, что самого Гитлера в свое время называли «волком». Такое прозвище он получил от членов семейства Бехштейнов в 1920-е годы, когда нацисты еще подвергались преследованиям в Германии. Эдвин Бехштейн, владелец известной фирмы по производству роялей, и его жена Елена были финансовыми покровителями будущего фюрера.

Заместитель начальника штаба оперативного руководства ОКВ Вальтер Варлимонт, «В ставке Гитлера. Воспоминания немецкого генерала»

К середине июля (1942) наступление настолько продвинулось, что 16-го июля ОКВ и ОКХ отправились на новую штаб-квартиру в Винницу. ОКХ разместилось на окраине города; Гитлер со штабом ОКВ заняли лагерь в лесу в нескольких километрах северо-восточнее Винницы, Гитлер лично дал ему кодовое название «Вервольф» (оборотень). Зоны 1 и 2 верховной ставки расположились всего в нескольких метрах друг от друга в открытом лесном массиве, первая — в бараках, вторая — в бревенчатых домах. Меры безопасности, казалось, были строже, чем в Восточной Пруссии. Гражданское население еще оставалось и в городе, и в сельской местности и, в общем, было настроено дружелюбно. Мы обычно гуляли по лесу без охраны и купались поблизости в реке Буг (разумеется, только сотрудники зоны 2 в свободное от работы время), и никаких инцидентов не случалось. Летнее небо было безоблачным, жара удушающая, и на Гитлера, что понятно, она действовала особенно. Может быть, это способствовало разногласиям и вспышкам гнева, которые в последующие недели и месяцы достигли небывалого размаха.

Винница была занята немцами на 28-й день войны с СССР, 19 июля 1941 года. Спустя несколько дней в Стрижавку из Берлина прибывают инженеры, представляющие Организацию Тодта — ведомство, объединяющее частные строительные компании, работавшие над выполнением государственного заказа. Подготовительные работы длились до сентября, после чего под Винницей началось строительство объекта «Дубовая роща» — изначально якобы санатория для офицеров-фронтовиков, позже он превратился в «Вервольф».

Под строительство «Вервольфа» отвели четыре квадратных километра соснового леса. Как пишет Иван Загородный в своей книге «Ставка Гитлера "Вервольф" в пространстве и времени», в первую очередь в Стрижавку завезли более 100 тысяч кубометров гальки с черноморского побережья Одессы. Гальку добавляли в бетон, чтобы она впитывала вредное радиационное излучение местных гранитов (гранитный карьер расположен между Стрижавкой и Винницей; в советские времена туда на работы отправляли почитателей Бахуса). По распоряжению Гитлера, при строительстве использовали лишь сырую древесину — фюрер полагал, что она полезна для здоровья.

Рейхсминистр вооружений и боеприпасов Альберт Шпеер, «Воспоминания»

Не прошло и трех недель после начала операции, как Гитлер перебрался в ставку, оборудованную вблизи украинского города Винница. Русские были довольно пассивны в воздухе, а Запад был, даже для опасливого Гитлера, слишком далек, так что на этот раз он не потребовал строительства особых бункерных сооружений. Вместо бетонных укреплений возник очень симпатичный поселок домиков, рассеянных в лесу.

За семь месяцев на указанной площади были сооружены бункеры, бомбоубежище, электростанция, две радиотелеграфные станции, столовая для высших офицерских чинов, кинозал, казино, плавательный бассейн, взлетно-посадочная полоса, помещения для охраны. В общей сложности 81 деревянная постройка и три железобетонных бункера. Проложенный под землей бронированный кабель обеспечивал связь с Берлином, Киевом, Харьковом, Ровно. Все помещения «Вервольфа» были снабжены системой вентиляции, имели центральное отопление, были радио- и электрифицированы. Электроэнергия поступала из Винницы, но в ставке имелись и резервные источники питания — три дизельных установки. Питьевая и техническая вода подавались раздельно из двух 120-метровых артезианских скважин. На территории объекта был устроен и огород, чтобы Гитлер — ярый вегетарианец — всегда имел в наличии свежие овощи. Все военные объекты были тщательно замаскированы, так что ставку вполне можно было принять за коттеджный поселок.

Рохус Миш, телефонист ставки, «Я был телохранителем Гитлера»

Украинская ставка располагалась в лесу. По большей части строения были сделаны из стволов деревьев (срубы), был только один бункер для персонала и близких фюрера на случай воздушного налета. У Гитлера был свой блокгауз, достаточно большое деревянное строение. Там были рабочий кабинет, гостиная с камином, кухня, ванная, небольшое помещение для прислуги и скудно обставленная спальня… В свободное время мы довольно часто наведывались на машине в соседнюю деревушку, к фермам, расположенным минутах в десяти езды от ставки. Все жители еще были там, пока наши войска не заняли их дома. Там устраивали обмен. Я просил свою будущую жену Герду присылать мне пачки соли и вязальные спицы, которые менял на подсолнечное масло или гусей.

В строительстве было задействовано несколько тысяч человек (на памятнике погибшим строителям ставки, установленном возле шоссе Винница — Житомир, значится цифра в 14 тысяч человек, по мнению же местного краеведа Ярослава Бранько, в ходе строительства немцы задействовали 4086 человек). Это были как немецкие рабочие, предоставленные Организацией Тодта, так и заключенные концлагерей и военнопленные. О судьбе строителей никаких задокументированных данных не сохранилось. Часть из них, по всей вероятности, погибла во время работ. Оставшихся, по наиболее распространенной версии, расстреляли или отправили в концлагеря. Утверждается также, что руководителей работ, наградив орденами, посадили в самолет, который затем был сбит немецкой же зенитной артиллерией. С немецкой стороны приводятся совершенно противоположные заявления.

Ганс Бауэр, «Личный пилот Гитлера. Воспоминания обергруппенфюрера СС»

Подрядчики, ответственные за строительство ставки, позднее рассказывали нам, что во время сооружения казарм им пришлось преодолевать многочисленные трудности. На строительных работах использовалось гражданское население. Когда люди увидели, что дело идет к завершению, они сильно испугались. Никто не мог понять причину этого страха, но вскоре все разъяснилось. Оказывается, за год до этого гражданское население привлекалось для строительства ставки советского маршала Тимошенко. Все мужчины, которые участвовали в стройке, бесследно исчезли через несколько дней после завершения работ. Родственники так и не узнали, что с ними случилось. И теперь люди опасались, что немцы предпримут такие же меры секретности. Понадобилось немало усилий, чтобы убедить их в том, что им ничто не угрожает после завершения строительства.

Подготовка к пребыванию Гитлера под Винницей шла и в другом направлении. Еврейские общины на прилегающей территории были полностью ликвидированы. Если в начале 1942 года в городе и окрестностях, по данным оккупационных властей, числилось более пяти с половиной тысяч евреев, то уже к маю того же года, после целой серии расстрелов, эта цифра составляла чуть более 800 человек. К началу 1944 года евреев в Виннице не осталось. Под репрессии попали также бывшие партработники и все, кто каким-либо образом сотрудничал с советской властью в мирное время. Немцы планировали заселить в Винницу несколько тысяч этнических германцев, так называемых «фольксдойче».

Николаус фон Белов, адъютант Гитлера по Люфтваффе, «Я был адъютантом Гитлера»

Во время пребывания в винницком командном лагере мне довелось получить ужасающее донесение. Один молодой лейтенант из взвода связи Ставки фюрера сообщал, что стал очевидцем массовой карательной акции неподалеку от Винницы. Прокладывая линию связи, он увидел, как отряд СС расстреливал в довольно большой лощине группу мужчин и женщин. Это жутким образом подействовало на него, и он считает себя обязанным доложить об увиденном начальству. Я переговорил с представителем СС при Ставке фюрера группенфюрером СС Вольфом, и он пообещал разобраться с этим инцидентом, а потом сообщить мне. Через несколько дней он дал двусмысленный ответ, сославшись на акты саботажа в тылу немецких войск, и попросил меня никаких дальнейших мер не предпринимать. Я сделал вид, что его ответом удовлетворен, и дальше инцидент расследовать не стал. Но в дальнейшем мне не раз приходилось слышать о таких акциях.

Села Коло-Михайливка, Стрижевка и Бондари к приезду Гитлера были объявлены особой зоной. Помимо крупных сил полиции, гестапо и СД к охране порядка в районе ставки была привлечена специальная группа «Ост» тайной полевой полиции, которая подчинялась начальнику службы государственной безопасности при ставке Гансу Иогану Раттенхуберу. Группа насчитывала 648 спецсотрудников, в том числе 113 из СС, 125 немецких и 410 местных полицаев. Они отвечали за три охранных кольца на дальних подступах к ставке.

Все это однако не мешало действовать здесь партизанам и организациям подпольщиков, благодаря которым уже весной 1942-го о существовании ставки Гитлера под Винницей было известно советскому командованию.

Ганс Бауэр, «Личный пилот Гитлера. Воспоминания обергруппенфюрера СС»

Стояла солнечная, довольно теплая погода. Обстановка в этих местах была довольно спокойной, наши отношения с населением — хорошими. Ставку даже не обнесли забором, подход к ней оставался открытым. Только значительно позднее, когда километрах в 70 отсюда, в районе Бердичева, появились партизаны, предприняли некоторые меры предосторожности. По углам зоны установили счетверенные пулеметы и усилили наружное наблюдение… Среди прочего название Винница в моей памяти всегда вызывает ассоциацию с одним словом — лапша! Очевидно, она особенно хорошо получается из прекрасной украинской пшеницы. Насколько я помню, мы ее ели достаточно часто. Помимо этого украинские курицы несут очень много яиц. Лапшу мы готовили с яйцами, как одно блюдо, до тех пор пока уже не могли на него смотреть.

Первый раз Гитлер прибыл в ставку в июле 1942 года — за день до начала наступления 6-й немецкой армии непосредственно на Дон и Сталинград. Фюрер хотел лично контролировать продвижение войск в битве, которая решала все в противостоянии Германии с Советским Союзом. Помимо Гитлера на прилегающих землях разместились Герман Геринг (его ставка «Штайнбрук» (Каменоломня) была построена возле станции Гулевцы в Калиновском районе Винницкой области) и шеф СС Генрих Гиммлер, чье логово под названием «Хегевальд» («Заповедный лес») разместилось в соседней Житомирской области.

Николаус фон Белов, адъютант Гитлера по Люфтваффе, «Я был адъютантом Гитлера»

16 июля передовая Ставка фюрера «Оборотень» («Вервольф») переместилась в Винницу. Гитлер чувствовал себя здесь неважно. Ему мешала жара, донимали полчища мух и комаров.

В общей сложности фюрер провел под Винницей 140 дней: с 16 июля до 31 октября 1942 года, с 19 февраля до 13 марта 1943 года, а также один день в августе 1943-го. Он намеревался посетить «Вервольф» и в сентябре 1943-го, однако капитуляция Италии нарушила планы фюрера. Именно в «Вервольфе» 23 июля 1942 года Гитлер подписал директиву номер 45, которая, по мнению многих историков, стала одной из самых больших военных ошибок фюрера. Этой директивой Гитлер раздвоил наступавшие на Сталинград силы, отправив 17-ю полевую, 1-ю танковую армию и части 4-й танковой армии штурмовать Кавказские горы. Получается, что, следуя этой точке зрения, можно утверждать: именно под Винницей Гитлер проиграл восточную кампанию, определявшую весь ход Второй мировой войны.

Николаус фон Белов, адъютант Гитлера по Люфтваффе, «Я был адъютантом Гитлера»

Сентябрь 1942: По возвращении в Винницу меня ожидала совсем новая ситуация в Ставке фюрера. Все окружение Гитлера производило впечатление людей, совершенно удрученных. Фюрер вдруг стал жить совсем уединенно. Обсуждения обстановки проходили теперь в доме не штаба оперативного руководства вермахта, а самого Гитлера, в его большом рабочем помещении. Входя в это помещение, он никому руки уже не подавал, а приветствовал докладывающих о своем прибытии участников обсуждения лишь взмахом ее вверх. Не появлялся он больше и на совместных трапезах в офицерской столовой (казино), а ел в одиночестве в своем бункере.

В «Вервольфе», но уже в 1943 году, Гитлер подписал приказ и о наступлении на Курской дуге, которое стало последней серьезной попыткой немцев переломить положение дел на Восточном фронте. Здесь же Гитлер осенью 1942 года, видя, что бои за Сталинград приобретают затяжной характер, в очередном припадке снял с должности начальника Генштаба сухопутных сил Франца Гальдера, приняв на себя командование войсками на южном крыле фронта. Причиной отставки стал отказ Гальдера написать приказ, запрещающий отступление 6-й армии при любых тактических обстоятельствах. Гальдер полагал, что только отвод войск может спасти солдат Паулюса. Фюрер думал иначе и сам подписал приказ, заявив, что его нервы истощены от тупости его же собственных генералов.

Рохус Миш, телефонист ставки, «Я был телохранителем Гитлера»

Как и «Волчье логово», «Вервольф» стал ставкой поражений. Там были пережиты первые по-настоящему трудные минуты, непрекращающиеся провалы, туда нескончаемым потоком поступали дурные новости с фронта. Туда же одна за другой приходили телеграммы с сообщениями о массированных бомбардировках немецких городов. Живо помню сцену разбирательства между Гитлером и высшим командованием вермахта. Не знаю, о чем шла речь, но, во всяком случае, в два часа я был на посту, а дверь комнаты, в которой проходило заседание, не была плотно закрыта. Когда фельдмаршалы ушли, из рабочего кабинета Гитлера неожиданно послышалась прекрасная музыка. Я взглянул в окно и увидел, что Гитлер сидит в кресле, полностью поглощенный мелодией и словами песни, льющейся из патефона. Вид у него был измученный, почти несчастный. Контраст с только что закончившимся шумным спором поразительный.

Второй визит Гитлера в Винницу был связан, возможно, с последней крупной операцией немцев на Восточном фронте, которая завершилась успехом — наступлением Эриха фон Манштейна на Харьков, который в итоге был оставлен советскими войсками. Гитлер прибыл в «Вервольф» прямиком из Запорожья, но, так и не оправившись от поражения на берегах Волги, на этот раз не стал задерживаться на оккупированной территории.

Генерал Гейнц Гудериан, «Воспоминания солдата»

После мрачного 20 декабря 1941 года я не видел Гитлера. Он очень постарел за прошедшие 14 месяцев. Его манера держать себя не была уже такой уверенной, какой была раньше; речь казалась медлительной, левая рука дрожала.

После того как планы немцев на Курской дуге провалились и советские войска, развивая наступление, подошли к Днепру, ставка Гитлера под Винницей была ликвидирована и здесь появился новый хозяин — командующий группой армий «Юг» Эрих фон Манштейн. Личный персонал, обслуживавший немецкого вождя, покинул Винницу, передав объект армейским чинам. Это случилось за три дня до того, как советские войска форсировали Днепр. Манштейн находился в «Вервольфе» до конца 1943 года, когда стало очевидно, что «город-крепость» (именно так Гитлер назвал Винницу), постигнет та же судьба, что и другие немецкие «крепости» на советской территории.

Фельдмаршал Эрих фон Манштейн, «Утерянные победы»

В начале октября штаб группы армий переехал в более удобно расположенную для руководства операциями бывшую ставку фюрера в Виннице. Она была расположена в лесу, и в свое время на ее оборудование было израсходовано много средств. Она имела собственное водоснабжение и силовую установку. Здесь размещался Гитлер и штаб ОКВ. Рабочие и жилые помещения, которые мы теперь занимали, были отделаны и меблированы просто, но со вкусом, в деревянных домах. Нас поразила система отрытых в земле, скрытно расположенных блиндажей для часовых, проходившая вокруг всего лесного лагеря. Гитлер, очевидно, хотел, чтобы его охраняли, но сама охрана должна была оставаться для него невидимой.

Винница и прилегающие территории были освобождены советской 38-й армией в ходе Проскуровско-Черновицкой наступательной операции в марте 1944 года. Причем, когда советские войска попали на территорию «Вервольфа», все сооружения ставки были еще целы, хотя вездесущие энкэвэдэшники и не обнаружили здесь ничего, что представляло бы интерес — документацию гитлеровцы успели уничтожить или забрать с собой. Более того, в результате контрудара им удалось вновь овладеть ставкой, и на этот раз они не оставили противнику даже пустых помещений — по личному приказу Гитлера («Все сжечь!» — распорядился фюрер) все сооружения ставки были взорваны, коммуникации разрушены. Убедившись, что объект уже не представляет никакой стратегической ценности, советские власти законсервировали развалины. По некоторым данным, в конце 1940-х «Вервольф» был даже взорван вторично.

После этого гитлеровская ставка, как и сама личность нацистского вождя, начала обрастать легендами. Говорилось, в частности, о семи подземных этажах, на которых шла работа над изобретением некоего сверхоружия (химического, бактериологического, ядерного), о подземной железной дороге, соединявшей «Вервольф» с Винницей, о том, что во время битвы под Сталинградом советская авиация разбомбила ставку, однако не смогла повредить обширные подземные казематы, что сюда на сепаратные переговоры с Гитлером прилетал нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов. В связи с «Вервольфом» упоминались особые энергетические поля в районе Винницы, общество Туле, священный Грааль и прорицательница Ванга, якобы предостерегавшая от проникновения в развалины ставки. Разве что инопланетян сюда не приплетали.

Рассказы очевидцев, заставших развалины ставки в 1950-1960-х годах, звучат гораздо обыденнее. Местным жителям, например, удавалось извлечь из подземных пустот обрывки немецкой формы, кое-какое бытовое оборудование, но не более того. Да и кабель, оставшийся от гитлеровцев, в настоящее время, говорят, использует «Укртелеком». Позже на территории, где располагалась ставка, построили дом отдыха «Ласточка», а на прилегающих землях выросли дачные поселки жителей Винницы. Многотонные же обломки бункеров так и остались лежать разбросанными по всему сосновому бору.

В 2010 году группа энтузиастов-реконструкторов открыла на территории «Ласточки» музей «Ставка «Вервольф», который собственно к логову Гитлера имеет мало отношения, зато может похвастаться действительно уникальными экспонатами времен Великой Отечественной войны. Часть из них связана с периодом оккупации самой Винницы. Музей имеет частный статус и существует (в том числе и обновляет экспозицию) исключительно на деньги, зарабатываемые на посетителях (в настоящее время вход стоит 20 гривен — около 80 рублей). В музее вам расскажут массу интересных историй о том, например, что у некой старушки двор был вымощен немецкими противотанковыми минами, или о том, как сельчанин использовал в качестве опоры для ворот авиационный пулемет.

Здесь же, в музее, работает «полевая кухня», оформленная во фронтовом стиле, где можно отведать блюда, в названии которых упоминаются Иосиф Сталин, Мартин Борман и прочие государственные и политические деятели времен войны. По рассказам экскурсовода, сюда охотно приезжают не только украинцы с россиянами, но и иностранные гости из Германии, Франции, Бельгии.

В 2011 году на гитлеровскую ставку наконец обратили внимание и украинские власти. Непосредственно на территории «Вервольфа», в дубовом лесу, был открыт мемориал памяти жертв нацизма, основой экспозицией которого стали обломки гитлеровских бункеров. Территория музея по периметру окружена забором, на котором признания в любви, оставленные неизвестными, соседствуют с антисемитскими лозунгами. Впритык к музею располагаются огороды дачников, перебирающих что-то в земле с обращенной к небу, словно ствол зенитки, пятой точкой. Экскурсионная тропа, по которой то и дело скачут рыжие белки, снабжена пояснительными стендами, ожидается также открытие более общей экспозиции, посвященной войне. На бетонных обломках постоянно появляются коряво нарисованные свастики и прочие нацистские символы, но они оперативно замазываются администрацией. Антифашистские лозунги местные служители предпочитают не трогать.

Высоченные сосны, тишина и покой бывшей ставки фюрера навевают мысли о вечном, о человеческой истории, которая хоть и творится людьми, но абсолютно к ним безразлична. Уходить отсюда не хочется.

В свое время некоторые украинские деятели попытались перевести открытие музея, который финансируется из областного бюджета, в политическую плоскость. Свое возмущение, в частности, выразил лидер украинских коммунистов Петр Симоненко, заявивший, что «создание таких мемориальных комплексов направлено на пропаганду фашизма и фашистской символики и несет в себе угрозу неофашизации Украины». Власти призывы Симоненко проигнорировали, и сегодня всего за десять гривен можно посетить место, где 70 лет назад в тени сосен прогуливался Гитлер, строя в голове планы, похоронившие в итоге и его самого, и весь Тысячелетний Рейх.

Обсудить
Иллюстрация к испарению черной дырыСпорная дыра
Хокинг предложил новое описание черных дыр
Карающее воспитание
За что здоровых детей отправляли в сумасшедший дом
В Россию вернулся «Прогресс»
Кто виноват в падении «Прогресса» и почему это — приговор космической отрасли
Чужими молитвами
В Лос-Анджелесе наградили лучшие видеоигры и показали будущие бестселлеры
Четыре мужика в одной палатке
Какие прелести таит продолжение японской культовой ролевой игры Final Fantasy XV
Не за бесценок
Самые дорогие картины, проданные на аукционах Christie's за 250 лет
INDIO, CA - OCTOBER 14:  (L-R) Musician Keith Richards, singer Mick Jagger and musician Charlie Watts of The Rolling Stones perform during Desert Trip at the Empire Polo Field on October 14, 2016 in Indio, California.  (Photo by Kevin Winter/Getty Images)Че-то приуныли
Как The Rolling Stones записали первый альбом за 11 лет — возможно, и последний
«Великобритания не знает, относится ли она к Европе»
Даг Уоллас о русской и британской литературе и самосознании
Александра Ребенок и Игорь Верник в спектакле «350 Сентрал-парк Вест, New York, NY 10025»«В отчаянной попытке остаться вдовой»
Как Богомолов растерял театральность в спектакле по пьесе Вуди Аллена
Девочки или виденья
Кино недели с Денисом Рузаевым: от «Союзников» до «Плохого Санты 2»
В небе над Атлантикой
Как совершить дальний перелет и остаться в живых
Дешево, но не сердито
Как выглядят лучшие хостелы России
Не просто терминал
Самые красивые аэропорты мира
Вот так фокус
Победители народного выбора фотоконкурса Wildlife Photographer of the Year
Характер нордический
В Эстонию за салакой, немецкой стариной и наследием Российской империи
В двух экземплярах
Они знамениты тем, что похожи на знаменитостей
Анастасия Белокопытова «Не считала, сколько трачу в месяц»
История уроженки Рязани, переехавшей в Австрию
Они так видят
Самые популярные фотографии Instagram за ноябрь
Тренируйся, как ангел
Чем занимаются топ-модели в спортзале
«Вы приехали»
Длительный тест Toyota Camry с «Яндекс.Навигатором»
Безумные трюки грузовиков Volvo
Самые необычные видеоролики с грузовиками Volvo
Выбираем лучший компактный седан
Длительный тест Octavia, Elantra, Corolla и Mazda3
Как полиция перехватывает машины
Полицейские лайфхаки или 8 инновационных способов остановить преступника
Конец близок
Уходящий 2016 год может стать последним для ипотеки
Лестница в ад
Неприглядная правда об интеллигентных обитателях центра Москвы
Да он упоротый просто
Самые странные дома мира в фотографиях из Instagram
Худо будет
Москвичи тратят миллионы на квартиры, в которых невозможно жить