Бесплодные усилия любви

Правительству пригрозили отставкой за попытку реформировать РАН

Дом правительства РФ
Дом правительства РФ
Фото: Сергей Субботин / РИА Новости

Правительство России, инициировавшее реформу академий наук, неожиданно для себя вступило в открытое противостояние с научным сообществом и даже частью парламента. Давно назревшую реформу освистали, а фракция КПРФ начала процедуру выражения вотума недоверия правительству. Хотя подобных политических промашек власти еще не допускали, все случившееся является закономерным следствием их внутренней политики.

«Месседж в том, что надо навести порядок», — говорит про скандальный законопроект министр образования Дмитрий Ливанов. Но даже самые яростные критики Академии наук, еще вчера требовавшие разобрать РАН по кирпичикам, утверждают, что с реформой стоит помедлить, в том числе и потому, что документ не обсуждался с учеными. И с ними сложно не согласиться: пускай тайно подготовленный в недрах правительства законопроект и не является образцом юридической безграмотности, но сама форма его подачи обществу оказалась глубоко порочной.

Ситуацией тут же воспользовались коммунисты, чтобы инициировать в парламенте первый с 2005 года вотум недоверия правительству. Но попытка КПРФ, скорее всего, обречена на провал — партия в лучшем случае сможет лишь начать процедуру, а вот силенок завершить ее у фракции не хватит. Для официального выражения недоверия правительству потребуется простое большинство, то есть 226 голосов депутатов из 450. «Единая Россия», доминирующая в Думе, считает, что КПРФ пытается подменить конструктивную работу над реформированием РАН ультиматумом, а поэтому никаких реальных рычагов давления на Белый дом у коммунистов нет. В результате стремительное прохождение реформы через парламент, скорее всего, будет приостановлено и перенесено на осень. В правительстве к решению КПРФ, как и следовало ожидать, отнеслись спокойно. Депутаты должны «не только заниматься политиканством, но и быть готовы разделить ответственность за пусть непростые, но важные для жизни страны решения», — заявила пресс-секретарь премьер-министра РФ Наталья Тимакова.

Весной все те же коммунисты вместе с представителями других фракций из-за диссертационных скандалов требовали отправить в отставку министра образования и науки Дмитрия Ливанова. И хотя премьер-министр Дмитрий Медведев отказался увольнять своего подчиненного, работа по выявлению липовых диссертаций была заморожена, а чиновник, которого «назначили» ответственным за данную работу в Минобрнауки, был уволен. Не исключено, что и реформу РАН ожидает нечто подобное, хотя в данном случае нежелание министра Ливанова как-либо пояснять замыслы правительства, скорее всего, свидетельствует о поддержке реформы на самом верху властной вертикали.

В 2012 году депутаты и правительство вкупе с администрацией президента уже неоднократно делили ответственность за законы, которые принимались без учета интересов как меньшинства, так и большинства граждан России. В результате практика действовать без оглядки на других участников политического процесса вошла у них в привычку, и государство убедило себя, что общество не может выступать в законотворческом процессе в роли не то что единомышленника, но даже адекватного собеседника. Лучше всего состояние умов во властных институтах, кажется, характеризует некогда брошенная Владимиром Путиным фраза о том, что после смерти Махатмы Ганди и поговорить стало не с кем.

Но в 2013 году исполнительная власть столкнулась с непредсказуемым ранее последствием своих действий — невозможностью зарабатывать популярность даже на выигрышных решениях. Теперь потенциально популярные решения правительства (и, добавим от себя, Кремля), с политической точки зрения, напротив, приносят чиновникам одни лишь репутационные потери. Сперва это проявилось в истории с диссертационными скандалами, а теперь — и в случае с реформой РАН. В результате за последние полгода Дмитрий Медведев, согласно данным «Левада-центра», потерял около пяти процентов популярности среди населения. При этом уровень доверия россиян по отношению к главе государства Владимиру Путину и уровень одобрения проводимой им политики существенно не изменились, а соотношение довольных и недовольных курсом России остается равным.

В целом экономическая, да и политическая ситуация в стране находится в относительном порядке (хотя качество этого порядка представляется сомнительным), но политическая карма правительства стремительно портится. Требования прекратить реализацию любых реформ раздаются все чаще, и это отчасти является отголоском принятых в 2012 году «запретительных» законов, а отчасти же — следствием все усиливающейся критики в отношении кабинета Дмитрия Медведева, члены которого раз за разом демонстрируют утрату гибкости. Подобная ситуация должна бы была ограничить возможности правительственных структур по реформированию российского законодательного ландшафта. Но реальность оказывается сложнее: чиновники, сталкиваясь с сопротивлением общества, словно бы радикализируют свой политический стиль, набегами захватывая те плацдармы, которые в состоянии переварить. Со стороны все это выглядит так, словно кабинет Дмитрия Медведева, аккумулируя вокруг себя атмосферу всеобщего раздражения, стремительно теряет связь с реальностью.

Недовольство точечными действиями чиновников автоматически переносится на всю текущую и, что хуже, будущую деятельность правительства. Складывается устойчивое мнение о том, что все усилия властей лишь вредят обществу, а сам по себе кабинет министров — не команда опытных бюрократов, а недальновидная и опасная кучка камикадзе. Даже отставка правительства уже мало что может исправить, так как убедить общество в легитимности своих реформ власть, похоже, элементарно не в силах. Да она и не стремится к этому, полагая себя лучшим специалистом в области общественного устройства, чем само общество. И хотя подобные иллюзии совершенно не способствуют реальному наполнению выхолощенных реформ, отказаться от них чиновникам становится все сложнее.

Обсудить
Россия00:07Сегодня

Первый после папы

Ради чего к Путину, Лаврову и патриарху Кириллу приехал госсекретарь Ватикана
«Эта гадина растет в геометрической прогрессии»
Кто спасает эмбрионы от абортов и Россию от вымирания
Первый после папы
Ради чего к Путину, Лаврову и патриарху Кириллу приехал госсекретарь Ватикана
Тайсон с Матвеевской
Агрессивный москвич отомстил дворнику за жену, выбив зубы и откусив ухо
Ростов в огне: в городе горят десятки домов
Крупнейший пожар последних лет глазами горожан
Galaxy Note 8Между первой и второй
Чем закончилась очередная попытка Samsung убить iPhone
Быстрая прожарка
Названы сроки коллапса человеческой цивилизации
Часть изображения была размыта, чтобы не нарушать законодательство РФ«Это была циничная сделка с дьяволом»
Рисковал ли Сталин, подружившись с Гитлером
Полна чалма
Неизвестные снимки исчезнувших красот старой Индии
Мари-Од Мюрай«Я никогда не понимала, мальчик я или девочка»
Мари-Од Мюрай о взрослении, гендерном поведении, горе и любви
Аудионаркотики
Без российских инженеров не было бы техно, Rammstein и игры Doom
Кирилл Серебренников (в центре)«Клетка — всегда плохо»
Дело Кирилла Серебренникова: реакция общественности и соцсетей
«Объявлен окончательный коммунизм»
2 важные старые книги: выбор Валентина Курбатова
Самый главный поц
Умер чокнутый дядюшка современного кино, шут, скандалист и гений Джерри Льюис
Что смотреть на Ночи кино
Пять главных фильмов двухдневной кинопрограммы в Москве
Тест: угадай машину по ключу
Простой тест на знание... ключей зажигания
Все конкуренты Lada Vesta SW Cross
С кем новый универсал Lada поборется за кошельки прижимистых покупателей
8 неудачных примеров самостоятельного ремонта
Самые курьезные попытки сэкономить на визите в автосервис
Тест Mitsubishi Pajero Sport против Renault Duster
Два крутых вседорожника: бесчеловечное, но не бессмысленное противостояние