Новости партнеров

Рвать канон

В Министерстве образования обсудили, как переписать учебники истории заново

Фото: Игорь Флис / Коммерсантъ

Проект создания «единого учебника истории», о котором говорят последние несколько месяцев, начинает приобретать очертания. Накануне в Москве во второй раз собралась рабочая группа по подготовке концепции нового учебно-методического комплекса по отечественной истории. Историко-культурный стандарт ― компендиум понятий, событий и персонажей ― уже есть в проекте, его осталось обсудить и положить в основу будущих учебных пособий. За тем, как в здании Министерства образования шло обсуждение стандарта, следила «Лента.ру».

С идеей пересмотреть концепцию исторического образования в феврале 2013 года выступил президент Владимир Путин, посчитавший, что уж что-что, а школьные учебники по истории не должны «иметь внутренних противоречий и двойных толкований». В дальнейшем он пояснял, что преподавание истории вразнобой в разных регионах будет «разрушать единое гуманитарное пространство нашей многонациональной страны», для чего и должна быть создана «каноническая версия нашей истории».

Выполнять пожелание главы государства была призвана рабочая группа в составе нескольких десятков ученых, преподавателей и чиновников от образования под председательством спикера Госдумы Сергея Нарышкина, выступающего в альтернативном своем качестве ― председателя Российского исторического общества (РИО).

В задачи группы входило определение примерного плана действий по работе с историко-культурным стандартом (на его основе будет писаться новый «единообразный» учебник истории) и временных рамок по написанию собственно учебных пособий. Эта «дорожная карта» и была презентована.

Окончательно определить, что же будет включать в себя стандарт, решили по итогам общественных обсуждений. Они стартуют 1 июля, когда попавший в прессу документ будет представлен официально, и должны закончиться уже к сентябрю. В рабочей группе хвалят такую открытость. «Беспрецедентно, впервые в истории России концепция исторического образования выходит на общественное обсуждение», — радовался перед журналистами заместитель главы РИО Андрей Петров. Сам он ссылается на опыт Нидерландов, где, по его словам, «исторический канон» обсуждался два года. Почему в России такое обсуждение должно уложиться в июль и август, он объяснил так: «Летние месяцы [хороши] для общественного обсуждения на электронных площадках: сижу на даче и строчу в твиттер, что называется, лежу у моря и читаю разного рода концепции».

Дополненный по итогам таких обсуждений «у моря», в октябре стандарт будет доработан уже в группе, а в декабре она займется разработкой методических рекомендаций для будущих авторов учебника по наиболее сложным вопросам. Тогда же может быть объявлен и конкурс на написание педагогических трудов. На работу, считают в РИО, авторам потребуется где-то полгода, а победителей может быть несколько. Заказчиком написания новых пособий выступит Российское историческое общество ― Минобразования таких полномочий не имеет.

Зато побороться за монополизацию исторического знания ведомство Ливанова сможет иначе. Осенью должен начаться процесс пересмотра перечня школьных учебников по истории, получивших гриф «рекомендован» от Минобра. «Мы меняем подходы ― в перечень будут попадать только качественные учебники, на которые будут распространяться новые правила», ― объявила журналистам заместитель главы образовательного ведомства Наталья Третьяк. «Лента.ру» спросила у Третьяк, означает ли это, что в итоге школьники будут учиться только по вновь написанным «единым» пособиям. Она отметила, что этого «не исключает». Сам министр на тот же вопрос ответил куда неопределеннее: по его словам, в федеральный перечень попадут учебники, которые «соответствуют высокому уровню с точки зрения содержания, с точки зрения технологий, которые используются, с точки зрения даже оформления».

Определенную долю реализма в этом разговоре продемонстрировал директор Института всеобщей истории РАН, академик Александр Чубарьян. «В один день нельзя же отменить действующие учебники, учителя имеют эти учебники, они по ним преподают. Должен быть осуществлен плановый переход», ― заявил он журналистам. «Это для министерства головная боль», ― сочувственно кивнул стоявший рядом Ливанов.

С первым пунктом своей повестки рабочей группе по «единой истории» справиться удалось. Проект историко-культурного стандарта разработан ― за день до встречи в Минобре «Ведомости» опубликовали 39-страничный документ, в нем перечислены все понятийные блоки, персонажи и события, которые, по замыслу разработчиков, должен знать каждый российский школьник. Но от самого заседания осталось впечатление, что участники рабочей группы до сих пор так и не определились, чего хотят от «единой истории».

Сразу же возникли вопросы к первому концептуальному блоку подготовленного проекта: историю в школе предполагается изучать на основе культурно-антропологического подхода, отказавшись от традиционного преобладания политической истории над историей быта, культуры или идей. Основным защитником этой мысли выступает заместитель руководителя группы, министр культуры Владимир Мединский. В ходе заседания он несколько раз подчеркивал необходимость изучения истории культуры, которую охарактеризовал как «тонкий слой апельсиновой кожуры над раскаленным хаосом» и «скрепу, которая удерживает наше государство». Заодно он призвал изучать и военную историю (в группе он тоже участвует в своей общественной ипостаси — председателя Российского военно-исторического общества).

Культурно-антропологический подход некоторые выступающие критиковали осторожно, и только директор Института этнологических исследований Уфимского научного центра РАН Айлу Юнусова прямо высказала сомнения в его применимости при изучении, например, общественных движений рубежа XIX-XX веков или при определении особенностей социально-политического строя России по сравнению со странами Западной Европы и Азии. Она вообще остановилась на конкретике, призвав называть походы Ивана Грозного завоеванием Казанского и Астраханского царств, а не политкорректным «присоединением». Заодно она обратила внимание на то, что пока разговор об истории страны идет с «определенным перекосом в сторону европейской части России». Вторым пунктом стандарта действительно стоит красивая фраза «История страны через историю регионов», но следует ли под этим понимать, например, историю отдельно Красноярского края или Тюменской области — или же Сибири целиком, участники не решили. Пока определены пять проектных регионов, которые должны будут предоставить свой местный компонент исторического знания — Башкирия, Белгородская, Иркутская, Калининградская и Новосибирская области.

Академик Чубарьян выделил три, на его взгляд, «сложных момента», с которыми предстоит столкнуться разработчикам концепции: оценка советского периода, проблемы формирования единого российского государства (опять же — «присоединение» или «захват» Казани) и наконец последние 20 лет российской истории.

В отличие от академика, министр культуры Мединский проблем с третьим пунктом не обнаружил. Вернув себе микрофон после Чубарьяна, министр вспомнил опыт царской России, в которой учебники «заканчивались на предпоследнем государе-императоре». Это сравнение Владимира Путина с царем, очевидно, подействовало на окружающих, и каких-то сомнений в том, что учебники истории должны заканчиваться 2000-м годом, они больше не испытывали. Разобрался с этой проблемой для себя и академик Чубарьян. Выйдя вместе с министром образования Дмитрием Ливановым к прессе, он заметил, что стоило бы «взять принцип заканчивать [учебники] 2000-м годом», и тоже вспомнил монархию — только британскую. Рассказывая о событиях последнего времени, уточнил академик, британские учебники упоминают только о королях, но не о политиках.