Новости партнеров

Красные трусы торчат

«Супермена» попытались сделать серьезным. Безуспешно

Кадр из фильма «Человек из стали»

Все вы прекрасно знаете, что на самом деле человека по имени Кларк Кент не существует: под его личиной скрывается Кал-Эл, поселившийся на Земле выходец с планеты Криптон. Он обладает сверхсилой, и поэтому его называют Суперменом. О его подвигах можно было узнать из комиксов компании DC, но даже если вам неинтересны графические новеллы, скорее всего, вы видели ленту 1978 года «Супермен», один из ее сиквелов или попытку перезапуска франшизы 2006 года. Теперь в прокат выходит еще одна картина о знаменитом криптонце — «Человек из стали».

В новом фильме зрителям для начала объясняют, что именно произошло с Криптоном и как чудо-ребенок Кал-Эл попал на Землю. Родина будущего Супермена выглядит как нагромождение компьютерных башен, между которыми летают драконы и футуристические боевые корабли. Обстановка на Криптоне напряженная: ресурсы планеты истощены, консервативное правительство отказывается принимать меры, власть пытаются захватить военные во главе с генералом Зодом (Майкл Шеннон). Отец Кал-Эла, великий криптонский ученый Джор-Эл (Рассел Кроу) выступает против диктатуры. Поэтому он засовывает собственного новорожденного сына в капсулу, кладет туда же некий могущественный артефакт, за которым охотится Зод, и отправляет эту посылку на Землю — планету с более или менее пригодной атмосферой и относительно разумным населением. Пока капсула мчится сквозь пространство, Криптон тонет в волнах компьютерной лавы.

На Земле маленького пришельца подбирают приемные родители (Кевин Костнер и Дайан Лэйн). Они дают Кал-Элу новое имя, помогают приспособиться к жизни на чужой планете и объясняют, что сверхсилу лучше не демонстрировать на людях — даже когда требуется спасти чью-нибудь жизнь. Ребенок вырастает в Генри Кэвилла — мужчину с ямочкой на подбородке и твердым характером — и живет спокойно (разве что время от времени спасая нефтяников с рушащихся вышек). До тех пор, пока за давно утерянным артефактом на Землю не прибывает Зод.

Сейчас из комиксов о супергероях принято делать психологические драмы. Например, Железный Человек в каждой серии переживает по личностному кризису — и чем дальше, тем серьезней. Особых успехов в этой сфере добился Кристофер Нолан: его трилогия о Бэтмене, в которой человек в маске с заостренными резиновыми ушками представляется драматическим персонажем, сейчас считается эталонной экранизацией графических новелл. Так вот, к работе над «Человеком из стали» Нолан тоже руку приложил — правда, только в качестве соавтора сценария и продюсера. Поэтому нет ничего удивительного в том, что и Супермен теперь посерьезнел.

Но дело в том, что Бэтмен не обладает никакими сверхспособностями — а Кал-Эл умеет кидаться грузовиками, поднимать рухнувшие небоскребы и летать вокруг земного шара на сверхзвуковой скорости. Кроме того, он носит нелепое синее трико с буквой S на груди (в новом фильме зрителям сообщают, что это на самом деле не S) и не менее нелепый красный плащ. К счастью, создатели «Человека из стали» отказались от красных трусов — но это, конечно, на ситуацию особо не влияет.

Впрочем, можно предположить, что какой-нибудь режиссер (например, тот же Нолан) и из летающего мужчины в трико сумел бы сделать серьезного неоднозначного героя. Однако постановкой «Человека из стали» занимался Зак «Это Спарта» Снайдер — режиссер «300 спартанцев», «Хранителей» и — что немаловажно — «Запрещенного приема». Снайдеру, кажется, не хочется заморачиваться на тему отношений между героями — ему гораздо интересней придумывать, как бы поэффектней в кадре что-нибудь взорвать, разрушить или хотя бы уж запустить в космос. В результате вся вторая половина фильма — это воплощенная мечта Майкла Бэя, один гигантский взрыв. В глазах мельтешит от лазерных лучей, обломков зданий и персонажей, которые проносятся через экран в облаках пыли. Чтобы что-то разобрать, надо очень постараться, но приходится признать, что выглядит все богато — сразу видно, что денег на спецэффекты не жалели.

Иногда Снайдер спохватывается и вспоминает, что снимает серьезное кино. Тогда он заставляет оператора вооружиться ручной камерой — и от этого изображение начинает трястись и скакать. Понятно же, что прыгающая картинка — это признак артхауса, а где артхаус, там, разумеется, и серьезность. Проблема только в том, что уже после завершения съемок «Человека из стали» конвертировали в формат 3D, с которым ручная камера плохо совместима. Фильм Снайдера ни на секунду не становится совсем уж несмотрибельным — но зрителя со слабым вестибулярным аппаратом вполне может укачать.

Короче говоря, сколько бы «Человек из стали» ни тужился и ни хмурил брови, он все равно остается глупым летним блокбастером с качественными, но избыточными спецэффектами. Впрочем, судя по сборам картины в США, зрителям другого и не надо. Нет никаких сомнений и в том, что в российском прокате судьба картины также сложится удачно.