Проникновение в бюнднерфляйш

Как довести политиков до истерики

Борис Ельцин и Билл Клинтон
Фото: Rick Wilking / Reuters

На минувшей неделе в интернет попала видеозапись с израильским министром, который своим выступлением довел до истерики слушавших его депутатов Кнессета. Первым смеяться над своими словами начал сам виновник веселья, причем остановиться он так и не смог. «Лента.ру» предлагает подборку случаев, когда официальные лица оказывались неспособны справиться с приступами смеха на публике.

Выступление министра образования Израиля Шая Пирона (Shai Piron) в Кнессете состоялось вечером в понедельник, 3 июня 2013 года. Речь политика, прямую трансляцию которой вел парламентский телеканал, была посвящена новому закону, связанному с ужесточением распорядка в тюрьмах.

«Господин председатель, уважаемые депутаты! Данный законопроект разработан для борьбы с серьезным явлением — контрабандой в тюрьмы запрещенных предметов», — начал Пирон и тут же остановился из-за приступа смеха. По мнению журналистов, знающих иврит, министра, скорее всего, развеселило слово «контрабанда»: второе его значение — «проникновение», которое при желании можно истолковать весьма превратно. Продолжить чиновник так и не смог — сотрясаясь от смеха и повизгивая, он был вынужден покинуть трибуну.

Впоследствии Пирон признался, что читать обращение должен был вовсе не он, а его коллега, который не смог прийти на заседание. В результате текст обращения министр увидел только после того, как поднялся на трибуну. И уже там, наткнувшись на неожиданное слово, чиновник не сумел совладать с собой.

Заставил смеяться весь парламент, на этот раз швейцарский, и тамошний министр финансов Ханс-Рудольф Мерц (Hans-Rudolf Merz). Осенью 2010 года ему выпало выступать перед депутатами с крайне скучным докладом об импорте мяса. По свидетельствам очевидцев, вскоре после начала выступления атмосфера в парламенте начала становиться все более сонной — бесконечные термины и цифры явно действовали на депутатов усыпляюще. Однако окончательно заснуть им все же не удалось.

Атмосферу разрядил сам докладчик, от которого в какой-то момент, видимо, начал ускользать смысл текста, написанного крайне корявым чиновничьим языком. Приступив к перечислению очередных положений таможенного законодательства, министр начал беспомощно смеяться, что вызвало одобрительную реакцию из зала. Окончательно он сломался, когда дошел до названия местного мясного деликатеса бюнднерфляйша: произнести это слово Мерц сумел лишь со второй попытки, которая закончилось очередным взрывом хохота. Впрочем, в отличие от своего израильского коллеги, швейцарский министр все же смог взять себя в руки и благополучно довести выступление до конца.

Отметилась в парламенте и землячка Мерца Дорис Лойтхард (Doris Leuthard), которая в том же 2010 году занимала пост президента Швейцарии. Поводом для ее срыва стал вопрос одного из депутатов, который поинтересовался... ценообразованием на услуги коневодческих ассоциаций при проверке лошадей.

Поначалу Лойтхард сохраняла спокойствие и бесстрастность. Однако когда дело дошло до описания одного из способов оценки психологической устойчивости лошадей, нервы у президента начали сдавать: прочитав часть ответа, она была вынуждена остановиться из-за смеха. «Это просто какой-то абсурд. Смотрите, сколько внимания я уделяю этому вопросу. Я каждую неделю узнаю что-то новое», — смеясь пожаловалась глава государства. Впрочем, она быстро совладала с собой и закончила доклад о коневодах почти спокойно.

Осенью 2008 года жертвой собственной смешливости стал американский сенатор Джо Байден, который на тот момент принимал участие в предвыборной гонке в качестве кандидата в вице-президенты. С ним конфуз произошел во время прямой связи со студией передачи Good Morning America («Доброе утро, Америка») на телеканале ABC.

Смешной будущему заместителю Барака Обамы показалась пародия на него самого в исполнении известного комика Джейсона Судейкиса (Jason Sudeikis) — запись его номера ведущая продемонстрировала под конец беседы с политиком. После окончания ролика Байден попытался как-то прокомментировать его, однако поначалу ничего, кроме разрозненных фраз ему произнести не удавалось. Закончив же беседу, Байден не выдержал и опять стал смеяться.

Одним же из самых знаменитых случаев, когда политик потерял над собой контроль на публике, стала совместная пресс-конференция президентов России и США Бориса Ельцина и Билла Клинтона, которая состоялась в 1995 году в Нью-Йорке. Встреча с журналистами была посвящена только что прошедшим двусторонним переговорам, во время которых лидеры попытались уладить ряд спорных вопросов, в том числе позицию относительно военного конфликта в Боснии.

Переждав обращение Клинтона и подойдя к микрофону, Ельцин первым делом обрушился на журналистов. Припомнив им статьи с предсказанием, что его встречу с лидером США ждет провал, российский президент припечатал: «Не первый раз я вам говорю, что вы провалились». Выслушав перевод, Клинтон внезапно разразился таким хохотом, что его перегнуло пополам, а из глаз потекли слезы.

Версии, почему реакция Клинтона была столь бурной, расходятся. Кто-то считает, что это был смех от неожиданности и шока: дескать, американскому президенту в голову не придет «наезжать» на журналистов. Кто-то утверждает, что виной всему переводчик, в устах которого слова российского лидера приобрели скабрезное значение. Впрочем, эта версия не выдерживает критики: в использованной при переводе формулировке нет ничего неприличного.

Наконец, существует предположение, что Клинтону стало просто стыдно за Ельцина, который, по рассказам очевидцев, был к тому моменту в приличном подпитии и плохо соображал, что говорит. Сторонники этой версии утверждают, что смех американского президента был всего лишь спектаклем, целью которого стало отвлечение внимание прессы от сути сказанного его коллегой.

Впрочем, хочется верить, что ближе всего к истине еще одна теория: Клинтону просто стало смешно. Такое тоже бывает.