Где-то в Китарктике

Пекин подбирается к полярным богатствам

Китайская арктическая экспедиция, 2001 год
Китайская арктическая экспедиция, 2001 год
Фото: Yuan Man / AP

В последние годы все больше стран начинают выделять силы и средства для анализа и оценки ситуации в «большой арктической игре». Околополярные области привлекают внимание прежде всего возможностью использования морских путей для транспортировки грузов по маршруту Европа-Азия и залежами полезных ископаемых. Китай является крупнейшим в мире потребителем и импортером энергоресурсов, но его значительная географическая удаленность не позволяет ему напрямую претендовать на равное положение в регионе по сравнению со странами Арктического совета, в который входят Дания, Исландия, Канада, Норвегия, Россия, США, Финляндия и Швеция. Однако Пекин нашел способ добиться желаемого, используя окольные пути.

С каждым годом немалые арктические богатства становятся все доступнее вследствие глобального потепления и отступления полярных льдов все дальше на север. По оценкам Геологической службы США, запасы нефти в Арктике составляют 13 процентов от неразрабатываемых общемировых, природного газа — 30 процентов, а сжиженного углеводородного газа — 20 процентов. В количественном отношении это 90 миллиардов тонн нефти, 1,67 триллиона кубометров газа и 44 миллиарда баррелей сжиженного газа.

Коммерческая составляющая перевозки грузов через Арктику в сравнении с маршрутом через Суэцкий канал тоже выглядит экономически привлекательно. В августе и сентябре 2009 года первые иностранные суда прошли по Северному морскому пути — два сухогруза Foresight и Fraternity немецкой компании Beluga Shipping Group транспортировали груз для ТЭЦ в Сургуте. Годом позже арктическим проходом воспользовались четыре судна. В 2012 году уже 46 судов перевезли по Северному морскому пути более миллиона тонн, увеличив объемы транспортировки грузов на 53 процента по сравнению с 2011 годом. По оценкам исследователей, к 2020 году Севморпутем будет перевезено уже 50 миллионов тонн груза, что доказывает привлекательность маршрута для частных перевозчиков. А в перспективе коммерческий потенциал есть и у Северо-западного прохода, расположенного в Канадском арктическом архипелаге.

Оценив открывающиеся перспективы, Китай первым из азиатских государств стал пробиваться в полноправные члены Арктического совета. В Пекине придерживаются точки зрения, что Северный Ледовитый океан является общей зоной для судоходства. Кроме того, там утверждают, что потепление климата негативно отразится на продовольственной безопасности страны, в частности, возрастет угроза наводнений в прибрежных регионах, где сосредоточены основные посевные площади.

В этой связи Китай стал уделять значительное внимание исследованиям Арктики и Антарктики. С 1985 года по 2012 год Пекин инициировал пять арктических экспедиций и 28 антарктических, открыл собственную арктическую научную станцию «Хуанхэ». Кроме того, финские судостроители поставят к 2014 году новый ледокол в дополнение к уже имеющемуся «Снежному дракону», купленному в 1993 году у Украины. Китайские представители участвуют в работе Международного арктического научного комитета, в проекте «Международный полярный год» и других организациях и программах, занятых изучением Арктики с точки зрения климатических изменений и защиты окружающей среды.

На данный момент китайские действия в отношении Арктики отчетливо показывают, что Пекин стремится закамуфлировать свои истинные интересы в регионе вопросами мониторинга окружающей среды, защиты арктических животных и заботы о коренном населении. Риторика Пекина направлена на позиционирование Арктики как международной зоны, изменения в которой касаются всех стран. В КНР отмечают тот факт, что изменение климата угрожает глобальной безопасности. Наряду с Францией и Германией Китай не без основания считает, что повторение в Арктике разлива нефти, сходного по сценарию с катастрофой 2010 года в Мексиканском заливе, повлечет за собой катастрофические последствия для всех стран мира. Именно поэтому Китай ежегодно тратит на полярные исследования 49 миллионов евро, строит в Шанхае центр по изучению Севера и увеличил количество ученых, занимающихся полярной проблематикой, в пять раз, до 1000 человек.

Однако иногда Пекин позволяет ряду исследователей намекать в прессе, что Китай не намерен мириться с нынешним распределением сил в регионе. Наиболее значимым событием в полемике, которое говорит об амбициях Пекина в арктической гонке, является именование КНР «околоарктическим государством». Этот термин уже прочно вошел в лексикон китайских исследователей, занимающихся изучением Арктики. Однако столь смелое наименование вызвало ироничную реакцию немецкой газеты Spiegel. Издание отметило, что если следовать логике китайского посла в Норвегии, который заявил, что Китай является околоарктическим государством, поскольку большая часть КНР достигает 50 градусов северной широты, то и немецкий остров Зюльт, расположенный на 54-й широте, также должен считаться околоарктическим.

Нынешняя позиция КНР выглядит достаточно осторожной, учитывая пристальное внимание США и Канады к действиям России в регионе (публикация новой Арктической стратегии, боевое дежурство российских ВВС и ВМФ в приграничной зоне, установка флага на Северном полюсе в 2007 году), которые расцениваются как проявление агрессии. В этой связи Пекин, вероятно, оставит образ опасного игрока Москве, а сам будет поддерживать имидж мирной страны и сконцентрируется на нейтральных темах: спонсирование экспедиций, изучение климатических изменений, поддержка социального и экономического развития местного населения, борьба с загрязнением окружающей среды и туризм.

Имея прочные позиции в вышеприведенных областях, Китай получит возможность не только аккумулировать знания международного научного сообщества и приводить весомые доводы в поддержку теории о воздействии таяния арктических льдов на Китай, но и взаимодействовать с организациями, представляющими местное население и имеющими статус постоянных членов в Арктическом совете. Это позволит Китаю лоббировать свои интересы в совете не напрямую, а используя особый канал, который уже зарекомендовал себя как действенный.

Научная полемика необходима Китаю для достижения истинных целей в Арктике, а они лежат в экономической сфере. Прежде всего, это диверсификация основных транспортных путей. Как известно, основной канал поставок в Китай — Малаккский пролив — ненадежен по причине пиратства и является потенциальной мишенью для террористов. В этой связи Арктический морской путь позволит Китаю, во-первых, сократить расходы на перевозку, во-вторых, получить дополнительный торговый маршрут, в-третьих, уменьшить риски закрытия пролива ВМС США в случае потенциального конфликта. Осознавал уязвимость китайских поставок уже бывший председатель КНР Ху Цзиньтао. По оценкам китайских аналитиков, к 2020 году через Севморпуть будет проходить от 5 до 15 процентов китайского внешнеторгового оборота. По данным норвежской транспортной компании Tschudi Shipping Company, транспортировка грузов через Арктику из Киркенеса или Мурманска в Шанхай позволит сократить путь на 16 дней.

Растущее потребление заставляет китайские компании инвестировать огромные средства в добычу и транспортировку нефти, например, из Африки и Бразилии. В этой связи прогнозы относительно залежей природных ископаемых в Арктике побуждают Китай активно действовать в данном вопросе, чтобы не оказаться на периферии большой политики. Так, Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) стала третьим партнером «Роснефти» (наряду с итальянской Eni и норвежской Statoil) в освоении месторождений Западно-Приновоземельское (Баренцево море), Южно-Русское и Медынско-Варандейское (Печорское море). Очевидно, помимо доступа к новым месторождениям и поставкам нефти, Китай будет стараться получить и современные технологии бурения, которых у него на данный момент нет.

Вторым стратегическим ресурсом по значимости после нефти и газа является железная руда. Китай уже договорился с Гренландией, что начиная с 2015 года London Mining совместно с Sinosteel и China Communication Corporation будут добывать 15 миллионов тонн железной руды с шахты Исуа, а в случае получения контракта на разработку месторождения Кванефьельд (Kvanefjeld) КНР в лице госкомпании Inner Mongolia Baotou Steel Rare Earth только укрепит свое положение на рынке в качестве лидера.

Третьим элементом в экономической стратегии Пекина в Арктике станет стремление получить часть морских ресурсов региона, в частности, рыбы. Пока что основными эксплуатантами акваторий вылова являются Гренландия, 90 процентов экспорта которой приходится на рыбу, и Исландия (33 процента). В то же время торговля морепродуктами приносит Норвегии и России всего шесть и один процент соответственно. Но и эти объемы являются значительными в абсолютном денежном выражении. Например, в 2011 году Норвегия получила 1,8 миллиарда долларов от продажи трески и 4,8 миллиарда долларов — от продажи лосося.

Китай активно налаживает двусторонние экономические связи с небольшими странами-членами Арктического совета, чтобы гарантировать себе поддержку при голосовании на место постоянного члена. Эта тактика эффективно работала в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где Китай лоббировал зону свободной торговли с АСЕАН не в рамках организации, а строя стабильные инвестиционные отношения с отдельными государствами, что в 2010 году привело к желаемому результату.

Что касается Арктики, то в мае 2010 года Дания и Китай заключили соглашения на сумму 740 миллионов долларов в сферах энергетики, «зеленой экономики», сельского хозяйства и продовольственной безопасности. В 2008 году Китай предоставил Исландии валютный своп на 406 миллионов евро для поддержки банковской системы.

В результате в 2011 году датский посол в Китае высказался в поддержку предоставления КНР статуса постоянного наблюдателя. С аналогичным заявлением выступили премьер-министры Гренландии и Исландии. В январе 2013 года на заседании Арктического совета в Тромсе представители Швеции и даже Норвегии (несмотря на скандал с присуждением Нобелевской премии мира диссиденту Лю Сяобо) также заявили о желании обсудить роль Китая в этой организации. Эти усилия увенчались успехом. 15 мая Китай получил статус наблюдателя, правда, вместе с потенциальными конкурентами: Индией, Италией, Японией, Южной Кореей и Сингапуром.

Дополнительно следует отметить, что политика КНР в рамках финансовой помощи небольшим странам региона позволит Пекину участвовать и в развитии инфраструктуры, которая крайне необходима в случае круглогодичного функционирования морского пути через Арктику. Речь идет о создании портов, судоремонтных мастерских, транспортных хабов (например, Исафьордюр в Исландии), спасательных центров.

На ближне- и среднесрочную перспективу китайская внешнеполитическая стратегия в Арктике будет преследовать исключительно прагматичные цели, поскольку на кону стоит не только экономическое благополучие страны, но и имидж КНР как потенциального мирового лидера. В то время как полемика будет касаться исключительно вопросов влияния потепления на китайскую окружающую среду и продовольственную безопасность, а также открытости Арктики всему миру, Пекин методично и целенаправленно продолжит развивать экономическую зависимость от КНР небольших приарктических стран (пример чему — подписание соглашения о зоне свободной торговли с Исландией) с целью обмена на полноправное место в Арктическом совете.

Кроме того, дорогостоящие проекты по освоению новых месторождений нефти в Арктике означают необходимость привлечения инвесторов, что открывает Китаю возможности присутствия в регионе и гарантирует поставки энергоресурсов. Однако помимо этого Пекину придется договариваться с Москвой о выгодных для него тарифах за транзит судов и не забывать про конкурентов. В последнее время активизировали усилия по изучению инвестиционной привлекательности Арктического морского пути Япония и Сингапур — мощнейший игрок в области строительства портов.

Обсудить
Поднять бойцов
Репортаж из смоленских лесов, где более шестисот поисковиков несут Вахту памяти
Региональные политики изо всех сил стараются угнаться за самым модным среди опытных федеральных парламентариев — лидером ЛДПР Владимиром ЖириновскимТот еще шмот
От Louis Vuitton до костюма медведя — что кроется в шкафах российских политиков
Сережа ТуркинРазный мальчик
Сергей Мостовщиков о двух сущностях одного маленького человека
Владимир Путин и Валттери БоттасФормула минус 1
В Сочи прошли первые после отставки «друга Путина» королевские гонки
Ракета-носитель «Союз-2.1а» в монтажно-испытательном корпусе на территории технического комплекса космодрома ВосточныйВсем спасибо, все свободны
Почему космодром Восточный оказался не нужен России
И в продакшн
Каким вышло продолжение легендарной серии квестов «Сибирь»
Waaagh!
Реки крови и бесконечная война: рецензия на Warhammer 40,000: Dawn of War III
A cold water immersion experiment at Dachau concentration camp presided over by Professor Ernst Holzlöhner (left) and Dr. Sigmund Rascher (right). The subject is wearing an experimental Luftwaffe garmentПтичку жалко
Почему нацисты защищали права животных и уничтожали людей
Он вам не плейбой
Кокаин, покер и папины миллионы — тайная империя короля Instagram Дэна Билзеряна
Не брат ты мне...
Как популярные интернет-сервисы унижают чернокожих и азиатов
«Скотина тупая! Я тебя больше не знаю»
Как на радио швыряются стаканами и обмениваются оскорблениями
Пацан к успеху шел
Обиженный на весь мир школьник изобрел идеальное оружие против Sony и Microsoft
Очеловеченный фургон
Длительный тест стильно-пассажирского VW Multivan
ОСАГО надо?
Автомобильные аварии, превращенные в искусство
Самые крутые локомобили
Машины, которые ездят по рельсам
Самые выдающиеся французские машины
10 автомобилей из Франции, ставших культовыми
Москва за нами
Какие квартиры можно купить в пределах МКАД по цене до трех миллионов рублей
Зависли на хате
Украинцы придумали дом, который может обойтись без российского газа
Чудеса селекции
Что получится, если скрестить квартиру с дачей: опыт россиян
Сносное настроение
Демонтаж жилых домов в Москве: что нужно знать
Вышка светит
Как выглядит частный особняк, побивший мировой рекорд этажности