Новости партнеров

Инопланетная областная дума

Как в Саратове выявляли фальсификаторов голосования: репортаж «Ленты.ру»

Фото: Алексей Филиппов / РИА Новости

Суд Волжского района Саратова решил отменить итоги выборов в областную думу на одном из участков и провести там пересчет голосов. Обнаружены грубые нарушения, при этом члены районной ТИК заявили, что «документы инопланетяне украли». В Саратове суд уже второй раз принимает такое решение. Конечно, отмена результатов выборов на нескольких участках сама по себе ни на что не влияет — облдума продолжит заседать в прежнем режиме. Однако судебный процесс показал, как именно происходит фальсификация и кто является ее непосредственным исполнителем.

Выборы в Саратовскую облдуму прошли 14 октября 2012 года. Победила «Единая Россия», набравшая 77,9 процента голосов по списку; кандидаты от этой же партии выиграли выборы во всех одномандатных округах. Накануне выборов — вечером 13 октября — гражданская активистка из Подмосковья Светлана Локоткова и ее сын Егор гуляли по Саратову, осматривая территорию двух избирательных участков. Это было в Волжском районе города, рядом с Глебучевым оврагом — местечком, которое приобрело репутацию бандитского еще при советской власти. Локоткова готовилась стать членом УИК с правом совещательного голоса на участке №26, расположенном в Национальной татарской гимназии, Егор собирался стать рядовым наблюдателем на участке в школе №4 (они делят с гимназией одно здание).

Локоткова с сыном тем вечером обратили внимание на то, что список домов избирательного участка №26 не вполне соответствует реальности. В документах УИК дома есть, а на практике они либо снесены, либо переведены в нежилой фонд. Скажем, в доме №43 по улице Кузнечной вместо нескольких квартир обнаружилось отделение Всероссийского общества слепых. На следующий день Локоткова напишет по этому поводу жалобу в УИК, жалобу не примут, активистку снисходительно уличат в незнании особенностей саратовской географии.

Сейчас, когда результаты голосования по 26-му участку давно известны, кажется странным, что наблюдатели не обнаружили на вверенной им территории признаков эпидемии или даже мора. Всего на участке зарегистрировано 1818 избирателей, 14 октября только 260 из них смогли прийти на участок в татарскую гимназию и проголосовать. Еще 292 человека проголосовали на дому в переносные урны. Правда, в девяностые годы в том же Саратове на дому обычно голосовали 10-15 человек с участка — и это были плохо ходящие пенсионеры.

Сами выборы 14 октября на 26-м участке прошли задорно. Карта нарушений правозащитной ассоциации «Голос» зафиксировала десятка полтора нарушений. Причем с переносными урнами происходили откровенные махинации. Локоткова позже расскажет, что переносных урн было три. В первых двух оказалось по 83 бюллетеня, в третьей — пять. То есть всего — 171 бюллетень, но в итоговый протокол отчего-то было записано 292 бюллетеня. Урну номер один сопровождала член УИК по фамилии Россошанская. Точнее, она уехала ее сопровождать, а обратно не вернулась. Тем не менее, ее подпись в итоговом протоколе стоит, и кто за нее расписался — непонятно. Урну номер два сопровождал человек по фамилии Разаков. В течение дня он говорил, что является членом комиссии с решающим голосом, потом сказал, что он наблюдатель от «Единой России». Потом опять менял показания, документов не показывал и к концу дня попросту исчез. Вечером вместо него на участке появился совершенно другой человек и сказал, что Разаков — это он и есть, после чего даже расписался в итоговом протоколе.

Голосование завершилось, члены УИК достали бюллетени из переносных урн и тут же смешали с бюллетенями из стационарных урн, что является грубым нарушением закона. «Единая Россия» на этом участке получила под 90 процентов голосов.

Все эти подробности Светлана Локоткова будет рассказывать уже в Волжском районном суде, где она выступит в качестве свидетеля. Иск с требованием отмены итогов выборов и наказания нарушителей подали представители саратовского отделения партии РПР-ПАРНАС и шедший в этом районе по одномандатному округу от «Справедливой России» кандидат Алексей Плотников.

Для РПР-ПАРНАС это уже третий подобный опыт. Начали они с участка №35 в Волжском же районе Саратова, приведя в суд 20 свидетелей, которые по документам голосовали на дому, что не соответствовало действительности. Одна из членов УИК №35 прямо в зале суда показывала пальцем на главу территориальной избирательной комиссии Волжского района Ларису Иноземцеву и желала ей в аду гореть за прегрешения, свершенные ею в тот октябрьский единый день голосования.

Суд тогда принял одновременно иезуитское и справедливое решение. Он отменил результаты выборов, но при этом постановил пересчитать голоса, хотя смысла в этом не очень много — вброшенные бюллетени давно ведь перемешаны с настоящими. Еще по одному участку Иноземцева согласилась пересчитать голоса без суда.

После этого, в апреле, началось разбирательство по 26-му участку, затянувшееся в итоге на полтора месяца. Представлявшие истцов юристы Александр Конякин и Константин Рогалев продемонстрировали суду свои подсчеты: надомное голосование продолжалось шесть часов: то есть, получается, члены УИК, обошедшие за это время 292 гипотетических избирателя, должны были потратить на голосование каждого из них по две минуты и 40 секунд. Притом что далеко не все эти избиратели живут компактно, а члены УИК передвигались пешком.

Затем слово получили свидетели со стороны истцов. «Можно сказать, что я не смогла стать членом УИК, — говорила судье Андрею Набенюку Локоткова. — Мне не дали реализовать мои права. Ни одного акта я не видела. По каким адресам проходило выездное голосование, мне не сказали. Сколько неиспользованных бюллетеней осталось, тоже не сказали». «Приехал на 26-й участок вечером, к подсчету голосов. Председатель УИК Зайтуна Давыдова на всех кричала. Целые стопки бюллетеней падали из урн на пол, их поднимали и смешивали в одну кучу. Я вызвал полицию, она приехала, только забрала в итоге парня с соседнего участка, который был готов свидетелем стать и рассказать, что тут творилось», — рассказал в суде саратовский журналист Артем Земцов.

Выступал в суде и экс-координатор саратовского союза избирателей Михаил Шаповалов, совсем недавно получивший свои 15 минут славы (и сутки ареста) за использование фамилии главы государства рядом с украинским глаголом «пiдрахуй». «Весь день у нас творилось полнейшее безумие», — рассказал координировавший 14 октября наблюдателей Шаповалов. Он тоже приехал на 26-й участок вечером. «Госпожа Давыдова вызвала полицию, я якобы хотел напасть на нее, — жаловался он. — Все кричали и ругались. Я сказал Давыдовой, что могу находиться на ее участке сколько захочу, так она расхохоталась мне в лицо. Еще успел увидеть, как бюллетени валялись вперемешку со списками избирателей. Председатель УИК все сгребла в одну кучу, завернула в газеты и упаковала. Я сразу написал жалобу в ТИК, только вот она там навсегда пропала».

У ответчицы — главы Волжской ТИК Ларисы Иноземцевой (все УИКи по саратовскому закону о выборах распускаются через неделю после дня голосования, и привлечь к ответственности их после этого срока нельзя) — выборы эти явно не первые. Женщина она спокойная, волевая и очень уверенная. Линию защиты выстроила основательную. Сначала в суд пришла милая пенсионерка София Сатегова. «Я больной человек и голосовала дома, — рассказала она. — Приезжали с урной, все как положено, я еще сказала: девочки, давайте чаем вас угощу. Но они отказались. По времени недолго были, минут пять».

— А как вас нашли для того, чтобы в этот суд пригласить? — осторожно поинтересовались Конякин с Рогалевым.
— Так мой адрес в списке избирателей же есть, я много лет на этом участке голосую, — отвечала Сатегова.
— Вот в том-то и дело, что список избирателей сейчас опечатан и находится в суде вместе с другими документами по участку 26, — отвечали ей юристы, с укором глядя на Иноземцеву.

Сатегову сменила социальный работник Розалия Сафарова, которая на выборы пришла «как на праздник». Ее пожилая мама голосовала дома. При этом «праздник» Сафаровой испортила активистка Локоткова, которая в течение дня была главным возмутителем спокойствия на 26-м участке: «Подошла сзади — и за паспортом моим потянулась, хотела вырвать его. Наверное, под действием наркотиков или выпившая была».

Затем перед судом предстали члены 26-го УИКа. По стечению обстоятельств, Разаков и Россошанская явиться в суд не смогли, за них отдувались остальные члены комиссии — учительницы из татарской гимназии. «Жалоб как таковых не было», — вспоминали свидетельницы Байтакова и Пиянзина. «Произошел технический казус, — говорила Татьяна Пиянзина, учительница русского и литературы. — У стационарной урны, когда ее подняли достать бюллетени, отвалилось дно. Часть бюллетеней упало на пол, мы их поднимали и клали на стол, некоторые в суматохе, к сожалению, смешались с бюллетенями из переносных урн». У Пиянзиной, тоже ходившей с переносной урной по адресам, спросили, сколько времени она тратила в среднем на каждого голосовавшего. «Странный вопрос, — не заподозрила подвоха свидетельница. — Иногда все прямо на пороге происходило, иногда повозиться приходилось».

Наконец, перед судом предстала глава УИК №26 Зайтуна Давыдова — преподаватель русского и литературы, заслуженный учитель России. «Как учитель я обязана передавать предметные  знания, но еще я вижу свою задачу в том, чтобы учить любить и учиться любить — все это, с моей точки зрения, не только делает из моих учеников грамотных и самобытных личностей, но и, что немаловажно, помогает человеку учиться быть Человеком», — говорится в ее профиле в социальной сети работников образования. На суде Давыдова человеколюбивой не выглядела.

«Все время мне мешала Локоткова, — вспоминала она. — Постоянно задавала вопросы, лезла в книгу избирателей. Вызвала прокуратуру со Следственным комитетом: якобы несуществующие адреса у нас есть на участке. Потом извинилась, но продолжала близко подходить к столам и смотреть личные данные избирателей». Визит координатора наблюдателей Шаповалова Давыдову и вовсе потряс: «Мне, заслуженному учителю с 35-летним стажем, он сказал: ты должна на базаре стоять и торговать». Жалобы от наблюдателей Давыдова назвала «каким-то листочком» и принимать их отказалась. Потом, когда подсчет голосов завершился, самолично упаковала в черный пластиковый пакет («Мы их мусорными мешками обычно называем») бюллетени и остальную выборную документацию — акты, списки избирателей, открепительные удостоверения — и отнесла этот пакет в ТИК.

Этот «мусорный мешок» и решил окончательно судьбу 26-го УИКа в суде. Представители истцов истребовали его из ТИК в суд и с самого начала настаивали на его вскрытии. Они говорили, что почти наверняка заявлений избирателей с просьбой проголосовать на дому будет сильно меньше, чем тех, кто согласно протоколу удаленно голосовал. Иноземцева была категорически против вскрытия мешка: «Содержащиеся там данные ничего не докажут, к тому же они содержат конфиденциальные сведения об избирателях». Выслушав свидетелей, судья Набенюк скомандовал вскрыть пакет. Заявлений избирателей с просьбой проголосовать досрочно в документации не оказалось вообще. Как не нашлось там и реестра проголосовавших на дому и списка избирателей как такового. Ну, и по мелочи: на видеозаписи, сделанной 14 октября в УИК №26, было видно, что бюллетени упаковывают в черно-белые газеты, а в суде они оказались упакованы в цветные.

«Мы официально заявляем о фальсификации итогов голосования, и лжесвидетельстве свидетелей со стороны ответчика», — заявил представитель истца Конякин. Иноземцева сделала усилие и сказала, что если означенных документов в мешке нет, то это еще не означает, что их в принципе нет. Однако сказать, где они, так и не смогла. Член Волжской ТИК Николай Табакаев, ранее радовавший суд заявлениями вроде того, что РПР-ПАРНАС финансируется Бараком Обамой, попытался вступиться за начальницу, но получилось плохо. «Вы про инопланетян слышали? Вот они. Я не видел этого и не слышал, могу только предполагать. И мое предположение вот такое, футурическое», — ответил он на вопрос, где пропавшие документы.

Судье Набенюку оставалось только вынести решение. Это произошло в пятницу, 17 мая. Он отменил результаты голосования на УИК №26 и постановил пересчитать голоса. Каким именно образом — будет понятно из мотивировочной части решения, она еще не опубликована. Кроме того, Набенюк вынес частное определение в адрес саратовского облизбиркома. В нем говорится, что члены комиссии допустили нарушение федерального и областного законодательства. Суд велел обратить на это внимание председателю облизбиркома Павлу Точилкину «для недопущения в дальнейшем».

Юристы РПР-ПАРНАС назвали решение суда «половинчатым» — из него никак не следует, что хоть кто-то понесет ответственность за фальсификации. «Что вы к нам-то пристали, других районов в городе, что ли, больше нет?» — жаловалась в коридоре суда Лариса Иноземцева.

Россия00:03Сегодня

«Гоша умирал три раза»

Дедушка отдаст внуку почку, но без дорогих лекарств мальчик не выживет. Нужна ваша помощь!