Новости партнеров

«Отсчет нашей карьеры как бы пошел с начала»

Интервью с лидером группы Arctic Monkeys Алексом Тернером

Алекс Тернер
Фото: Rex Features / FOTODOM.RU

Рок-группа Arctic Monkeys впервые приедет в Москву, чтобы сыграть на фестивале «Субботник» 6 июля в Парке Горького. За неделю до этого музыканты из британского Шеффилда (или сейчас уже — из Лос-Анджелеса, Калифорния) отыграли на главном фестивале Великобритании — Гластонбери — в качестве хедлайнеров.

Arctic Monkeys были, возможно, первой ласточкой интернет-революции в музыке. Их карьера началась после 2002 года, когда несколько молодых оболтусов из северного английского города, известного своей сталелитейной промышленностью больше, чем музыкальной историей (хотя Pulp тоже из Шеффилда), задумали сыграть квартет. Вскоре они с удивлением обнаружили, что их страничку на MySpace с выложенными записями посещают миллионы благодарных слушателей, а сами они стали интернет-феноменом.

В 2005 году их первый официальный сингл «I Bet You Look Good On The Dancefloor» стал самым продаваемым в Великобритании, обогнав песни Sugababes и Робби Уильямса. Для инди-лейбла Domino Records «Обезьяны» стали удачным приобретением: их дебютный альбом «Whatever People Say I Am, That’s What I’m Not» (2006) стал едва ли не успешнее пластинки «You Could Have It So Much Better» другой главной группы лейбла, Franz Ferdinand.

Шло время, Arctic Monkeys стали постоянными гостями на крупнейших оупен-эйрах, а участники группы начали жить на две стороны Атлантики. За последние годы у них вышло еще три альбома, а Алекс Тернер, лидер коллектива, участвовал в нескольких сайд-проектах, в числе которых группа The Last Shadow Puppets — клип на заглавный трек альбома «The Age of the Understatement» (2008) был снят в Москве.

А в июне 2013 года стало известно о выходе еще одной пластинки Arctic Monkeys. 9 сентября 2013 года в продажу поступит «AM» — новая, пятая по счету студийная работа, записанная при участии Джоша Омма из Queens of The Stone Age, ударника Элвиса Костелло Пита Томаса, а также английского музыканта Билла Райдера-Джонса.

«Лента.ру» в блиц-интервью с Алексом Тернером узнала, каким будет следующий альбом, какое влияние на него оказала Америка и что будет с группой дальше.

«Лента.ру»: Почему вы решили назвать ваш следующий альбом просто «АМ» — «Arctic Monkeys»?

Алекс Тернер: Этим мы хотели подчеркнуть, что группа здесь и сейчас находится в состоянии, которое можно назвать идеальным. К пятому альбому мы почувствовали себя по-настоящему реализовавшимся коллективом — на пике формы и играющим такую музыку, которую хотели исполнять всегда. Таким образом, отсчет нашей карьеры как бы пошел с начала.

А вообще, если честно, название для пластинки я украл у Velvet Underground. В 1985 году у них вышел альбом «VU». Может, это не слишком оригинальная концепция изначально, но для подобного рода названий — самое то.

Каким будет новый альбом?

Я думаю, обо всем альбоме можно будет судить по первому синглу, вышедшему зимой — «R U Mine?». Мы послушали, что у нас получилось, и нам понравилось. Было решено записать новый альбом так, чтобы центральным стержнем стала именно «R U Mine?». Он как бы будет нанизан на эту вещь, как на ось. Прочими описаниями пусть занимаются ваши коллеги, а мне кажется, я сумел дать представление, что это будет за вещь.

Есть ли разница между созданием музыки в США и в Великобритании?

Наверное, есть. Особых различий в процессе записи я, конечно, не заметил, а вот в плане вдохновения есть различия. Это уже третий альбом, который мы написали в США, и здесь даже мысли другие лезут в голову. Не говоря о музыке — в этом отношении огромное влияние на нас оказал Лос-Анджелес. Это изумительный город, в нем буквально все пронизано поэзией и ощущением того, что здесь жили великие музыканты и создавали великие произведения. Идешь по улице и чувствуешь, что следуешь стопами Джима Моррисона — это очень сильно сказывается на мироощущении.

Часто говорят о некоем рок-маятнике над Атлантикой, который качается то в сторону США, то в сторону Соединенного Королевства. Где сейчас этот маятник?

Философский вопрос, конечно, но по ощущениям этот маятник сейчас в Америке. Только надо понимать, что туда он прилетел из Британии. И vice versa.

Насколько сильным было влияние Джоша Омма из Queens of The Stone Age на вашу музыку?

О, Джош нам как старший брат. Напрямую на музыку Arctic Monkeys его творчество не оказало влияния, если не считать его присутствия на одном треке. Работать с ним над новой пластинкой было интереснее, чем с кем-либо еще из приглашенных музыкантов, и те тридцать секунд, во время которых звучит его голос, будут, возможно, самым крутым из всего, что есть на альбоме. Это то, чего вы никогда не слышали ни от нас, ни от Джоша, да и вообще ни от кого.

А сам Джош фактически расширил нашу семью, для Arctic Monkeys он стал человеком, который поддерживает нас в наших начинаниях. Поддерживает — не том смысле, что он подставит плечо, если мы будем падать; скорее в том смысле, что он искренне радуется тому, что мы делаем, дает советы... Да и вообще, Джош был тем, кто в целом привел нас в чувство, намекнув в свое время, что группе пора бы написать новой музыки. И, конечно, мы дружим и постоянно веселимся вместе.

А кто еще повлиял на создание «AM»?

Вы услышите элементы стоунер-рока, серфа, хип-хопа, но важно знать, что это все та же группа Arctic Monkeys, которая была раньше, только переродившаяся. Хотя у любого коллектива при записи любого альбома происходит перерождение, часто незаметное для самих участников.

А вообще, как изменились Arctic Monkeys за время, проведенное в США?

Мы повзрослели, у нас появилась куча друзей, и главное — мы обрели уверенность в том, что мы делаем, и в том, что мы делаем это хорошо. Вообще, не стоит думать, что мы изменились так уж сильно, просто это разные страны, в которых протекает наша биография здесь и сейчас. Влияние оценим позднее.

Вы исполните песни с нового альбома в Москве?

Да, часть концертной программы будет отведена под материал с «AM», но вы не бойтесь, конечно, мы исполним те хиты, которых от нас ждут. Мы поиграем с сет-листом; в любом случае будет весело.

Алекс Тернер по-прежнему поклонник поэта-лауреата от панка Джона Купера Кларка?

Да, мне кажется, если уж говорить о влиянии, то он — один из тех, кто незримо стоял у меня за спиной с самого начала нашей карьеры. Вообще, я люблю панк-лирику, Buzzcocks, Clash, но на «AM» вы найдете даже влияние Уильяма Блейка. Что же до Кларка, то мы использовали одно его стихотворение на новом альбоме, это трек «I Wanna Be Yours». Это стихи о любви. Кроме того, я по-прежнему уважаю уличную поэзию, и в США для этого большой простор, здесь я снова полюбил хип-хоп.

Скажите, а каково было выступать на церемонии открытия Олимпиады в Лондоне?

Это было потрясающе. От торжественности момента перехватывало дыхание, несмотря на то что к большим концертам мы привыкли давно. Режиссер Дэнни Бойл, ставивший мероприятие, оказался нашим большим поклонником. Он вышел на нас и попросил сыграть на церемонии. Нам, конечно, было очень лестно такое предложение, и мы согласились сыграть «I Bet You Look Good On The Dancefloor». А вот битловскую «Come Together» играть было хоть и очень интересно, но немного тревожно. Бойл сказал нам тогда: «Ребята, вы отличные музыканты, лучше вас никто этого не сделает».

Жив ли проект The Last Shadow Puppets? Будет ли у него будущее?

Да, будет. Не спрашивайте, когда и где — ни у меня, ни у Майлза (Кейна, лидера группы The Rascals и второго участника дуэта The Last Shadow Puppets — прим. «Ленты.ру») нет времени. Зато есть желание. Я думаю, после того как мы выпустим альбом с Arctic Monkeys и завершим гастроли, мы вернемся к этому вопросу. Пока у нас нет каких-то конкретных наработок, но есть мотивация. Такой проект нельзя бросать, он очень красивый.

Культура00:0312 ноября

Люби, молись, ешь

Потайной театр предлагает эротические танцы в душе, исполнение желаний и ужин