Лекция ― условное понятие

«Сколковское» дело депутата Пономарева: репортаж «Ленты.ру»

Илья Пономарев
Фото: Константин Родиков / РИА Новости

Гагаринский районный суд не смог вынести решение по гражданскому иску фонда «Сколково» к оппозиционному депутату Илье Пономареву. Фонд требует от него вернуть 300 тысяч долларов ― в такую сумму в 2011 году обошлась государственному инновационному хабу серия встреч с Пономаревым: они должны были привлечь в фонд инвесторов и улучшить имидж «Сколково». По договору таких встреч должно было быть десять, но сами истцы признают, что Пономарев провел их больше. Претензий к депутату у фонда не было до апреля 2013 года, когда Следственный комитет возбудил против вице-президента «Сколково» Алексея Бельтюкова уголовное дело о растрате в особо крупном размере. Следователи считают, что Бельтюков незаконно подписал договор с Пономаревым на общую сумму 750 тысяч долларов: еще 450 тысяч фонд заплатил депутату за его научную работу.

«Готовы проиграть?» ― шутливо обратился Илья Пономарев к юристам фонда «Сколково» в московском Гагаринском суде во вторник перед заседанием по гражданскому иску. Юристы засмеялись в ответ и обменялись с депутатом рукопожатиями. Как признался сам Пономарев, защитников фонда он знает давно, со времен, когда они готовили его договор со «Сколково». Ожидалось, что во вторник судья Ирина Ачамович уже вынесет решение по делу и определит, возвращать ли на счета фонда те 9 миллионов рублей, которые были перечислены Пономареву. Но гражданское производство затягивается как минимум до конца июля. Лекции Пономарева, к которым у фонда появились претензии, проходили в Новосибирске, Томске, Санкт-Петербурге, Москве, а также за пределами России: в США и Южной Корее. Представители «Сколково» попросили вызвать в Гагаринский суд свидетелей по уголовному делу в отношении вице-президента фонда Алексея Бельтюкова ― его обвиняют в растрате в особо крупном размере (ст. 160 УК РФ), под которой следователи понимают оплату Пономареву его услуг пиарщика и проделанной им исследовательской работы. Сам Пономарев пока проходит по этому уголовному делу свидетелем.

Показания свидетелей по делу Бельтюкова юристы с разрешения СК зачитывали на прошлом судебном заседании. Судья согласилась с вызовом их лично, но оговорилась, что «свидетелей из США не надо, достаточно россиян».

Как рассказал сам Пономарев суду, в первой половине 2011 года для фонда «Сколково» он провел «ряд встреч». «Это не лекции в научном смысле слова. Я как эксперт по инновациям поговорил со статусными людьми. В течение 2010 и 2011 года я провел очень большое количество мероприятий рекламного и продвиженческого характера в интересах фонда "Сколково"», ― объяснил депутат. В своем блоге ранее он писал, что должен был «сагитировать иностранцев приходить в Россию (прежде всего Массачусетский технологический университет (MIT), а также опытных предпринимателей и инвесторов, которые могли бы помочь российским предприятиям выйти на международные рынки)». Договор с Пономаревым «Сколково» заключил в 2010 году. Согласно ему, в своих публичных выступлениях (в договоре не оговаривается, какие это должны быть выступления: лекции, круглые столы или пресс-конференции) депутат должен был затронуть восемь тем, а о том, что он встречи все-таки провел, отчитаться актом приемки-передачи. За это фонд обещал заплатить депутату 300 тысяч долларов. Во второй части договора указывается, что Пономарев должен был проделать для Сколково еще и научно-аналитическую работу за 450 тысяч долларов. Но ее пока «Сколково» в гражданском суде не оспаривает. Впрочем, 300 тысяч фонд заплатил Пономареву не только за публичные выступления. В договоре со «Сколково» есть конфиденциальная часть, она в суде не зачитывалась.

Соглашение с депутатом заключил в 2010 году тогдашний вице-президент фонда Павел Королев. А отчет принимал уже Алексей Бельтюков. По словам Пономарева, именно Бельтюков предложил выбрать 10 «лекций» из всех выступлений депутата за 2010-2011 и включить их в отчет, что тот и сделал. 1 ноября 2011 года Бельтюков по доверенности президента фонда Виктора Вексельберга подписал подготовленный Пономаревым акт. Сейчас юристы «Сколково» утверждают, что Бельтюков сделал это «под влиянием заблуждения». Он не мог объективно проверить, правду ли написал Пономарев о своих выступлениях в отчете, потому что сам на них не присутствовал. Но юристы признают, что в договоре действительно не прописано, ни перед какой аудиторией должен выступить депутат, ни сколько должна длиться его речь, ни тезисы выступлений. Место же и время оговаривались за 15 дней до выступления, отметил в ходе суда руководитель правового департамента фонда «Сколково» Николай Аверченко. Следственный комитет в рамках уголовного дела собирается изучать «научный интерес» лекций «справедливороса». Но в фонде признают, что его лекции ― «не совсем лекции в научном смысле». «Слово "лекции" ― это условное название, собирательное понятие по теме, на которую должен был выступать Пономарев», ― пояснил Аверченко. Тем не менее, даже несмотря на такую расплывчатость требований к лектору, выступления депутата, по его словам, были недобросовестными.

Например, фонд попросил Пономарева выступить на тему «Оценка коммерциализированности технологий». Депутат написал в отчете, что в 2011 году говорил об этом на форуме в Корее. Фонд же увидел на сайте форума, что Пономарев был модератором секции «Креативность в предпринимательстве» и на ней обсуждались темы «Что такое креативность?» и «Какими понятиями должен руководствоваться лидер, будучи творческим?». Про коммерциализацию технологий депутат должен был выступить и в Томском политехническом университете (ТПУ) в конце октября позапрошлого года. В отчете Пономарев привел отзывы на свои выступления из блогов и СМИ. В официальном же ответе ТПУ следователям указывалось, что в университетских мероприятиях 27 октября 2011 года депутат не участвовал. Аверченко зачитал показания свидетелей по уголовному делу против вице-президента «Сколково». Приобщить к гражданскому иску их разрешил следователь. Например, бизнесмен Фатиханов рассказал следствию, что арендовал зал Международного культурного центра ТПУ для конференции «Интернет для бизнеса» ― в ней принимала участие Алена Попова, общественный деятель и близкий друг Пономарева. Фатиханов случайно узнал, что вместе с ней в Томск приехал и Пономарев, и попросил выступить депутата Госдумы со вступительным словом на 10 минут. «Это лекцией назвать нельзя. Вступительное слово является его собственной инициативой, а не обстоятельством, подтверждающим исполнение договора», ― подытожил Аверченко.

В отчете фонду Пономарев написал также, что выступал 28 июля в Новосибирском академгородке с лекцией о финансировании малых компаний. Свидетель Старков рассказал, что депутат читал в летней школе городка лекцию на тему «Работа с международным бизнесом и венчурными фондами» для аудитории в 50 человек, а не 100, как отчитался Пономарев. 30 сентября депутат ездил в Калифорнию, где, согласно отчету, выступал на тему «Мировая практика поддержки инновационного предпринимательства» на конференции организации American Business Association of Russian-Speaking Professionals. Фонду он показал копию загранпаспорта, в котором отмечено, что в эту дату Пономарев действительно был в США. Тогда такой отчет о лекции фонд принял, но после возбуждения уголовного дела решил, что копия паспорта ― слабое доказательство того, что Помарев был в Калифорнии по работе. На запрос «Сколково», выступал ли Пономарев с лекцией или нет, американская организация, правда, не ответила. Про поддержку инновационного предпринимательства Пономарев рассказывал и в Новосибирском институте экономики и менеджмента в октябре. Ректор университета подтвердил следствию, что депутат приезжал в вуз с лекцией, но тему сказать не смог, потому что был в аудитории всего 10 минут. Но некий свидетель Жданов в показаниях заявил, что «справедливорос» рассказывал «о своей биографии, работе в Госдуме и отдельных законопроектах». После того как Аверченко зачитал эти показания в суде, Пономарев снисходительно улыбнулся.

Выступал Пономарев в 2011 году и в Общественной палате. «Тема лекции, которую просил прочесть "Сколково" была "Поддержка инновационного бизнеса", а он участвовал в "круглом столе" по IT-инкубаторам», ― сказал суду Аверченко. Депутат брал слово всего два раза, отметил представитель фонда, и допустил в своем выступлении непозволительные высказывания в адрес заказчика ― фонда «Сколково», которые нанесли вред его репутации. Например, оппозиционер заявил, что не принимал бы участие в работе «Сколково», потому что там есть «некомпетентные люди». Пономарев же на это сказал суду, что его слова «вырваны из контекста».

Претензии фонда к Пономареву касаются еще нескольких лекций, в том числе в библиотеке имени Ельцина в Санкт-Петербурге и в фонде «Интерра».

Депутат какую-либо вину за собой отрицает. По его словам, аудитория, перед которой он должен был выступать, в договоре не оговаривалась; свидетели, которых опросило следствие, не являются экспертами в инновациях и за его выступлениями толком не следили. По договору со «Сколково» претензии к его отчету фонд мог выдвинуть в течение 10 дней, а заявил о них через полтора года ― после того, как гонорары оппозиционера заинтересовали лидера ЛДПР Владимира Жириновского. Претензии, что его выступления не соответствуют темам, за которые ему заплатил «Сколково», Пономарев категорически отрицал. «В договоре говорится о высоком качестве лекций, но не указано, что такое "качество лекций" и как его оценивать», ― посетовал перед судом оппозиционер.

Свою позицию Пономарев довел и до ведущих телеканалов перед зданием Гагаринского суда. Он уверен, что в его пользу говорит статистика. За 2010-2011 годы, когда он привлекал инвесторов в «Сколково», число резидентов фонда выросло в несколько раз, а значит, его работа принесла нужный результат. Чтобы доказать обратное, представители «Сколково» попросили допросить свидетелей по уголовному делу против Бельтюкова, хотя Пономареву официально обвинения не предъявлены. Депутат и его представитель посчитали лишним допрос свидетелей, большая часть из которых должны будут приехать из Томска и Новосибирска, но судья с этим не согласилась. «Был бы приговор по уголовному делу ― был бы прецедент и вопросов бы не было. Но оно на стадии расследования», ― заявила судья Ирина Ачамович. Пономареву она посоветовала привести в качестве свидетеля Алену Попову, потому что она, «кажется, живет в Москве». Юристы «Сколково» и Пономарев должны предоставить свидетелей 16 июля.

Собеседники в фонде «Сколково» на правах анонимности рассказали «Ленте.ру», что в 2010-2011 году Пономарев действительно каждую неделю говорил о фонде с потенциальными инвесторами, представителями бизнеса. Он продвигал идею российского инновационного хаба иностранцам, когда у фонда еще даже не было официального названия «Сколково». Кроме того, он ездил в MIT, который впоследствии согласился участвовать в создании университета «Сколтех». Но большинство встреч носило неофициальный характер. Позже заслуги депутата руководство решило оформить «законным способом, чтобы потом не было претензий». Так как Пономареву по закону разрешено заниматься научной, преподавательской или творческой деятельностью, то по официальному контракту ему решили заплатить «за серию лекций». Алексей Бельтюков, пока единственный фигурант дела о растрате государственных 750 тысяч долларов, отказывается от любых комментариев журналистам.