Новости партнеров

Потянуло холодом

Позиция по Сирии сделала Россию чужаком в «Большой восьмерке»

Барак Обама и Владимир Путин во время саммита «Большой Восьмерки»
Фото: Jewel Samad / AFP

Прошедший в Северной Ирландии саммит «Большой восьмерки», в основном посвященный Сирии, закончился полным провалом. Заключительное коммюнике, принятое по его итогам, зафиксировало старые позиции участников мероприятия, не предложив никаких серьезных альтернатив продолжающейся войне.

Никакие заявления участников саммита не могли сказать о его итогах больше, чем лица Барака Обамы и Владимира Путина на пресс-конференции по итогам личной встречи. Американский президент с отсутствующим видом разглядывал собственные ботинки, а его российский коллега, покусывая губы, глядел в потолок и по сторонам. Суть сделанных ими заявлений была такова: никакого компромисса нет, все остаются на прежних позициях.

А позиции эти, соответственно, таковы: США настаивают на уходе Башара Асада и создании переходного правительства, Россия об отставке Асада слышать ничего не желает, заявляя, что он должен быть частью политического решения.

Да, «Восьмерка» договорилась содействовать проведению мирной конференции в Женеве, однако мало кто всерьез верит в успех предприятия. Повстанцы категорически отказываются даже начинать переговоры, если Асад по-прежнему будет президентом (сам он уходить напрочь отказывается). Более того, сирийская оппозиция разобщена, а на ведущие роли в ней выдвинулся экстремистский «Фронт аль-Нусра», говорить с которым не хочет даже Запад. О каких «переговорах» в таких условиях может идти речь, вообще непонятно.

Заклинания участников саммита о недопустимости распространения оружия массового поражения и необходимости борьбы с терроризмом — это вообще из области благих пожеланий. В реальности сейчас никто не может повлиять ни на первое, ни на второе.

Если отбросить словесную шелуху и обычные для таких случаев дипломатические реверансы, придется признать, что итог форума оказался не просто нулевым, но даже отрицательным. Ведь еще до его начала многие возлагали большие надежды на то, что в условиях стремительно ухудшающейся ситуации в Сирии Запад и Россия просто вынуждены будут найти какой-то компромисс. Теперь, когда эти надежды (кстати, изначально ложные) рухнули, перед взорами политиков, дипломатов, военных и экспертов открылась наконец неприкрытая реальность.

Сирия превратилась в поле боя, где свои интересы отстаивают не только непосредственные участники сражений, но и их покровители из самых разных стран. Египетский президент Мохаммед Мурси публично (на стадионном митинге) разорвал дипломатические отношения с асадовской Сирией, после чего несколько часов с одобрением выслушивал проповеди радикальных имамов, призывавших молодежь отправляться на джихад против «неверных» (читай: шиитов и алавитов) в Сирию.

Саудовская Аравия, воспринимающая войну в Сирии как решающую битву против Ирана, уже давно помогает противникам Асада. Более того, на прошлой неделе появилась информация о начале поставок в Сирию противотанковых управляемых ракет, закупленных саудитами. Повстанцы, похоже, уже научились их использовать.

Видео демонстрирует противостояние изделий Тульского КБ приборостроения (ПТУР «Корнет») и «Уралвагонзавода» (Т-72).


На этом королевство останавливаться не собирается. По информации источников Reuters, последние два месяца Саудовская Аравия активно закупает переносные зенитно-ракетные комплексы, которые вскоре могут оказаться в руках повстанцев.

Тегеран, против которого активно интригует Эр-Рияд, в долгу не остается. По информации британской The Independent, иранские власти приняли решение срочно направить в Сирию четыре тысячи стражей исламской революции, призванных развить наступление против оппозиции и задавить восстание. Для Ирана критически важно помочь союзнику: с потерей Сирии тяжелые времена наступят и для ливанской «Хизбаллы». В этом случае Тегеран растеряет почти все свое влияние в арабском мире, чего аятоллы допустить никак не могут. Надо отметить, что иранцы опровергли данные об отправке своих людей в Сирию, однако полагаться на их слова не стоит: в конце концов, идет война, для победы в которой, как известно, все средства хороши.

Совместная победа Дамаска, Тегерана и «Хизбаллы» стала бы настоящим кошмаром для Запада вообще и США в частности. Республиканцы съедят Барака Обаму живьем, если после двух лет рассуждений о том, что «Асад должен уйти», сирийский лидер победит. Образнее всех на эту тему высказался бывший президент США Билл Клинтон. По его словам, Обама будет выглядеть «размазней, тряпкой и полным идиотом», если не начнет немедленно действовать. Если уж однопартийцы прибегают к подобным эпитетам, то можно себе примерно представить, что по этому поводу скажут критически настроенные к президенту республиканцы.

В этих условиях Обама впервые за два с лишним года восстания решился не просто на очередное заявление, а на конкретное действие. Его администрация объявила о намерении заняться вооружением повстанцев. Кстати, незадолго до Вашингтона аналогичные решения были приняты в Париже и Лондоне. Тем не менее большинство аналитиков сходятся во мнении, что отправкой в Сирию автоматов и пулеметов победный марш сирийской армии, «Хизбаллы» и, возможно, иранцев не остановить. Тут нужны более серьезные меры.

По данным Bloomberg, это уже понял государственный секретарь США Джон Керри, который настоятельно рекомендовал президенту разбомбить сирийские военные аэродромы и ввести хотя бы над частью страны «бесполетную зону». Однако категорически против непосредственного военного вмешательства в сирийские дела выступил Пентагон. По мнению американских генералов, нельзя начинать операцию без нормального повода, четких целей и малейшего представления о том, чем все должно закончиться.

Обама очень не любит принимать радикальные внешнеполитические решения, брать на себя ответственность и находиться во главе рискованных предприятий. Хорошо известно его внешнеполитическое кредо: «руководить со второго ряда» (lead from behind). Начинать военную операцию в другой стране без резолюции Совета безопасности ООН ему, скорее всего, совсем не хочется. Более того, против этого выступает и большинство американцев. Но оказаться «тряпкой и полным идиотом» он тоже, надо думать, не желает. Именно поэтому для Обамы было очень важно заручиться хотя бы формальным нейтралитетом Путина перед началом каких-то активных действий в Сирии. Идеальным для США решением было бы согласие Москвы на уход Асада из власти, что остановило бы войну и открыло бы путь для начала хоть какого-то политического диалога.

Российский отказ поставил американского президента перед мучительным выбором. С одной стороны, он может остаться в истории бесхребетным и безответственным лидером, если допустит чудовищный внешнеполитический провал, позволив Асаду, Ирану и «Хизбалле» взять верх над повстанцами. С другой — он способен заработать сомнительную славу Джорджа Буша-младшего, начав незаконную (с точки зрения международного права), непопулярную и дорогостоящую войну с абсолютно непредсказуемыми результатами. Точнее, один результат вполне предсказуем: в случае свержения Асада Сирия, скорее всего, превратится в очередной рассадник исламского радикализма и терроризма.

Какое-то решение принимать придется. Вероятно, будет выбран второй вариант. Во-первых, Вашингтон объявил о начале снабжения повстанцев оружием. Теперь это «свои сукины дети», которых придется поддерживать до конца. Во-вторых, администрацию Обамы весь последний месяц сотрясают внутренние скандалы, от которых война внимание публики помогла бы отвлечь.

Как бы ни поступил американский президент, в одном можно не сомневаться: он никогда не простит российскому коллеге того положения, в котором оказался. Отношения между лидерами испорчены надолго, если не навсегда. Обе президентские физиономии на пресс-конференции были настолько кислыми, что есть все основания полагать: Путин был формально уведомлен о новой странице в двусторонних отношениях. Лучше прочих произошедшее описал журнал The New Yorker, известный своим едким юмором. Отрывок из статьи стоит цитирования.

«Саммит завершился на конструктивной ноте: президенты Путин и Обама достигли полного взаимопонимания в том, что видеться им больше не стоит.

— На самом деле, все вышло замечательно. Мы такую личную неприязнь испытываем, что кушать не можем, — признался Обама, стоя поодаль от российского президента с каменным выражением лица.

— Я бы лучше не сказал, — произнес Путин поморщившись. — Мое отвращение к этому субъекту не знает границ.

В итоговом соглашении стороны сумели найти общую позицию по беспрецедентно широкому кругу вопросов. Они договорились никогда больше не обсуждать как минимум 37 тем, в числе которых экономическое сотрудничество, информационная безопасность, права человека, война в Сирии и исчезновения чемпионских перстней».

Шутки шутками, но эта неприязнь имеет все шансы вылиться во что-то более серьезное. Сирийские повстанцы вскоре начнут убивать солдат правительственной армии с помощью автоматов и пулеметов, доставленных американцами. Ответный огонь будет вестись из оружия, привезенного из России. Кроме того, Путин пообещал, что контракт на поставку комплексов С-300 в Сирию будет исполнен. Это прямой вызов идее американской «бесполетной зоны». Если же самолет ВВС США будет сбит такой ракетой, то в глазах американского общественного мнения Россия моментально превратится из не особо дружественной страны в прямого врага.

Сирийский вопрос окончательно оторвал Россию от остальных участников G8, сделав из нее не партнера по дружескому клубу, а силу, открыто ему противостоящую. Неудивительно, что в западных СМИ все чаще цитируют «оговорку» канадского премьера Стивена Харпера, заметившего, что саммит вернулся в формат «Семь плюс один». Хотя Харпер уже заявил, что его «неправильно поняли», эксперты назвали его слова не случайными. Суть рассуждений тут, видимо, такова. Во времена Бориса Ельцина Москве не хватало экономической мощи, чтобы заседать в G7 наравне со всеми. Теперь же Запад задается вопросами по поводу сущности политического режима в России, ведь «Семерка» изначально создавалась как клуб лидеров индустриально развитых демократических стран. Официальные лица в России и на Западе пока этого вслух не говорят, но в Северной Ирландии впервые за многие годы у многих появилось ощущение, что президент РФ — возможно, чужой на этом форуме мировой элиты. И если Россию вскоре попросят на выход, на Западе никто сильно не удивится.

Мир00:0117 августа

Опасный пассажир

Он угнал самолет, получил выкуп и исчез в небесах. Его выдали тайные шифры