Дамасский цугцванг

У мира не осталось хороших выходов из сирийского конфликта

Фото: Nour Fourat / Reuters

Гражданская война в Сирии продолжает развиваться по худшему из возможных сценариев. Изначально политический конфликт стал межрелигиозным, влияние радикалов с обеих сторон стремительно растет, мировая дипломатия демонстрирует полную беспомощность, а к боевым действиям активно подключаются соседи Сирии.

За последние недели в сирийской гражданской войне очень четко проявились сразу несколько тенденций, способных серьезно усугубить и без того тяжелейшую ситуацию в стране.

Религия

В первую очередь, это ускоренная трансформация самого формата конфликта. Начавшись как противостояние режима и вооруженной оппозиции, выступающей под политическими лозунгами, он приобрел все признаки религиозной войны. Идентификация «свой-чужой» уже происходит по вероисповеданию, а политическая ориентация отошла на второй план. Многие повстанцы не скрывают намерения перебить или выбросить из страны всех до единого алавитов, а не только горячих сторонников Башара Асада. Сам он с аналогичными заявлениями, конечно, не выступает, но из традиционно алавитских регионов на северо-западе Сирии власти планомерно выживают оставшихся там суннитов. Более того, человеку из сочувствующих повстанцам суннитских кварталов того или иного сирийского города стало очень непросто и даже опасно появляться в районах, контролируемых правительственными силами. В этой ситуации популярное у шиитов имя Али может стать более надежным пропуском в центр Дамаска, нежели «корочка» члена партии «Баас».

Яркой иллюстрацией этой тенденции можно назвать недавнее решение сирийского правительства, отправившего в бой против повстанцев членов проправительственной военизированной милиции, известной как «Шабиха» («Призраки»), в которой состоят практически исключительно алавиты. Эта ранее аморфная организация преобразовывается в так называемые «Национальные силы обороны», которые в числе прочего будут исполнять карательные функции в «освобожденных» суннитских населенных пунктах. Тут надо отметить, что у «Шабихи» в Сирии и без того очень дурная репутация: именно ее подозревают в совершении самых страшных массовых убийств и депортаций. Фактическая легализация этих фанатичных головорезов, объединенных общей религией, способна лишь ожесточить суннитское большинство.

С другой стороны ситуация, впрочем, не лучше. За последние месяцы Сирийская свободная армия (общее название для различных повстанческих групп) потеряла до четверти бойцов. Дело тут не в успехах правительственных сил, а в том, что повстанцы целыми батальонами переходят под знамена «Фронта аль-Нусра» — крайне радикальной суннитской группировки, гордящейся связями с «Аль-Каедой» и в США официально объявленной террористической организацией. Бойцов «Фронта аль-Нусра» отличает крайняя жестокость, не меньшая, чем у «Шабихи», фанатичность и главное — исключительная нетерпимость к иноверцам. Идеал государственного устройства для них — Афганистан времен правления «Талибана»: тоталитарная теократия с элементами раннего Средневековья. Именно эти люди клянутся перерезать всех алавитов (а заодно — всех прочих иноверцев) в случае своей победы.

Далеко не все повстанцы разделяют подобные взгляды, но все равно вступают в ряды «Фронта». Объясняется это тремя факторами: во-первых, исламисты не испытывают недостатка в деньгах, оружии и боеприпасах, они очень дисциплинированны и умеют воевать. Прочие повстанческие группы ничем подобным похвастаться, как правило, не могут. Во-вторых, на подконтрольных «Аль-Нусра» территориях более или менее налажена жизнь: работает некое подобие администрации (обычно это шариатский суд), уголовных преступников жестоко наказывают, функционируют магазины и пекарни, а на востоке страны даже добывается и экспортируется нефть. В-третьих, исламисты предлагают своим последователям предельно ясную и четкую идеологическую платформу: вы сражаетесь за ислам, в случае победы вам будет рай на земле, в случае гибели — тоже рай, но на небесах. В сравнении с этими посулами басни западных политиков и дипломатов о «тяжелом переходном периоде на пути к демократии» никакого энтузиазма у большинства сирийцев не вызывают.

Дипломатия

Стремительная радикализация обеих сторон конфликта и его переход в религиозную плоскость делает практически недостижимым любой компромисс. Если политических противников еще как-то можно было помирить, то религиозных фанатиков, потерявших и убивших много людей, — практически нереально. Более того, мировое сообщество выглядит парализованным, неспособным быстро и адекватно реагировать на происходящие в Сирии события. В этом смысле весьма показательна история с якобы применявшимся там химическим оружием. Израильские, а позднее американские разведчики выяснили и громогласно объявили, что кто-то, по всей видимости, все-таки применил какую-то отраву. Все взгляды устремились на президента США Барака Обаму: он неоднократно и жестко заявлял, что использование химического оружия — это та «красная черта», пересечение которой повлечет немедленное американское вмешательство.

Обама несколько дней отмалчивался, после чего выдал речь, способную войти в золотой фонд словесной эквилибристики. Суть его выступления была примерно такова: чтобы пресловутая черта была пересечена, требуется выполнение ряда условий. А именно. Нужны железобетонные доказательства, что химическое оружие применялось. Более того, в его применении должны убедиться не только США, но и мировое сообщество (читай: Россия), а число жертв отравляющих веществ должно быть «значительным». Вот если все это произойдет, тогда-то американцы подумают о возможности вмешательства в конфликт. А пока — нет, Белый дом умывает руки.

Словом, вышло, что «красная черта» — не очень-то и красная, а скорее розовая с переходом в серый. Это выступление Обамы стало поводом для многочисленных шуток о черном дальтонике в Белом доме, но смысл для всех был ясен: президент США блефовал, его поймали на блефе, а теперь он пытается выкрутиться. Впрочем американцы не сильно от этого расстроились: подавляющее большинство жителей страны категорически не желает вмешиваться в сирийские дела каким бы то ни было способом. Более того, о многочисленных рисках подобного вмешательства настойчиво твердит Пентагон. Единственный минус произошедшего состоит в том, что сирийский коллега Обамы Башар Асад понял: он может вытворять со своим народом все, что заблагорассудится, — американцы вмешиваться не будут.

На этом фоне США попробовали подойти к разрешению сирийского конфликта с другой стороны: в Москву прилетел государственный секретарь Джон Керри. Руководитель Госдепа провел «теплую и дружескую» встречу с Владимиром Путиным и Сергеем Лавровым, плодом которой стала очередная мирная инициатива: провести международную конференцию по Сирии с привлечением к обсуждению судьбы этой страны враждующих сторон. Подробностей пока не сообщается, но смысл, видимо, был таким: Россия обеспечит делегата от Асада, США — от сирийской оппозиции, все они соберутся где-то на нейтральной территории и договорятся, как завершить конфликт.

Задумка, конечно, прекрасная. Но есть небольшая проблема: по описанным выше причинам главой делегации от оппозиции должен бы стать перемотанный пулеметными лентами бородатый джихадист из «Аль-Нусра», а вовсе не модно одетый сирийский диссидент из Стамбула. В противном случае любые договоренности не будут иметь никакой практической ценности. Но в текущих условиях очень трудно представить себе главу американской дипломатии за одним столом с человеком, которого ведомство Керри официально признало террористом. Суммируя все эти факты, приходится признать, что совместная российско-американская мирная инициатива, как и мириады ее предшественников, оказалась мертворожденной. Кстати, «Фронт аль-Нусра» и большинство других повстанческих группировок в очередной раз повторили главное условие начала переговоров: отставка сирийского президента. Поскольку с самим Асадом такой вариант даже не обсуждается, любая мирная конференция останется бессмысленным междусобойчиком.

Впрочем, Керри приезжал в Москву не только ради этой конференции. Еще одной темой для его разговоров в российской столице стала поставка Дамаску комплексов ПВО С-300. Соответствующий контракт был заключен еще в 2010 году, а Сирия даже успела перевести часть денег за эту покупку. По данным американской прессы, сирийцы должны были получить четыре батареи и 144 ракеты к ним, начало поставок было намечено на лето текущего года. Возможно, С-300 спокойно обрели бы новую родину, однако против этого резко выступили и американцы, и израильтяне. В 2010 году российское руководство порадовало Вашингтон и Иерусалим, разорвав уже заключенный контракт на поставку все тех же С-300 в Иран. Тегеран на это ответил иском в международный третейский суд в Женеве, но ракет так и не дождался. Теперь, три года спустя, Керри потребовал, чтобы никаких комплексов ПВО Асаду не поставлялось. Более того, с аналогичными требованиями в Москву засобирался израильский премьер Биньямин Нетаниягу. В заявлениях российской стороны демонстрируется решимость все-таки выполнить ранее заключенные контракты, но верится в это с трудом.

Внешние игроки

Озабоченность Нетаниягу вполне понятна: даже в неумелых сирийских руках комплексы С-300 вполне способны помешать израильской авиации спокойно бомбить пригороды Дамаска, не опасаясь потерь среди пилотов. Это особенно важно в нынешних условиях, когда ситуация в Сирии быстро ухудшается, а война расползается по региону. Израильтяне очень долго сторонились сирийского конфликта, стараясь никак его не комментировать и никак в нем не участвовать. Асада в Иерусалиме не любят, но и к «Фронту аль-Нусра» ни малейших симпатий не испытывают. Израильское руководство было бы счастливо, если бы в сирийской гражданской войне проиграли обе стороны. Но поскольку это невозможно, главным интересом Иерусалима остается нераспространение особо опасных видов оружия из Сирии.

Именно таким было неофициальное объяснение недавних израильских авиаударов по окрестностям сирийской столицы. По данным анонимных источников, были уничтожены иранские ракеты средней дальности, приготовленные к отправке в Ливан. Получателем этого оружия должна была стать местная шиитская группировка «Хизбалла», состоящая в прекрасных отношениях с режимом Асада. Неофициально заявлялось о том, что целью израильских пилотов могли стать казармы иранских стражей Исламской революции, выписанных Асадом из Тегерана с неясными целями. Если это действительно так, то в сирийской войне по факту уже приняли участие не только собственно сирийцы, но и иранцы с израильтянами. О том, что бойцы ливанской «Хизбаллы» активно сражаются на стороне правительства Сирии, известно уже давно. Они не раз вступали в бои с повстанцами у города Кусейр, расположенного недалеко от границы с Ливаном. Через этот город проходит шоссе, связывающее Дамаск с побережьем Средиземного моря, поэтому можно смело говорить: «Хизбалле» отвели весьма ответственный участок фронта.

Между тем лидер этой организации шейх Хасан Насралла сразу после израильских авианалетов на Дамаск похвастался, что сирийцы обеспечивают его самым современным и высококачественным оружием, способным радикально изменить ход будущего конфликта с Израилем. Свои планы он, правда, раскрывать не стал. Но если Насралла не врет, вполне логичным продолжением этих слов стали бы удары израильской авиации по складам этого оружия как в Сирии, так и в Ливане. Таким образом, война в Сирии может плавно перетечь в столкновение Израиля с «Хизбаллой», чего очень опасаются на Западе.

Но напряжение растет не только на границе Сирии с Ливаном. После терактов в турецком городе Рейханлы, жертвами которых стали десятки людей, Анкара пришла в состояние плохо скрываемого бешенства. Турецкие лидеры в один голос заявили о причастности к этим взрывам сирийских спецслужб и пообещали в полной мере отплатить Дамаску за подобную дерзость. Турки с самого начала сирийского восстания обсуждали возможность создания на севере соседней страны «буферной зоны», запретной для сирийских правительственных войск. Сейчас у них появился прекрасный повод реализовать свои планы и перевезти на родину десятки тысяч беженцев, мешающих нормальному ходу жизни в приграничных с Сирией районах. Единственное, что сдерживает Анкару, — это отсутствие доказательств причастности к взрывам агентов Дамаска. Но если улики (настоящие или липовые — не так уж и важно) найдутся, Турция может стать еще одной активно действующей стороной этого конфликта.

Не лучше сирийская война влияет и на ситуацию в Ираке. Местные сунниты с нескрываемой ненавистью относятся к правительству шиита Нури аль-Малики и с большим воодушевлением наблюдают за успехами повстанцев-единоверцев в соседней Сирии. Поскольку «Фронт аль-Нусра» считается связанным с иракской «Аль-Каедой», большинство специалистов уверены: после Сирии конфликт неизбежно переместится в Ирак, который и так трещит по швам из-за этно-религиозных противоречий. Иракские сунниты, активно помогающие сирийским единоверцам сейчас, вполне могут рассчитывать в будущем и на аналогичную помощь со стороны сирийцев.

В Иордании бомбы пока не взрываются и боевики города не захватывают, но небольшая и небогатая страна стоит на грани гуманитарной катастрофы из-за небывалого наплыва беженцев. По оценкам местных властей, в 2014 году приезжие составят более 40 процентов населения страны. Подобная ситуация могла бы взорвать изнутри и более стабильное государство, а в Иордании ситуацию накаляют как доморощенные, так и понаехавшие исламисты, желающие устроить Афганистан во владениях короля Абдаллы II.

Распространение конфликта на соседние страны, радикализация его участников, нежелание мира вмешиваться и неспособность предложить мирное решение вызывает уныние в рядах западных политиков и дипломатов. Все понимают, что необходимо срочно что-то делать, но одновременно осознают, что сейчас любое действие может обернуться еще большей эскалацией насилия с неочевидными результатами. На этом фоне в прессе появляются экзотические варианты решения проблемы вроде создания алавитского государства на побережье и суннитского во всей остальной Сирии. Но и эти варианты сразу же отметаются как нежизнеспособные.

Запад упустил время для активного военного вмешательства в конфликт. Сейчас бесполетная зона или поставки оружия в Сирию сыграют на руку лишь набирающим силу исламистам. Дипломатические же усилия были подорваны Россией, которая всегда выступала категорически против отставки Асада, поддерживая его в решимости продолжать борьбу за власть.

Сейчас миру ничего не остается, кроме как наблюдать за скатыванием Сирии в пучину многолетней религиозной войны, разрушением государства и превращением страны в рай для всевозможных экстремистов.

подписатьсяОбсудить
Скованные беспроводной цепью
Рассказы домашних арестантов о жизни с электронным браслетом
Отборные кадры
Как в России подыскивают присяжных для суда
Все очень плохо
Почему новая холодная война опаснее старой
На грани нервного взрыва
Зачем предприниматель Петросян захватил офис банка в центре Москвы
Оборотень в слипонах
Кеды, альпаргаты и прочая обувь, делающая жизнь проще
Не стоит недооценивать бегемотов
Ощущения простого человека в любимой машине футболистов и Джереми Кларксона
Рыжая и бесстыжая
Чем модельер Соня Рикель удивила мир
Более лучше
Как изменилась уличная мода в Москве за 25 лет
«Долбаный идиот» или любящая бабушка?
За кого голосуют американские женщины-знаменитости
Бермудский прямоугольник
Фотограф выяснил, что россиянки носят в своих сумочках
«Все здесь сочувствуют Украине»
Уроженка Омска делится впечатлениями после переезда в Канаду
Без прикрытия
Звезды призывают женщин отказаться от макияжа
Ху из Ху
Откуда растут корни китайских брендов
Собаки и коты
Самое крутое автомобильное видео августа
Равно правые
Длительный тест четырех компактных кроссоверов
Новые «Лады»
Вседорожная «Веста», спортивный XRay и другие премьеры «АвтоВАЗа» на ММАС
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон