«В условиях очевидного провала»

Как ученые реагировали на проект реформы РАН

Митинг против реформы РАН в «гайд-парке» на территории парка Горького
Митинг против реформы РАН в «гайд-парке» на территории парка Горького
Фото: Артем Геодакян / ИТАР-ТАСС

Главная тема, обсуждаемая научным сообществом в последнюю неделю, — это грядущая реформа государственных академий наук, сначала предполагавшая их ликвидацию, а затем — только объединение. Ряд академиков и членов-корреспондентов оказались настолько не согласны с предлагаемой реформой, что заявили о своем намерении бойкотировать новую Академию наук; в Москве и Санкт-Петербурге прошли митинги и одиночные пикеты с участием как академиков, так и простых научных сотрудников; за российских ученых вступились их иностранные коллеги. С другой стороны, есть и те, кто — с разной степенью оговорок — поддерживает инициативу правительства. «Лента.ру» предлагает обзор мнений и реакций на проект реформы.

Обозревая реакцию на законопроект, важно не забывать, что от первого ко второму чтению в Госдуме он значительно изменился. Сперва предполагалось, что Российская академия наук, Российская академия сельскохозяйственных наук и Российская академия медицинских наук будут ликвидированы, а взамен будут созданы общественно-государственная организация «Российская академия наук» и специальное «Агентство научных институтов РАН» (название условно). Агентство должно было заняться управлением имуществом и некоторой частью научных институтов (остальные либо отойдут профильным ведомствам, либо будут ликвидированы), а сама РАН — преимущественно консультациями по разным научным вопросам. Этот вариант был одобрен депутатами 3 июля.

Ко второму чтению, которому предшествовали протесты ученых самого разного уровня (как с административной точки зрения, так и с точки зрения академических заслуг), ликвидация академий и лишение РАН институтов были отменены. В итоге, если законопроект не претерпит новых кардинальных изменений к третьему чтению, то РАН, РАМН и РАСХН будут объединены в одно федеральное государственное бюджетное учреждение (при этом РАМН и РАСХН сохранятся как юридические лица), научные институты останутся в их ведении (а имущество все-таки будет передано «агентству»), члены-корреспонденты в течение трех лет станут академиками и будет принят новый Устав, предполагающий, среди прочего, возможность лишения академика или иностранного члена звания. Во втором чтении закон был принят 5 июля.

«Ситуация критическая»

Изначальный текст законопроекта предполагал, что для вступления в новую РАН члены «старых» академий должны будут написать заявления, и тут же у критиков родилась самая очевидная форма протеста: отказаться от вступления в эту структуру. Одним из первых о своем отказе «в знак протеста» заявил академик Валерий Рубаков, доктор физико-математических наук и профессор физического факультета МГУ. «Законопроект неприемлем для научного сообщества. Принимался он в форме, я бы сказал, оскорбительной. <...> Предложенные меры мало того, что жесткие, они губительные», — говорил Рубаков еще до принятия закона в первом чтении. Наиболее губительным ему показалась то, что управление научными институтами и имуществом передадут в руки чиновников.

Вслед за Рубаковым от вступления в новую академию отказались академики Владимир Захаров и Михаил Грачев и члены-корреспонденты Александр Белавин и Николай Смирнов, а затем появилось открытое письмо ученых, не желающих становиться частью новой структуры. «Ситуация критическая. Риторики недостаточно. С нашей стороны необходимы срочные практические меры противодействия планам по ликвидации РАН», — написали 1 июля его авторы, академики Владимир Захаров, Аркадий Кряжимский и Дмитрий Ширков и члены-корреспонденты Юрий Манин и Игорь Волович (все — математики или физики). Они предложили другим членам Академии поставить свои подписи под заявлением об отказе вступать в новую РАН, адресованным президенту Владимиру Путину, премьер-министру Дмитрию Медведеву, спикерам Совета Федерации Валентине Матвиенко и Госдумы Сергею Нарышкину. Подписи, на момент написания этого текста, поставили более 60 человек (всего в РАН 500 академиков и более 700 членов-корреспондентов).

Среди подписавших — не только представители физико-математических наук, но и гуманитарии. Академик, доктор исторических наук и член Совета по науке при Министерстве образования и науки Аскольд Иванчик назвал «оскорбительным» подачу заявления о вступлении в РАН, поскольку оно автоматически означало бы согласие с уничтожением Академии. «Ликвидацию РАН и создание на ее месте некоей имитации я считаю незаконными как по сути, так и по процедуре принятия решения», — заявил он «Коммерсанту».

Захаров в итоге пошел дальше отказа от вступления в новую РАН, заявив о намерении создать новую, независимую академию наук, если нынешняя будет ликвидирована. Спонсоры для подобного проекта, по его словам, уже найдены.

Ко второму чтению законопроекта, впрочем, из него не только исчезло положение о ликвидации РАН. В документе изменился также и принцип вступления членов «старой» Академии в новую: положение о собственноручных заявлениях из закона исчезло, теперь нынешние академики РАН, РАМН и РАСХН «могут стать академиками Российской академии наук», а членам-корреспондентам такое право дается в течение трех лет, но с условием, что сперва они получат «рекомендацию соответствующего отделения Российской академии наук». Как в таком случае можно будет отказаться от членства в новой Академии, не очень понятно.

«Опасная авантюра»

С критикой реформы РАН выступали не только академики и члены-корреспонденты, но и простые научные работники. Одним из первых с официальным заявлением выступило Общество научных работников (в его совете состоят преимущественно — но не только — сотрудники РАН).

«Столь откровенное игнорирование мнения научного сообщества воспринимается многими российскими учеными, чьи интересы будут затронуты готовящимися реформами, как личное оскорбление. На счету Министерства образования и науки пока нет ни одного успешного крупного проекта, который привел бы к заметному повышению эффективности научных исследований и улучшению условий для работы ученых. Любая реформа академий наук, подготовленная без учета мнения научного сообщества, обречена стать столь же неэффективной, а возможно, и разрушительной для отечественной науки», — говорится в заявлении, под которым поставили свою подпись более восьми тысяч человек.

Оперативно отреагировали на реформу и молодые сотрудники РАН. «В его нынешней редакции проект ФЗ предполагает фактическое разрушение уникальной национальной традиции управления наукой, которая не раз подтверждала свою эффективность, способность к реформированию и развитию, а также к решению самых трудных задач, поставленных руководством страны. Скоропалительные решения приведут к параличу системы управления наукой, что никак не соответствует задачам научно-технологического и инновационного развития нашей страны, повышения конкурентоспособности российской экономики, которые поставлены Президентом России В.В. Путиным», — говорится в заявлении Совета молодых ученых РАН от 1 июля. Правда, каким образом за последние 22 года Академия продемонстрировала способность к реформированию, «новое поколение научных сотрудников институтов всех отделений по отраслям науки и региональных отделений РАН» не уточняет.

Из региональных отделений наиболее заметной оказалась реакция Сибирского отделения. «Решение принято в условиях очевидного провала проектов модернизации научно-технической сферы, таких как «Роснано» и «Сколково». Это является, по нашему мнению, попыткой уйти от ответственности за их срыв и растрату значительных средств федерального бюджета», — говорится в открытом письме членов СО РАН на фоне традиционных жалоб на отсутствие широкого обсуждения законопроекта и попытки «лишить нашу страну главного преимущества в глобальной конкуренции за экономическое развитие на основе высших достижений современной науки, подорвать научно-техническое обеспечение национальной обороны и безопасности страны, продолжить разрушение образования в России». «Надуманными являются претензии к академиям о якобы неэффективном использовании федерального имущества – на наш взгляд деятельность крупнейших институтов Государственных академий, таких как институты ядерной физики и катализа в Новосибирском академгородке являются примером весьма эффективного использования имеющихся ресурсов», — добавляют ученые, критикуя аргументы правительства в пользу реформы.

Под письмом СО РАН стояла, среди прочих, подпись его председателя, вице-президента РАН Александра Асеева. Однако спустя несколько дней он изменил свою точку зрения. «В понедельник я встречался с Дмитрием Ливановым, с вице-премьером Дмитрием Рогозиным, с помощником президента Андреем Фурсенко. Мы достигли консенсуса и переводим ситуацию в цивилизованное русло», — рассказал он «Коммерсанту» накануне первого чтения законопроекта, добавив, что одобряет передачу имущества специальному агентству. «Я считаю очень позитивным, что в законе правительство себя позиционирует хозяином федеральной собственности, которая лишь находится в управлении РАН <...> Реформа позволит консолидировать доходы от эксплуатации федерального имущества и направить их на решение задач, которые стоят перед страной», — сказал он.

Отделение физических наук РАН, известное своей строптивостью (ОФН дважды не утвердило на посту директора Института кристаллографии Михаила Ковальчука, чьей личной местью некоторые и называют законопроект о реформе), тоже назвало (.jpg) документ «неприемлемым», а отделение математических наук — «опасной авантюрой».

Куда более эмоционально выразились профсоюз и трудовой коллектив Института русской литературы РАН, более известного как Пушкинский дом. «Страстное желание министерства создать некое агентство для управления собственностью РАН вызывает единственную аналогию: деятельность так называемых эффективных менеджеров «Рособоронсервиса» по вопросам обеспечения армии, результаты которой до сих пор являются тайной следствия. Лицемерные заверения правительства, что реформа проводится во благо отечественной науки, опровергаются отсутствием четко сформулированных целей и ожидаемых результатов. Стремление реформировать науку без участия самого научного сообщества и без проведения квалифицированной экспертизы абсолютно безответственно», — говорится в их открытом письме (.doc) президенту Путину.

Институт мировой литературы РАН в своем обращении, комментируя пункт о возможности лишения академиков звания, вспоминает наиболее мрачные страницы из истории прошлого века. «Совершенно недопустим имеющий прецедент лишь в нацистской Германии пункт законопроекта, разрешающий лишать академиков звания и исключать их из Академии. Цель этого положения — лишить академиков не только реальных рычагов воздействия на науку, но и независимости, возможности свободно выражать свою позицию», — говорится в тексте. «Возмутительна попытка разработчиков законопроекта поставить крест на классической для отечественной науки традиции выборности руководителей научных организаций РАН, на которую власти не смели покушаться даже во времена жесткого тоталитаризма», — добавляют ученые.

«Не методами "шоковой терапии"»

Припоминают тоталитарные режимы и иностранные защитники РАН. Итальянский математик Фабрицио Катанезе и итальянский же физик Лучано Майяни апеллируют к истории своей национальной академии. «Даже если такое сравнение может показаться вам странным, имейте в виду, что Национальная академия деи Линчеи (ей более 400 лет) была "реформирована" только во времена Муссолини, когда ей на смену пришла Итальянская академия. После войны итальянцы и антифашисты решили вернуться к традициям старой Академии деи Линчеи, старейшей академии мира, среди наиболее блестящих публикаций которой — работы Галилео Галилея, которые привели к "новой науке"», — пишут они. Подробнее эту историю рассказывает в своем блоге физик Андрей Ростовцев.

Помимо многочисленных математиков, физиков, биологов и других ученых, чьи письма приведены на сайте Математического института имени Стеклова РАН, в поддержку Академии высказались и лауреаты Филдсовской премии, японские математики Хэйсукэ Хиронака и Сигэфуми Мори (их письмо есть в распоряжении «Ленты.ру»). Они напоминают о том, что не у всех наук сразу виден результат, который можно применить на практике, однако от этого их роль в научном прогрессе ничуть не меньше — например, у математики. «Ведущие — сейчас и в ближайшей перспективе — страны понимают этот механизм и стараются продвигать математику и науку. Мы думали, что Россия — одна из них», — пишут ученые.

Выступают против скоропалительного принятия законопроекта и «ведущие ученые, работающие в России» — так называют тех, по происхождению как россиян, так и иностранцев, кто работает в России в рамках программы мегагрантов. В поддержку своей точки зрения они приводят реальные цифры. «Среди всех российских ученых с индексом цитирования свыше 1000 две трети работают в институтах нынешней РАН, и более 400 из этих ученых являются ее членами», — говорится в их обращении.

С официальными заявлениями выступили и органы, которые больше всего были задеты тем, что с ними не обсудили законопроект заранее, — Общественный совет при Минобрнауки и Совет по науке при Минобрнауки. «Нашей науке и разнообразным формам научной организации в России необходима глубокая и осознанная реконструкция, приводящая к увеличению продуктивности исследований. Такая реконструкция должна осуществляться не методами «шоковой терапии», а продуманными мерами, подразумевающими наряду с введением новых элементов сохранение и сбережение (а не ломку) всего того лучшего, что оставлено нам предшествующими поколениями российских ученых», — говорится в их совместном заявлении от 30 июня. Детальное обсуждение законопроекта о реформе РАН, к которому призывают члены советов, состоится в Минобрнауки только 8 июля, через несколько дней после принятия документа во втором чтении.

«Дьявол в деталях»

Однако ученые не только критикуют законопроект, некоторые его одобряют — правда, в основном очень сдержанно. Так, с самого начала за реформу в предложенном правительством виде выступал последовательный критик РАН биолог Константин Северинов, заведующий лабораториями в Институте молекулярной генетики РАН и Институте биологии гена РАН. «Дьявол в деталях, но те меры, которые названы в законопроекте, обсуждались уже несколько лет. И тот пакет мер, который предложен правительством, если исключить слияние академий и выплаты пожизненных стипендий академикам, на мой взгляд, вполне разумен. В законопроекте есть широкое поле для конкретизации и внесения изменений. Но основные его посылы совершенно нормальны. За исключением идеи о выплатах академикам пожизненных стипендий, которая, на мой взгляд, совершенно безнравственна. Наоборот, академикам неплохо бы самим платить членские взносы, а не получать стипендии», — сказал он РИА Новости, напомнив, что «Академия уже много раз показывала нежелание и неспособность реформировать самое себя, саботируя все реформы, предлагаемые извне».

Северинов, поддержав реформу, волей-неволей оказался в компании ректора МГУ Виктора Садовничего и ректора РАНХиГС Владимира Мау. «Я думаю, что примерно то, что говорится о возможных поправках и дополнениях к закону, оно сделает нашу науку более эффективной и комфортной, потому что президент страны неоднократно подчеркнул, что его задача — сделать работу ученого более эффективной, более комфортной и более удобной для конкретного ученого», — заявил Садовничий (на той же встрече президента и ректора МГУ было объявлено, что Путин возглавит Попечительский совет Университета). «Изменения в системе РАН назрели очень давно. Даже тот факт, что предыдущий президент Академии занимал свое место в течение 22 лет, говорит, что изменения нужны. Поэтому я бы не стал драматизировать по поводу грядущей реформы», — сказал Мау.

«Сегодня мы достигли максимума»

Наконец, за эти дни высказало свою точку зрения и руководство РАН. Президиум Академии еще до внесения поправок ко второму чтению заявил, что «представленный документ категорически неприемлем, приведет к ликвидации Российской академии наук, торможению реформ, начатых в Российской академии наук, а в перспек­тиве — к разрушению и деградации научного потенциала, обороноспособно­сти и национальной безопасности страны». «Российская академия наук выступает за реформы, но она категорически против того, в какой радикальной и разрушительной форме они навя­зываются», — говорится в обращении Президиума РАН.

Избранный, но так и не утвержденный в должности президент Академии Владимир Фортов на встрече с Путиным просил дать ему год на реализацию своей программы, но глава государства в ответ предложил ему возглавить агентство, управляющее имуществом РАН. После этого предложения и после того, как были внесены поправки к закону, Фортов изменил свою точку зрения. «Сегодня мы достигли максимума. Дальше роль науки будет только усиливаться, потому что мы получили поддержку президента страны и председателя Государственной Думы», — заявил он вечером 4 июля. На следующий день, после принятия закона во втором чтении, Фортов поблагодарил всех ученых РАН «за солидарность, понимание и гражданскую активность» и предположил, что те, кто хотел покинуть Академию в знак протеста, от своих намерений отказались.

Однако эти 60 с лишним человек, в отличие от Фортова, после принятия закона во втором чтении свою точку зрения еще не высказали.

Обсудить
Анастасия Белокопытова «Не считала, сколько трачу в месяц»
История уроженки Рязани, переехавшей в Австрию
Тренируйся, как ангел
Чем занимаются топ-модели в спортзале
Они так видят
Самые популярные фотографии Instagram за ноябрь
В двух экземплярах
Они знамениты тем, что похожи на знаменитостей
Тест нового корейского бизнес-седана
Длительный тест Kia Optima нового поколения
Когда, кому и за что дарили автомобили?
Fiat для девушки Playboy, Hyundai для «Мисс Россия 2016» и Porsche для тренера по борьбе
«Вы приехали»
Длительный тест Toyota Camry с «Яндекс.Навигатором»
Безумные трюки грузовиков Volvo
Самые необычные видеоролики с грузовиками Volvo
Пассажиры в зале ожидания в аэропорту СочиКвартирный вопрос их испортил
Как обманывают приезжих нечистоплотные москвичи
Конец близок
Уходящий 2016 год может стать последним для ипотеки
Лестница в ад
Неприглядная правда об интеллигентных обитателях центра Москвы
Худо будет
Москвичи тратят миллионы на квартиры, в которых невозможно жить