«Диссиденты — наши самые большие друзья»

Директор музея «Пермь-36» рассказал «Ленте.ру» о закрытии гражданского форума «Пилорама»

Виктор Шмыров
Фото: Максим Кимерлинг / Коммерсантъ

В Пермском крае из-за сокращения финансирования в этом году не состоится гражданский форум «Пилорама», известный дискуссиями с участием оппозиционеров. В этом году, например, в деревню Кучино должны были приехать один из руководителей партии РПР-ПАРНАС Сергей Алексашенко и экономист Ирина Ясина. Форум проводился на месте бывшего лагеря для политзаключенных и собирал тысячи зрителей, которые приезжали и на дискуссии, и на концерты (хедлайнером 2013-го должна была стать группа «Пилот»). Министр культуры края Игорь Гладнев заявил, что решение о сокращении бюджета форума с пяти миллионов рублей до двух с половиной принял он лично. Марат Гельман, недавно уволенный краевыми властями с поста директора музея современного искусства PERMM, в июне предполагал, что «Пилорама» может пострадать из-за «цензурного ража» местных чиновников. «Лента.ру» поговорила с Виктором Шмыровым — организатором форума и директором музея-лагеря «Пермь-36».

«Лента.ру»: Что, как вы думаете, вам могли поставить в вину? Какие мероприятия могли предъявить администрации и сказать, вот смотрите, что они творят на краевые деньги, нужно что-то с этим делать?

Виктор Шмыров: Я не знаю. У меня нет никаких предположений.

Как вам кажется, «Пилорама» не состоится только в 2013 году? Или это все, насовсем?

Безусловно, будем стараться проводить в следующем году. Только условие теперь одно — независимый бюджет.

Когда «Пилорама» стала популярной и бывший губернатор [Пермского края Олег] Чиркунов внес ее в список девяти имиджевых проектов Пермского края, она получила постоянное бюджетное финансирование. И это бюджетное финансирование покрывало процентов до 80-ти всего бюджета «Пилорамы». А частных — разных фондов, которые сейчас уходят из России, — поступлений почти не было, цифра в пять миллионов от краевых властей была критичной. А когда внезапно обрезали вполовину, то стало понятно, что на это уже ничего не провести. Чтобы избавить себя от рисков в будущем, будем создавать независимый бюджет, создадим пул организаций, которые не только участвуют в «Пилораме», но и несут за нее какую-то материальную ответственность.

Расскажите, как вам сообщили об урезании финансирования.

Сообщил, как водится обычно, небольшой чиновник. Нужно сказать, что мы эти деньги вообще не получаем. Мы просто заказываем нужное количество авиабилетов, передаем список, а краевой центр по реализации проектов в сфере культурной политики их покупает. Говорим, что нам нужна аудиоаппаратура — и они ее арендуют. Вообще, все фестивали Перми действуют и финансируются этим центром. И вот, когда пошла речь о подписании договора, менеджер из этого центра сообщила, что смета «Пилорамы» уменьшена до двух с половиной миллионов. Это мы узнали в прошлый четверг.

То есть за две недели до начала «Пилорамы» еще не купили авиабилеты?

У нас не было денег. Договор нужно было подписать — и тогда покупать билеты.

На что еще тратятся деньги?

Гонораров на «Пилораме» фактически нет. Расходы идут на аренду оборудования. Его очень много, потому что у нас всегда две-три сцены и четыре-пять павильонов, они тоже оснащены светом, видео- и аудиотехникой. Проходят концерты. У нас Шевчук пел, Макаревич пел. До двух миллионов уходит на аренду аппаратуры. У нас большое количество москвичей, которых нужно привезти и увезти, в прошлом году на билеты ушло полтора миллиона рублей. Всех надо кормить, всем надо где-то жить. Пять миллионов — деньги небольшие для такого форума, как «Пилорама».

После того как вам сообщили в четверг о сокращении бюджета, вы обсуждали это решение с кем-то из чиновников?

В пермской газете «Бизнес-класс» говорится, что решение о секвестировании бюджета «Пилорамы» принял лично министр культуры Игорь Гладнев.

А какова ваша версия? Почему это произошло?

Версия? Не знаю. Не знаю. Не могу сказать.

Не считаете, что связано это с последними событиями? Я имею в виду увольнение Гельмана, обращение от движения Кургиняна, что «Пилорама» направлена на дестабилизацию политической ситуации в стране (в обращении движения к властям говорится, что “организаторы и главные гости мероприятия занимались оправданием оранжевой революции в России, доказывали нелегитимность прошедших выборов”, “часть дискуссионных площадок была посвящена оправданию хулиганской акции группы Pussy Riot”; “форум является позором для Пермского края, а участие в этом правительства края — неприемлемым” — прим. «Ленты.ру»).

Кургинянцы точно ни при чем. Это несерьезные ребята, но сейчас все припишут себе, конечно. То, что произошло, — очень странное событие, которое нам непонятно. Мы только две недели назад полностью согласовали программу с администрацией губернатора, а тут такой облом. Объясняют тем, что секвестр коснулся всех.

Почему раньше власти давали деньги на фактически оппозиционный форум?

Он не оппозиционный. На нем практически не бывает политиков. Приезжал только как-то Немцов в качестве частного лица. Когда мы составляли положение о форуме, то тогда указали, что не допускается партийная агитация. Политиков не было, бывали гражданские активисты. Бывшие диссиденты — наши самые большие друзья, потому что форум проходит в лагере, где сидели диссиденты. Если говорить о направленности форума, она, конечно, либертарианская.

Тогда такой вопрос. Вам никогда не казалось странным, что оппозиционный форум брал деньги у власти, которую ругает?

Нет. Как-то не было такого. Всех устраивало. В смысле политики, если понимать ее не широко, а в точном значении этого слова, «Пилорама» была абсолютно неполитической. Была гражданским фестивалем. Там люди отстаивали не политические взгляды, а человеческие ценности.

Если вы будете собирать средства на форум полностью с частных инвесторов, вам дадут его проводить?

Не знаю.

То есть вам все-таки кажется, что это связано с политикой, новым губернатором и вообще сворачиванием пермской культурной программы?

Ну-у-у (долго молчит). Очень грустно, что она сворачивается. Марат [Гельман] делал замечательные вещи. Все сейчас будет обратно опрокидываться в провинциальность.

Вы же часть этой программы.

Ну да, да.

Вы считаете, что попали под сокращение бюджета из-за сворачивания программы?

Мы параллельно существовали. Мы никогда не являлись частью его [Гельмана] проекта, даже где-то мешали.

Кто ваши частные партнеры?

«Пилораму» организует ее общественный совет. Это люди, которые придумали «Пилораму» и каждый год обеспечивают ее содержание. В состав входят [уполномоченный по правам человека в России] Владимир Петрович Лукин, [председатель «Мемориала»] Сергей Адамович Ковалев, [президент Фонда защиты гласности] Алексей Кириллович Симонов, [директор Института прав человека] Валентин Гефтер. Наш музей является одним из основателей международной ассоциации музеев совести. У этой коалиции есть собственный бюджет, который собирается фандрайзингом. Это коалиция давала нам серьезные суммы, как-то была сумма от Института открытого общества.

Чем вы гордитесь из того, что получилось сделать?

Да нельзя так сказать. Когда «Пилорама» начиналась в 2005 году, она была концертом бардовской песни. Идею дал Александр Городницкий. Он сказал тогда, что все время смотрит с тревогой на то, как умирает авторская песня, как она вырождается в шансон, и предложил проводить фестиваль, пообещал поддержку бардов. Потом начали появляться новые жанры. Появился театр, появилась рок-музыка. Появилась дискуссионная часть, проходили обсуждения наиболее актуальных тем. Форум собирал огромное количество людей, 15-20 тысяч. А ведь проходил в лесу, где лагерь был. А люди ехали и ехали.