Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Честь имеет

Бельгийский король уступил трон своему сыну

Альберт II
Фото: Benoit Doppagne / AFP

Спустя два месяца после отречения королевы Нидерландов Беатрикс о предстоящем уходе на покой объявил еще один европейский монарх. В среду, 3 июля, о передаче трона своему старшему сыну Филиппу заявил король Бельгии Альберт II. Новый правитель вступит на престол 21 июля, в день коронации первого короля независимой Бельгии.

«Никто из моих предшественников не доживал до такого возраста, как я. И возраст, и здоровье не позволяют мне исполнять долг настолько хорошо, насколько мне хотелось бы, — объявил монарх, которому недавно исполнилось 79 лет. — Пытаться сохранить власть любой ценой было бы нарушением долга и обязанностей монарха в моем понимании».

На престоле Альберт II оказался, можно сказать, неожиданно. Произошло это в 1993 году, после скоропостижной смерти его старшего брата, короля Бодуэна I. Детей у короля не было, и к тому моменту все в стране были уверены, что престолонаследником будет избран сын принца Альберта Филипп. Однако в самый последний момент в королевском дворце решили, что монарший племянник, несмотря на 33-летний возраст, к правлению не готов. В результате выбор пал на его отца, которому на тот момент было 59 лет.

Новый монарх пришелся подданным по душе. В противоположность своему торжественному брату, Альберт отличался живым характером, умением отпустить шутку практически в любой ситуации. Импонировало бельгийцам и увлечение их правителя мотоциклами, что создавало ему имидж своего парня. Однако в истории Бельгии Альберт II, скорее всего, запомнится прежде всего как первоклассный дипломат, благодаря усилиям которого Бельгия сумела сохранить единство.

Ему не раз приходилось становиться внутриполитическим миротворцем. Главный возмутитель спокойствия в стране — экономически более развитая нидерландоязычная Фландрия, жителей которой возмущает необходимость регулярно дотировать франкоговорящую Валлонию. Наличие постоянного конфликта между двумя крупнейшими общинами привело к тому, что, несмотря на стандартный для конституционных монархий церемониальный статус королевской особы, Альберту II приходилось выполнять куда более важную функцию, чем та, что отводилась правителям других европейских стран. Фактически монарх остается последним весомым гарантом единства страны, которая уже не первый год находится на грани раскола по культурно-языковому признаку.

Призывы добиться независимости из Фландрии исходят не первый год — в 2007-м была даже предпринята попытка инициировать референдум, что, впрочем, закончилось провалом. К повторяющимся кризисам вела неспособность сепаратистов-северян найти общий язык с экономически зависимыми от них южанами. Самый масштабный кризис разгорелся в результате парламентских выборов 2010 года, когда наибольшее число мест в парламенте набрал националистический Новый фламандский альянс (NVA), требующий отсоединения Фландрии.

Дееспособное федеральное правительство было сформировано лишь в декабре 2011 года, и его возглавил валлонский социалист Элио ди Рюпо (Elio di Rupo) — его партия заняла на выборах вторую строчку. Представители NVA в новый кабинет министров не попали. Период, в течение которого Бельгия оставалась без официального кабинета министров, побил все ранее установленные рекорды — 541 день, то есть практически полтора года. Все это время король неусыпно контролировал ход переговоров между политиками, не раз в них вмешиваясь и заменяя ключевых лиц.

Отречение Альберта II от престола особой неожиданностью для бельгийцев не стало. Слухи о том, что пожилой монарх задумывается о передаче трона своему старшему сыну Филиппу, ходили уже не первый год. Говорилось об этом и в 2010 году, как раз в самый разгар ожесточенных баталий между фламандцами и валлонами. Королевский двор тогда эти слухи категорически опроверг, однако СМИ предположили, что Альберт II все же собирался уйти на покой, но ему помешал очередной кризис: покидать престол в таких условиях монарх, очевидно, посчитал неуместным.

Передачу трона 53-летнему принцу в Бельгии восприняли с плохо скрываемым скептицизмом. Причина тому — репутация наследника, которого многие по-прежнему считают неготовым к управлению страной. Прежде всего, отмечается замкнутость Филиппа — в СМИ он часто упоминается как интроверт, который явно чувствует себя неуютно на публике и которому с ощутимым трудом дается принятие серьезных решений. Принц все же довольно активно участвует в публичных мероприятиях — например, он не раз возглавлял торговые делегации в иностранных государствах. Тем не менее исправить свой имидж и избавиться от таких определений, как «неуклюжий», ему пока не удалось.

Особое беспокойство у наблюдателей вызывает то, что смена правителя произойдет всего за год до следующих парламентских выборов, которые грозят вылиться в новый политический кризис. По мнению скептиков, новый монарх будет сильно уступать своему отцу, обладающему недюжинными способностями переговорщика. Впрочем, вряд ли стоит удивляться тому, что 79-летний Альберт решил самоустраниться перед лицом новых потрясений: очевидно, что он не сможет стоять на страже единства Бельгии вечно. Передача же трона наследнику именно сейчас дает Филиппу время освоиться на новом месте, прежде чем страну опять начнет лихорадить.

Между тем у отречения Альберта II может быть и еще одна причина, носящая исключительно репутационный характер. Речь идет о скандале, разгоревшемся вокруг проживающей в Великобритании 45-летней бельгийки Дельфин Боэль (Delphine Boël), которая объявила себя внебрачной дочерью монарха. О претензиях женщины стало известно еще в 1999 году. И хотя склонность ее возможного отца к любовным похождениям ни для кого не была секретом (в 1970-х он едва не развелся с супругой), официально король свое отцовство так и не признал. Последним витком в этой истории стало обращение Боэль в суд — бельгийка потребовала провести ДНК-экспертизу с целью установить возможное родство между ней и главой монаршей фамилии. 17 июня 2013 года Альберт II получил повестку в суд.

Участие монарха в столь щепетильном процессе престижа королевскому дому явно не прибавит — особенно если истице удастся доказать обоснованность ее претензий. В стороне не остался и принц Филипп, однако от него, как и от его сестры Астрид, потребуются лишь образцы ДНК. И даже если их отец проиграет дело, будущего короля Бельгии это вряд ли коснется — ведь в супружеской неверности будет уличен не он.

Мир00:02Сегодня

«Макс и Мохаммед — все равны»

Меркель пустила в Германию полтора миллиона беженцев. Спецслужбы не знают, кто эти люди
Мир00:0119 сентября

Американские принцессы

Как в США мальчики наряжаются в женскую одежду и выступают в травести-шоу и гей-клубах
Мир00:0115 сентября
Raneen Sawafta

Попутали берега

Евреи и арабы живут здесь вместе десятилетиями. Скоро тут может начаться третья мировая