Новости партнеров

Отставка премьера

Николай Цискаридзе завершил карьеру в Большом театре

Николай Цискаридзе
Фото: Сергей Карпов / ИТАР-ТАСС

30 июня 2013 года оказался последним рабочим днем Николая Цискаридзе в Большом театре, в котором он протанцевал 21 год. Руководство ГАБТ предсказуемо не стало объяснять, почему два трудовых договора с артистом, работавшим в театре в качестве танцовщика и педагога-репетитора, не будут продлены. Все действительно понятно и так: не сошлись характерами, возникли непримиримые разногласия. Развод хоть и казался в какой-то момент неизбежным, на поклонников его творчества все равно обрушился неожиданно и подействовал болезненно.

Николаю Цискаридзе 39 лет, и уже сейчас понятно: вне зависимости от того, что он будет делать дальше, у него сложилась долгая и счастливая творческая судьба в балете. Цискаридзе — ярчайший танцовщик своего поколения, который выделялся всегда и сразу уже благодаря своей внешности и стати. Прекрасные физические данные, талант и трудолюбие достаточно быстро обеспечили ему первые роли в театре, и он сумел преподнести эти роли по-своему, создать новый портрет классических, уже всем известных героев — как это было, например, с Солором в «Баядерке». За свою более чем двадцатилетнюю карьеру Цискаридзе перетанцевал почти весь классический репертуар ГАБТ, выезжал с ним на гастроли. Он и Щелкунчик-принц, и Принц Дезире, и Граф Альберт.

Цискаридзе воспринимается прежде всего именно как классический танцовщик — и по школе, и по технике, и по ролям. Наверное, такая подчеркнутая приверженность классическому духу, который он упорно несет в себе, объясняется просто — у Цискаридзе были великие учителя, в значительной степени определившие его лицо как артиста балета. В 1992 году он окончил Московское хореографическое училище (класс Петра Пестова), а в Большом театре репетировал и с Галиной Улановой, и с Мариной Семеновой, и с Николаем Фадеечевым. Все они, по признанию самого Цискаридзе, в значительной степени повлияли на формирование его и как личности, обучая не только танцевальному мастерству.

Ключевую роль в карьере Цискаридзе сыграл в прошлом художественный руководитель, ныне главный балетмейстер Большого театра Юрий Григорович, произнесший на госэкзамене танцовщика ставшую уже знаменитой фразу: «Грузину „пять“, и взять в труппу». Так началась жизнь Цискаридзе в ГАБТ, где он фактически рос на хореографии Григоровича, и именно роли в балетах главного советского хореографа стали визитной карточкой танцовщика — взять, к примеру, того же Щелкунчика или другую блистательную партию — Злого гения из «Лебединого озера».

Не менее знаковыми для премьера оказались работы другого выдающегося хореографа XX века — Ролана Пети, где в полной мере проявился и драматический талант Николая Цискаридзе. В 2001 году он вышел на сцену в партии Германа в мировой премьере балета «Пиковая дама» вместе с Илзе Лиепой; танцевал за границей партию Юноши в самом известном балете Пети «Юноша и смерть». В родном театре Цискаридзе предстал еще в одной важной для себя постановке французского классика — исполнив роль Квазимодо в «Соборе Парижской Богоматери», он стал первым российским артистом, примерившим на себя образ уродливого горбуна. Никакого горба, естественно, не было, только пластика.

Цискаридзе — танцовщик не только невероятно техничный, но еще и обладающий актерским талантом. В его репертуаре в Большом театре было много разноплановых ролей, как трагических и романтических, так и комических, — такова, например, партия Классического танцовщика в балете Алексея Ратманского «Светлый ручей». За все свои балетные достижения и удачи Николай Цискаридзе был отмечен множеством премий — Госпремией, тремя «Золотыми масками», «Триумфом», «Benois de la dance»; он кавалер французского Ордена искусств и литературы и Народный артист РФ. Кажется, Цискаридзе был успешен в своей профессии настолько, насколько это вообще возможно.

Правда, в последние годы имя его чаще всплывало в СМИ не в связи с творчеством или танцевальными успехами, экспериментами или сотрудничеством с новыми балетмейстерами, а со скандалами и критикой. Цискаридзе стал медийной фигурой, конечно, в первую очередь благодаря своему умению интересно рассказывать историю (он работает на телеканале «Культура», регулярно появляется в различных телешоу). Но постепенно, превращаясь в сознании массового зрителя в главную звезду русского балета, он в то же время отдалялся от своего искусства; кажется, его больше стало интересовать что-то иное. Появилась другая дорога, и она постепенно вытеснила первую.

Уволен Николай Цискаридзе тоже не из-за творческих разногласий с художественным или музыкальным руководителем и не из-за того, что не поладил с людьми искусства из-за искусства, а из-за конфликта с администрацией. По каким точно причинам — во внутренней балетной кухне ГАБТ стороннему человеку разобраться до конца невозможно. Впрочем, в данном случае это и ни к чему. Грань между искренним желанием бороться с несправедливой административной машиной и проявлениями особенностей вспыльчивого характера Цискаридзе уже тоже начала стираться. Однако одна несправедливость кажется очевидной: пусть виноваты все, про художественную часть забыли обе стороны конфликта, некрасивые высказывания позволяют себе тоже обе стороны — но с 1 июля танцевать не будет лишь Цискаридзе. И если Большой театр с облегчением расстался со своим самым известным артистом, тысячи любителей балета печалит перспектива видеть Цискаридзе только по телевизору. Поклонники танцовщика в знак протеста даже дважды выходили по этому поводу на пикеты.

Безусловно, Николай Цискаридзе не останется не у дел, продолжит танцевать и преподавать. Ему уже поступило несколько предложений о работе, в частности, его зовут возглавить балетную труппу Северо-Осетинского государственного театра оперы и балета. Однако ясно, что Цискаридзе, всегда державшемуся особняком и одиночкой, труднее всего будет расстаться со своим фанатичным отношением к театру-дому. Такая привязанность к месту в новом мире конфликтует с самой театральной системой, которая сейчас активно перестраивается. Правда, Большой регулярно доказывает, что сам живет еще в старой системе координат. И возможно, главная российская звезда оперной сцены Анна Нетребко, которая все никак не выступит на сцене ГАБТ, права: нужно все-таки всех уволить и набрать заново.

Культура00:0425 сентября

«Никто из актеров не был обдолбан»

Гаспар Ноэ о съемках «Экстаза», первом трипе и связи оргазма со смертью