Ой, Вань, гляди, какие выборы

В Москве разворачивается одна из самых странных избирательных кампаний в истории России

Алексей Навальный
Фото: Андрей Стенин / РИА Новости

В пятницу, 19 июля, областной суд Кировской области освободил оппозиционного политика Алексея Навального, заключенного под стражу буквально накануне. Судья согласился с доводами прокуроров о том, что немедленное лишение свободы является мерой неоправданной, поскольку приговор по делу «Кировлеса» еще не вступил в силу и будет обжалован. Теперь Навальный, ожидающий суда вышестоящей инстанции, в качестве зарегистрированного кандидата намерен побороться с и.о. мэра Москвы Сергеем Собяниным за пост столичного градоначальника. Скучной предвыборная борьба точно не будет, но вот убедить москвичей в легитимности выборов уже не удастся.

Выборы мэра Москвы назначены на 8 сентября, и подсудимый Навальный, надо полагать, не преминет воспользоваться своим правом на агитацию для того, чтобы как следует позлить власть. Мосгоризбирком зарегистрировал оппозиционера кандидатом на пост столичного градоначальника 17 июля, как раз накануне приговора суда, отправившего самого Навального и его приятеля, предпринимателя Петра Офицерова за решетку. Теперь, после того как прокуратура внезапно вступилась за осужденных и они вышли на свободу, Навальный полноценно включится в избирательную кампанию в качестве шестого официального претендента на должность мэра.

Все это обещает на ближайшие месяцы насыщенную политическую жизнь в столице России. Сейчас Навальный, набравший ощутимый политический вес, является единственным серьезным оппонентом Собянину. Ранее кроме них кандидатами в мэры Москвы также были зарегистрированы лидер «Яблока» Сергей Митрохин, представитель ЛДПР Михаил Дегтярев, коммунист Иван Мельников и председатель «Справедливой России» Николай Левичев. Однако ни один из четверых не может похвастаться серьезным управленческим опытом и, что важнее, не способен предложить москвичам что-то отличное от того, что уже предлагает Собянин.

Избиратели, судя по опросам социологов, осознают этот расклад. К примеру, по данным КОМКОНа, за Николая Левичева собираются проголосовать 0,0 процента москвичей, которые уже определились, кому отдадут свой голос на выборах. Согласно этим же данным, фаворитом гонки является Сергей Собянин (за него собираются голосовать 76,2 процента определившихся с выбором москвичей), а единственным его реальным соперником выступает Навальный с долей в 14,4 процента. Похожий расклад демонстрируют и данные, полученные «Левада-центром»: за Собянина собираются проголосовать 78 процентов определившихся с выбором жителей Москвы, за Навального — восемь процентов.

Пока журналисты обсуждают конфликты элит и борьбу бульдогов под ковром, которую политологи усмотрели за неожиданным освобождением Навального, в истории современной России фактически начинается одна из самых странных избирательных кампаний. Приговор, вынесенный Навальному в Кирове, равно как и его загадочное возвращение в Москву, свидетельствует о том, что в этой кампании не будет победителей, и все ее участники окажутся в проигрыше.

С самого начала было неясно, зачем столичные власти вообще решились на досрочные выборы мэра. Некоторые аналитики полагали, что решение было принято на фоне благоприятной по отношению к Собянину электоральной конъюнктуры — лучше, мол, поспешить, не дожидаясь, пока рейтинг мэра упадет из-за неких невыполненных им же обещаний. Предполагалось, что Собянину требуется «легитимизация» через относительно честный выборный процесс. Подобные объяснения и раньше-то не выглядели убедительными. А теперь, после того как в избирательную кампанию всерьез включился Навальный, и особенно после странного кульбита в Кировском суде, вопрос о том, зачем Собянину понадобились эти выборы, звучит еще более актуально. Если победа Собянина над Митрохиным и Левичевым худо-бедно была бы признана общественным мнением, то нынешний сценарий, при котором самый яркий из участников кампании финиширует в тюремной камере, справедливыми не сочтет никто. А это означает, что выборы уже сейчас оказались скомпрометированы.

До приговора Навальному перед мэрией стояла задача очеловечить выборы за счет допуска к ним пусть и малоопытного в «хозяйственном» плане, но политически «зубастого» кандидата (эту задачу, в частности, решал и сам Собянин, помогая своему политическому оппоненту прорваться через муниципальный фильтр). Теперь же столичные политтехнологи вынуждены придумывать, что делать дальше. Видимо, в ближайшее время московские власти будут стараться максимально повысить явку на выборах, чтобы размыть возможный относительно высокий результат Навального. Подобная тактика выглядит логичной: сторонники Собянина более инертны, чем сторонники Навального, который приумножает свой политический капитал исключительно через работу с общественным мнением. Но снять все вопросы по поводу предстоящей процедуры уже не позволит даже высокая явка.

Еще менее выигрышными представляются перспективы, которые полноценная выборная кампания в Москве сулит Кремлю. Решение санкционировать досрочные выборы столичного градоначальника оказалось ошибочным: благодаря приговору кировского суда Навальный, который и прежде не был замечен в заигрывании с властью, получил стимул бросить ей вызов без всякой оглядки. Другой такой возможности в ближайшие пять лет ему, кажется, уже не представится. По сути власть, исходя из неясных предпосылок, дала возможность оппозиционному политику получить ценный электоральный опыт и заработать очки если не для «кандидата Навального», то уж точно для кандидата «против Путина». В долгосрочной перспективе это решение нанесет действующему политическому режиму ощутимый ущерб, который может заключаться как в усилении политической апатии россиян, так и, напротив, в активизации протестной деятельности.

Наконец, кандидату в мэры Навальному сложившийся расклад если и добавляет политического веса, то весьма специфического. В сознании избирателя оппозиционер стремительно трансформируется в отсутствующую в бюллетенях для голосования графу «против всех», и дарованная ему российским судом возможность провести предвыборную агитацию будет эту подмену смыслов лишь усугублять. В результате оценить электоральный потенциал оппозиционера все равно не удастся. Избиратель Навального сейчас поставлен перед странным выбором: ему предложено голосовать за кандидата (которого в обозримом будущем укатают за решетку), исходя не из его реальных заслуг, а из протестных соображений в целом. Это, в итоге, может отвратить избирателей от голосования за Навального как «кандидата в мэры». Либо, напротив, добавит ему голоса тех, кто изначально голосовать за него не собирался. «Чистым» результат голосования не будет почти наверняка, хотя это, кажется, никому уже и не важно.