Новости партнеров

Полтора рукопожатных террориста

Евросоюз присвоил «Хизбалле» малопонятный статус

Боец движения «Хизбалла»
Фото: Issam Kobeisi / Reuters

Все 28 правительств стран Европейского Союза согласились признать боевое крыло ливанского движения «Хизбалла» террористической организацией. Таким образом, они присоединились к США и Израилю, которые уже давно объявили шиитских экстремистов вне закона. Впрочем, европейцы пока не очень представляют, как именно они будут наказывать «Хизбаллу».

Самоназвание «Партия Аллаха» (именно так переводится с арабского «Хизбалла») само по себе дает представление о политической направленности главного движения ливанских шиитов. Идеалом государственного устройства его руководители называют исламское государство по образу Ирана. Но тут есть небольшая загвоздка. В отличие от Ирана, где шиитов более 80 процентов, в Ливане их менее половины, да и среди этих 40 процентов достаточно людей, не желающих жить при теократическом правлении.

В этих условиях шейху Хасану Насралле и его сподвижникам приходится довольствоваться малым: их влияние простирается на юг и восток Ливана, а также на некоторые районы Бейрута. На подконтрольной «Хизбалле» территории существует некое подобие госадминистрации с министерствами и чиновниками, свой телеканал, а также силовые структуры, аналогичные настоящим полиции, армии и спецслужбам. С одной стороны, параллельные официальным структуры власти претендуют на упорядоченность и эффективность. С другой — «Хизбалла» зачастую скатывается в ординарный терроризм, не думая о долгосрочных перспективах.

Этот дуализм много раз порождал любопытные казусы. В Ливане, например, ни для кого не секрет, что именно шиитские боевики стоят за убийством бывшего премьер-министра этой страны Рафика Харири, совершенном в 2005 году. Причем всем ясно, что решение об устранении опасного политического противника принималось в «Хизбалле» на самом высоком уровне. В то же время члены движения работают в парламенте и правительстве Ливана, решают многие хозяйственные и политические вопросы. Они, выходит, террористы, но на вполне официальной госслужбе.

Во время войны 2006 года США и Европа просили Израиль воевать так, чтобы разбить «Хизбаллу», но не победить тогдашнее ливанское правительство (вполне прозападное, кстати). Да и сами израильтяне подчеркивали, что против ливанского народа ничего не имеют. В то же время именно при поддержке этого народа «Хизбалла» стала парламентской партией. В общем, природа шиитского движения в мире всегда вызывала серьезные споры, а равно и вопросы, как с ним обращаться.

Проще всего в этой ситуации было Израилю. С ливанскими экстремистами его объединяет давняя и глубокая взаимная неприязнь. В этой связи у Иерусалима никаких рефлексий насчет «Хизбаллы» нет: террористы, и точка. И органы власти, в которых они работают (по сути правительство Ливана), — также террористические. США разделяют этот подход, но не до конца: «Хизбалла» — организация террористическая, но вот ливанское правительство — все же нет. Американские дипломаты регулярно встречаются с ливанскими министрами, но только если те не состоят в шиитском движении.
box#1378413

У Европейского союза, как обычно, мнений множество. Великобритания и Нидерланды, например, уже давно придерживаются американской позиции. У стран южной Европы — Португалии, Испании и Франции — подход был другим: «Хизбаллу» надо постепенно выводить из маргиналов, чтобы она шаг за шагом превращалась в нормальную партию. Логика тут была простой: если взять и записать крупнейшую политическую организацию Ливана в террористы, то будет непонятно, как вообще строить отношения с этой страной в дальнейшем.

Еще один фактор, удерживавший многие европейские страны от публичной ссоры с «Хизбаллой», — это присутствие в ее вотчине, Южном Ливане, миротворцев из этих стран. Итальянцам, французам, ирландцам и так-то было непросто наладить контакты с представителями шиитов. Если же их официально признать террористами, то все усилия пойдут насмарку.

«Хизбалла» могла бы и вовсе не переживать насчет своего статуса, если бы сама не наломала дров. Первым тревожным звонком стал теракт против израильских туристов в болгарском Бургасе 18 июля 2012 года. Болгарские спецслужбы при помощи иностранных коллег пришли к однозначному выводу: за организацией теракта стоят ливанские экстремисты, многократно обещавшие «отомстить сионистам» за нападения на иранских ученых-ядерщиков. При этом выяснилось, что на достигнутом Насралла останавливаться не собирался. Уже в марте 2013 года на Кипре задержали еще одного боевика «Хизбаллы», планировавшего такой же теракт.

Конечно, Болгария и Кипр — не самые влиятельные в Евросоюзе страны, да и погибли в Бургасе не французы или немцы, а израильтяне, но «Хизбалла» действительно перешла «красную черту», решившись на диверсии на территории ЕС. Но и тут, даже после взрыва в Бургасе, Франция, например, не спешила с формальным объявлением «Хизбаллы» террористической организацией. У Парижа в Ливане много собственных долгосрочных интересов (в том числе финансовых), поэтому идти на открытый конфликт с самой влиятельной политической силой этой страны французам не хотелось. Однако Насралла все же ухитрился восстановить против себя даже тех, кто прежде относился к нему снисходительно.

Причиной разлада стала война в Сирии. Лидеры «Хизбаллы», глядя на успехи повстанцев, осознали, что с гибелью режима Башара Асада их собственная организация долго в нынешнем виде не протянет. Единственным решением для них в такой ситуации было прямое военное вмешательство. В боевых действиях в Сирии на стороне правительственных войск приняли участие тысячи ливанских боевиков, сыгравших немалую роль в разгроме повстанцев при Кусейре.

Вмешательство «Хизбаллы» в сирийские дела разозлило очень многих. Наверное, впервые в хоре осуждения объединились европейцы и монархии Персидского залива, турецкие и египетские исламисты, американские либералы и консерваторы, а также ненавидящие друг друга ХАМАС и «Аль-Каеда».

Все они пригрозили «Хизбалле» разными неприятностями (в меру своих возможностей, конечно). «Аль-Каеда», например, предсказуемо пообещала «открыть врата ада» и начать джихад на уничтожение против «еретиков»-шиитов. «Хизбаллу» этим, впрочем, не напугать: ее лидеры и сами регулярно обещают аналогичные кары Израилю. Но вот европейский план признать шиитскую организацию террористической мог доставить Насралле и его соратникам много неприятностей.

Дело в том, что ливанские экстремисты, хотя и не питают большой любви к Западу, но свои кровные все-таки предпочитают хранить именно там. Кроме того, именно в Европе проживает множество шиитских выходцев из Ливана, добровольно-принудительно отдающих часть своего дохода на нужды «сопротивления». С деньгами, как известно, лучше, чем без них, и без доступа к европейским финансам шиитскому движению вообще, и его руководству в частности, будет затруднительно реализовывать свои амбиции. Кроме того, внесение «Хизбаллы» в список террористических организаций грозило ее лидерам и такими неприятностями, как запрет на въезд в ЕС и возможный арест в третьей стране по европейскому ордеру.

Однако Евросоюз в итоге решил признать террористической только «боевое крыло» «Хизбаллы». Политическая структура организации вроде как остается рукопожатной. Но тут есть существенная проблема: у «Хизбаллы» нет никаких «крыльев». Ее лидеры занимаются всеми вопросами, разделение на политиков и военачальников там весьма условное. Более того, структура организации настолько засекречена, что никто в точности не знает, чем занят тот или иной соратник Насраллы после работы в каком-нибудь официальном министерстве. Он совершенно спокойно может прийти домой, надеть домашние тапочки и усесться за планирование теракта.

Так что лидеры «Хизбаллы» могут выдохнуть: решение Евросоюза носит чисто символический характер. Ведь и сами европейцы пока не знают, как воплощать его в жизнь, кого объявлять опасным террористом, чьи счета блокировать.

Тем не менее, совсем сбрасывать со счетов изменение статуса «Хизбаллы» не следует. Европейская бюрократия раскачивается долго, на принятие решения могут уйти месяцы или даже годы. Но если эта машина запущена, то остановить ее будет очень непросто. Признание боевого крыла «Хизбаллы» террористической организацией можно считать предупреждением: еще одна выходка и туда же последует «политическая структура». И в этом случае дотошные европейцы рано или поздно все же докопаются до счетов и прочих активов Насраллы и его друзей.