Русская рулежка

Как прошло открытие крупнейшего авиасалона в мире: репортаж «Ленты.ру»

Прилет Airbus A380 в «Ле-Бурже»
Фото: Eric Feferberg / AFP

В аэропорту Ле-Бурже 17 июня открылся Парижский авиасалон, крупнейшая в мире выставка самолетов и всего, что с ними связано. Корреспондент «Ленты.ру» посетил авиасалон, чтобы увидеть летную программу с участием российских самолетов, чуть было не сорвавшуюся из-за грозы, поприсутствовать на подписании первых многомиллиардных контрактов, а также стать свидетелем нового витка конкуренции между Airbus и Boeing, в рамках которой американцы удивляли публику одноразовыми пижамами, раздаваемыми на борту, а европейцы гордились первым демонстрационным полетом нового лайнера.

Гроза — ЧП для любого авиасалона: организаторам приходится быстро перекраивать летную программу, а зрителям — прятаться в шале и выставочных залах вместо того, чтобы гулять под открытым небом. Никаких новых средств по борьбе с плохой погодой за последние два года, что не проводился авиасалон, придумано не было, так что на чрезвычайное положение перешел и «Ле-Бурже-2013»: во время открытия выставки из-под крыши нельзя было и шагу ступить, чтобы тут же не промокнуть с головы до ног. Наиболее предприимчивые из тех, кто не взял из дома зонт, надевали на головы холщовые рекламные пакеты, которые выдавали на входе, наиболее общительные — пристраивались под зонт к какому-нибудь любезному французу в строгом костюме.

Основные средства передвижения по «Ле-Бурже» — велосипеды, самокаты с моторчиками и гольф-кары — из-за грозы почти не использовались. Кто-то отважный все же разъезжал на гольф-карах, но эффективность их крыш и полиэтиленовых дверей-занавесок стремилась к нулю: влага попадала и внутрь этих мини-машинок.

Диктор по радио с самого утра обещал, что погода вот-вот наладится, и через пару часов после начала авиасалона его обещания сбылись: гроза прошла, вышло солнце, и началась летная программа. В каком-то смысле заминка была зрителям даже на руку: можно было, не отвлекаясь, следить за полетами, так как к этому времени компании уже успели подписать большую часть контрактов, запланированных на 17 июня.

«Неплохо старичок сохранился»

Конкурировать с Airbus за внимание публики на домашнем авиасалоне, да еще и когда европейский гигант представляет свою новинку — широкофюзеляжный самолет А350, — дело абсолютно бессмысленное. И все же российские авиастроители попытались: они назначили подписание основных контрактов на первый же день авиасалона; на него же пришлась внушительная российская летная программа — зрителям должны были показать полет учебно-тренировочного Як-130, истребителя Су-35 и вертолета Ка-52. Правда, если первые два полета прошли в штатном режиме, то с Ка-52 произошла заминка: он выкатился на рулежку, но затем неожиданно вновь отправился на статическую стоянку.

«Интерфаксу» удалось выяснить, что дело не в самом «Аллигаторе», а в расписании премьер-министра Жан-Марка Эйро, который предпочел посмотреть на полеты французского и немецкого вертолетов. К слову сказать, это было едва ли не единственное неудобство, доставленное зрителям высокопоставленными французскими чиновниками (ну, пожалуй, было и еще одно: сравнимое с Россией количество спецтранспорта с мигалками на трассах к Ле-Бурже), что разительно отличало парижский салон от московского МАКСа: на нем приезд премьер-министра или президента неминуемо означает организационный коллапс. А Ка-52 во Франции все-таки взлетел, но не по своему расписанию, а гораздо позже, уже в конце летного дня.

С деловой частью «российского Ле-Бурже» тоже получилось не идеально: в «Ростехе» и ОАК так торопились сообщить свои новости, что в итоге их пресс-конференции наложились одна на другую — когда в одном месте авиасалона заместитель генерального директора «Ростеха» Владимир Артюков представлял структуру и стратегию своей компании, в противоположной части «Ле-Бурже» «Гражданские самолеты Сухого» подписывали контракт с «Ильюшин Финанс» на поставку 20 Superjet.

В «Ростехе», помимо презентации, сделали по крайней мере два важных объявления: о подписании первого экспортного контракта на вертолет Ми-28НЭ «Ночной охотник» (ни с кем, ни на сколько машин — неизвестно) и о возобновлении производства в России легких самолетов.

Последнее соглашение особенно любопытно, ведь легкомоторные самолеты, которые могут использоваться на местных воздушных линиях, — настоящая боль российского авиапрома. Болей этих у него, впрочем, предостаточно, но случай с «малышами» особый: в СССР сделали сверхудачный Ан-2 («кукурузник»), благодаря которому малая авиация расцвела, но к XXI веку стала представлять собой жалкое зрелище (в авиации часто говорят: «морально устаревшие самолеты» — это как раз про «кукурузник»). Иными словами, все помнят, что малая авиация в СССР была, но теперь ее нет, и к боли примешивается еще и горечь ностальгии.

Помогать россиянам воссоздавать малую авиацию будет австрийская Diamond Aircraft Industries, которая до этого организовала только одно производство за пределами родной страны — в Канаде. Сначала, то есть уже в 2013 году, австрийцы будут поставлять в Россию почти готовые четырехместные самолеты, затем локализация производства будет нарастать, а с 2016-го производить самолеты планируется целиком в России.

Как связано подписание соглашения между «Ростехом» и DAI с планами других структур по возрождению малой авиации, непонятно. Между тем такого рода планов за последние годы построено уже очень много: Сергей Шойгу, например, будучи губернатором Подмосковья, клятвенно обещал возродить производство «кукурузников», в Ульяновской области готовы были локализовать производство чешских EVector и швейцарских Pilatus, а Уральская горно-металлургическая компания собиралась строить для России новый самолет в чешском городе Куновице — и все это не считая «Рысачков» и «Гжелей», на производство которых готово было потратиться Министерство транспорта.

Статическая экспозиция россиян, в отличие от контрактов, интереса не вызвала — российские компании не привезли на выставку ни новых макетов, ни новых самолетов, которые бы не демонстрировались два года назад на МАКСе. Впрочем, и в этом можно было найти повод для гордости. «Неплохо старичок сохранился», — рассказал корреспонденту «Ленты.ру» сотрудник ОАК у стенда с кабиной и элементами салона МС-21, объяснив, что перевозить и разбирать-собирать такую махину каждый раз очень сложно, и все же она остается в отличном состоянии.

Борьба в высшей лиге

Авиасалон «Ле-Бурже» — он не только про современное состояние авиации, но и про историю: недаром выставка под Парижем проходит уже больше ста лет, а внутри авиасалона есть и музей авиации, и специальный павильон, в котором выставлены два «конкорда». Сейчас историю авиации пишут в основном Boeing и Airbus, и нынешний «Ле-Бурже» может запомниться именно обострением их противостояния. В первый день европейцы объявили о контрактах на 18,3 миллиарда долларов, американцы — на 6,1 миллиарда, но на выставке о конкуренции свидетельствуют не только контракты, но и то, как презентуют себя два авиапроизводителя.

Накануне «Ле-Бурже» Airbus провел тестовые полеты А350. Помимо прочего, это означает, что до введения в эксплуатацию новейшего дальнемагистрального лайнера пройдет еще несколько лет. В течение этого времени «править» общественным сознанием будет Dreamliner от Boeing — даже несмотря на постоянные неисправности.

На «Ле-Бурже» Boeing организовал специальные пресс-туры в свой самолет, причем выбрал не простой лайнер, а самолет компании Qatar Airways в полной «боевой готовности». Во время презентации американские пиарщики особо упирали на комфорт Dreamliner — постели, тапочки и пижаму для пассажиров бизнес-класса, мониторы-планшеты для пассажиров эконом-класса и огромные иллюминаторы с изменяющимся затемнением для всех. А350 ничем похожим похвастаться не может, но уже то, что он летает, — большой шаг вперед и информационная бомба посильнее любых пижам.

За оставшиеся шесть дней авиасалона Boeing и Airbus найдут массу поводов посоревноваться друг с другом, но чем дальше, тем меньше это будет волновать публику: через несколько дней «Ле-Бурже» превратится из огромного делового центра в авиашоу для любителей. А там уж недалеко и до МАКСа, который повторит французский авиасалон — впрочем, со своими национальными особенностями и в меньшем масштабе.