«Принцип такой: не стой под стрелой»

Замминистра обороны России Руслан Цаликов о квартирном вопросе и духе офицерства

Руслан Цаликов
Руслан Цаликов
Фото: Сергей Мамонтов / РИА Новости

Нарушения правил распределения жилищного фонда и непродуманное расходование средств привели к тому, что сегодня в России в очереди на получение квартир стоят десятки тысяч военнослужащих. Эффективная мера, предложенная Министерством обороны - предоставление военнослужащим единовременной денежной выплаты (ЕДВ) на покупку домов и квартир, минимальный размер которой должен составить три миллиона рублей – позволит ликвидировать очередь. Подробности в интервью «Ленте.ру» рассказал заместитель министра обороны России Руслан Цаликов.

Вы заняли пост заместителя министра обороны в конце 2012 года. Какой, на ваш взгляд, в то время была ситуация в Министерстве обороны с социальным обеспечением офицеров?

Давая оценку, всегда вольно или невольно касаешься своих предшественников. С одной стороны, я больше 20 лет работаю под руководством Сергея Кужугетовича [Шойгу], и у всех, кто находился рядом с ним все эти годы, въедается в подкорку понимание того, что никогда не стоит говорить плохо о своих предшественниках. Это путь в никуда, такая житейская истина. В министерстве до нас не работали враги. Люди по-своему видели задачи, решали их в меру своего таланта, умения, понимания жизни. С другой стороны, от оценок не уйти, потому что всегда стартуешь с некой платформы. Если говорить по проблемам социального блока, то нашим предшественникам — конечно, при помощи руководства страны, я бы даже сказал, в основном при его помощи — удалось решить одну из важнейших задач: повысить денежное содержание, по-военному — денежное довольствие военнослужащих. Сегодня офицер на самом деле получает достойные деньги. Нам необходимо сделать так, чтобы это не было разовой победой, чтобы через десять лет мы опять не обнаружили, что военнослужащие куда-то там опустились по какой-то шкале. Но есть и другая задача — задача обеспечения жильем. Здесь — сложнее. Законодательство предоставило военнослужащим право на неограниченный выбор жилья, но при этом государство оказалось не в состоянии выполнить взятые на себя обязательства. Проблемы накапливались годами. Сегодня, в 2013 году, есть случаи, когда мы даем жилье людям, вставшим на очередь в 90-е годы. Иначе как дискредитацией идеи это назвать нельзя. Вместо того чтобы получить благодарного человека, который отслужил Родине, заработал то, что ему положено и обещано государством, мы порождаем сутяжника, который судится с министерством и при этом находится в распоряжении, то есть окончательно еще не уволен со службы. Все это подрывает дух офицерства. Что это за офицер, который судится со своим руководством, со своей страной? Но необходимо понимать, что если таких офицеров много, то в этом нет их вины. Это значит, что их в такие условия поставили.

А в чем заключается проблема с жильем для военнослужащих?

Система была выстроена нежизнеспособная. Вот пример. Мы с вами сегодня служим и знаем, что у нас в сентябре-октябре-ноябре заканчиваются сроки, я избираю местом жительства Москву, вы — Мурманск, а кто-то третий — Грозный. Но министерство там не строит жилья, а почему-то строит его в Анапе. В результате в Анапе жилье пустует, а тут три офицера остались без жилья. Мало того, такая вот натуральная форма предоставления жилья, она же превращается в махинации, в спекуляции. Люди заявляются на Москву — восемь тысяч человек, а жить остаются полторы тысячи. Если у вас будет как-нибудь время, проверьте правоту моих слов, поезжайте в микрорайон «Кузнечики» в подмосковном Подольске. Посчитайте, сколько там офицеров получило жилье и сколько их там осталось. Перепродано много. Рынок диктует свои условия, человек перепродает, едет куда-нибудь в Кострому, на эти деньги покупает большую квартиру и еще небольшой домик где-то на отшибе. Обвинять в этом людей неправильно, но идти в развитое рыночное общество и при этом сохранять какие-то натуральные формы социального обеспечения как минимум странно.

Как принимались решения о том, где строить недвижимость для офицеров?

Решения принимались на основе научных и псевдонаучных рассуждений на эту тему, проводились какие-то опросы… Но как предугадать, где в реальности надо строить жилье для очередников? Вот у вас право наступило увольняться, а вы не увольняетесь. Пожалуйста — служите дальше. Двадцать лет — можно уволиться и автоматически получить жилье. Вы хотите послужить, и вы не увольняетесь, а в опросе вы были учтены. И вот другой, которого не опрашивали, попал под штатные мероприятия, а он, скажем, 17 лет служит, но получает право на выбор места жительства, раз попал. И он говорит: «А мне вот дайте Мурманск и все, обязательно, я там хочу жить». У нас, к сожалению, есть отказники по три-четыре раза. Есть аргументированные отказы, но есть совершенно надуманные.

Хуже то, что когда мы жилье распределяем в натуральном виде, то мы его сразу не даем, люди по пять-шесть лет за своими квадратными метрами бегают. И все это время живут в служебном фонде и не дают его занять следующему офицеру, который служит. Этот офицер вынужден где-то снимать жилье, и мы ему платим компенсацию за аренду жилья. Представляете, какие расходы? Только за прошлый год на наших офицеров, которым было положено жилье и которые его не получили, но которых нельзя было уволить, потому что им надо сначала дать жилье, было выплачено 33 миллиарда рублей. Представляете? 33 миллиарда рублей! Натуральной формы ни в одной армии мира больше нет, это архаизм.

То есть существующая система распределения к рыночной реальности не имеет никакого отношения?

Так точно. Не имеет.

А как это тогда пропускалось вообще?

Я думаю, тут сразу несколько факторов сыграли свою роль: и традиции, и выгоды строительного комплекса. Мы же не можем абстрагироваться от такой составляющей нашей жизни, как строительная индустрия. Там тоже работают нормальные люди, не враги какие-то или шпионы. Им тоже нужно вовремя свое получить. И они по экономическим параметрам определяют: давайте лучше построим вот здесь. Ну а потом получалось, что вот здесь построили жилье, а оно не востребовано. У нас количество невостребованных квартир в прошлом году колебалось от десяти до тридцати тысяч.

Это пустые квартиры?

Да. Но свободные на какой-то момент времени: сегодня построили, завтра оформляем. Таких квартир может быть много. Но есть такой показатель, как не заселенные более года квартиры. Вот это уже показатель — семь с половиной тысяч. Квартиры, не заселенные больше года. Представляете? Квартира стоит, в нее подается тепло, за это тепло надо платить, а в квартире никто не живет.

А вот эти невостребованные 10 тысяч квартир для военнослужащих, это что — нецелевое расходование средств? Как это характеризовалось внутри министерства?

Да никак не характеризовалось. Вот застали мы эту картину, ну как ее характеризовать? Я не хочу критиковать никого за то, как велся учет, с какими целями это делалось, — ну что, от того, что я начну песочек посыпать в адрес своих предшественников, что-то у сегодняшних офицеров лучше станет? Вовсе нет. А выглядеть героем на фоне чужих неправильных поступков или бед — ну, это мелковато для человека, я считаю.

А для заместителя министра, который курирует контрольно-ревизионную работу?

Все, что положено по функциям делать, это все делается. И тут никакого значения не имеет, вчерашние это руководители или сегодняшние. Все, что ревизоры вскрывают, все в ход идет. Принцип такой: не стой под стрелой, хоть ты свой, хоть чужой.

На руке у вас те самые часы, которые вам Бастрыкин подарил?

Нет, это электроника… Бастрыкин меня наградил другими часами.

В середине января 2013 года Цаликов встретился с главой Следственного комитета России Александром Бастрыкиным и вручил ему от министра обороны медаль «За укрепление боевого содружества». Бастрыкин, в свою очередь, наградил его часами следственного комитета.

Ну а вы как предлагаете обеспечивать военнослужащих жильем?

Государство должно для себя определить, какой уровень социальной защиты оно обеспечит своим военнослужащим, и незыблемо это выполнять. Мы предлагаем ввести единовременные денежные выплаты. Не меньше трех миллионов рублей на одного офицера, поскольку минимальный уровень — это как раз военная ипотека, мы не можем меньше военной ипотеки предложить. Мы будем учитывать состав семьи, стаж, и применили коэффициенты, пользуясь теми оценочными показателями, которые Минрегион установил в среднем по стране (33 тысячи рублей за квадратный метр - прим. «Ленты.ру»). И получилось, что семья из одного человека, грубо говоря, одинокий офицер, прослужив 20 лет, получит около 5,8 миллиона рублей. А семья из шести человек, я называю по памяти, минимально, без всяких доплат, получит десять миллионов, а максимально — шестнадцать миллионов. Семья из шести человек — это, понятно, не характерно для современной России, но уже многие имеют четверых детей. Одним словом, ЕДВ — это решение вопроса, так как исчезает понятие очереди. Отслужил двадцать лет — получил деньги на счет. Государство выполнило свои обязательства, и у военнослужащего нет оснований быть недовольным. Хочешь — покупай две комнаты в Москве, в центре, три комнаты в Москве на окраине или четыре комнаты в других регионах.

А как это будет функционировать? Давайте совсем просто. Если я пришел на службу…

Пришел на службу, отслужил 20 лет, тебе на счет зачисляются деньги.

А где гарантии? Вот если человек не дослужил, например, мало ли что бывает. Не дослужил там год-полтора до этих двадцати лет — так же бывает?

Если он не дослужил не по своей вине, а по нашей, ну, например, произошли организационно-штатные мероприятия, или по состоянию здоровья, то он получит это право. Такое право предоставляется уже после десяти лет службы. Теперь давайте посмотрим, что такое десять лет службы для офицера. Он шесть лет учится, а если он еще в армии год был? Фактически через три года службы у человека наступает такое право, то есть это не так уж и много. А что касается «год не дослужил, два не дослужил», то найти некую универсальную формулу, при которой все были бы счастливы, нельзя, к сожалению. Поэтому если уж ты решил связать свою судьбу с вооруженными силами, ты должен знать, что тебя ждет вознаграждение в виде права приобрести жилье и достаточных средств для этого, — так что лучше дослужить. Если ты решил прервать без оснований, связанных со здоровьем, — твое дело, решил и решил.

Министерство обороны России намерено начать выдавать единовременные денежные выплаты военнослужащим (ЕДВ) с 2014 года. Соответствующий законопроект уже подготовлен. Предполагается, что ЕДВ в перспективе уничтожит очередь ожидающих получения жилья военнослужащих. Единовременные выплаты будут выдаваться после 20 лет службы. Кроме того, на ЕДВ смогут претендовать военные, отслужившие в Вооруженных силах десять и более лет и уволенные по состоянию здоровья, или при сокращении. Согласно законопроекту, правом на получение ЕДВ можно будет воспользоваться только один раз на протяжении всей службы.

А каков механизм финансирования? Это будет в бюджет заложено?

Конечно, это будет учтено в бюджете. Мы рассчитали количество военнослужащих, которые будут в плановом порядке получать это право, — обратите внимание: я уже не говорю выходить на пенсию, а получать право, когда им может быть начислено это единовременное денежное вознаграждение. Мы знаем, кто когда поступил на службу. Будем для них открывать специальный счет, зачислять эти средства.

Но сейчас же целая куча народу у вас стоит в очереди на жилье…

Всем, кто находится в очереди по состоянию на 1 января 2012 года, — мы взяли на себя такое обязательство, это поручение президента — до конца 2013 года выдадут квартиры. На 1 января 2012 года это 82,4 тысячи человек. Из них 49 тысяч уже получили квартиры в прошлом году, осталось 33,4 тысячи. Вот им всем мы дадим жилье в этом году. Проблема в том, что в 2012 году часть людей вновь встала в очередь на жилье. И процесс этот перманентный. В 2013 году люди также приобретают такое право. И в 2014-м приобретут. Прервать эту цепь можно только в одном случае: сразу им зачисляя деньги. Получил человек право — получил свои деньги. Делаться это будет практически на автомате, но у нас есть жилой фонд, мы продолжаем строить жилье. Конечно, мы их всех обеспечим жильем, и даже еще часть из тех, кто встал на очередь в 2012-м и 2013-м году, мы тоже наверняка сможем обеспечить жильем. Но реальное решение проблемы — это ЕДВ.

То есть вы предоставите жилье очередникам и прикроете лавочку?

Да. Все остальные будут получать денежное вознаграждение.

А вот эта вот сумма ЕДВ, она какая-то фиксированная?

Нет. Мы специально в закон заложили норму, что размер выплат определяет правительство. Дело в том, что экономические условия могут поменяться, а вместе с ними и ценовая политика. А мы этот вопрос должны решить не для того, чтобы отвязаться от наших офицеров, а для того, чтобы все время иметь возможности создавать им реальные условия для покупки жилья.

ЕДВ будут как-то диверсифицированы в зависимости от региона?

Нет.

Совсем не будут привязаны?

Нет. ЕДВ будет привязан не к региону, а к стажу и к составу семьи.

Вы говорили, что к 2017 году все офицеры должны получить жилье. Насколько это реальный срок?

Дело в том, что у нас два вида жилья: постоянный жилой фонд, который переходит к офицерам, и служебное жилье, которое всегда находится в распоряжении Министерства обороны. Пока человек служит, мы его должны обеспечивать жильем. Это такой маневренный фонд. Переехал ты с одного гарнизона в другой — сдаешь квартиру, получаешь новую. Но когда ты заканчиваешь службу, ты должен служебный жилой фонд освободить, получить деньги. И это единственный, на мой взгляд, способ решения проблемы. Если, естественно, мы хотим проблему решить, а не заболтать, не получать откаты за строительство и не входить в альянс то с одной строительной компанией, то с другой. Мы дадим офицерам деньги, а они уже на рынке все сами себе приобретут.

Когда законопроект о ЕДВ вступит в силу?

Мы хотим, чтобы закон был принят в этом году, чтобы с 1 января 2014 года перейти на ЕДВ.

Вашу идею критикуют?

Сторонники натуральной формы выполнения обязательств государства по жилью кивают на то, что конъюнктура поменяется, — так конъюнктура поменяется и для строителей квартир. Говорят, может не хватить денег, — так денег может не хватить как для того, так и для другого, например, чтобы построить жилье. Мы что, не помним, как после кризиса 2008 года на стройках стояли неработающие краны? Помним же. И до нас об этом речь шла, не мы это придумали. Но мы решили взяться и претворить это в жизнь, потому что поняли, что иначе мы будем из раза в раз обманывать свое руководство и своих людей, а это нехорошо.

Альтернатива ЕДВ — военная ипотека?

Это не альтернатива, а дополняющие друг друга вещи. Не хочешь ждать — через три года взял ипотеку, но через 20 лет тебе ничего не зачисляется. Сейчас офицеры, которые заключили первый контракт после 2005 года, становятся автоматически участниками накопительной ипотечной системы обеспечения жильем. Что она предполагает? Она предполагает, что уже через три года после заключения первого контракта военнослужащий может получить ссуду и по этой ссуде в тот же день приобрести жилье. Понятно, что через три года размер ссуды составит где-то в районе трех миллионов рублей, и понятно, что за три миллиона в Москве, например, жилье не приобретешь.

А сочетание ипотеки и ЕДВ?

Так правильно. Дело в том, что обязательства государства в этом вопросе действовали, действуют, и будут действовать только один раз за время службы. Все случаи, связанные с мошенничеством и прочим, они как раз в подавляющем большинстве связаны с тем, что сначала получают, потом на кого-то переоформляют, продают и снова приобретают это право. А зачисление денег и это исключает. Тебе раньше не могут начислить и позже не могут.

А зачем тогда понадобилось еще и ЕДВ?

Смотрите, офицер пользуется своим правом на ипотеку один раз. Можно, конечно, не через три года воспользоваться, а через десять, тогда размер больше будет. Но всего один раз. Соответственно, как выбрал офицер себе в первый раз однокомнатную квартиру в Костроме, так и до конца своей службы понимает, что государство ему больше ничем не обязано. Разве это панацея? Конечно, нет. А вот в сочетании с ЕДВ это решаемый вопрос. Хочешь ты сразу и немедленно — получи и живи, хочешь — живи в служебном жилом фонде, кочуй по гарнизонам, куда тебя пошлет Родина. Наступил срок — ты получаешь ЕДВ. И покупаешь, что душе угодно.

Хорошо, ну а с этими тысячами незаселенных квартир что будет?

Мы не оставим незаселенного жилья. Во-первых, мы стараемся предлагать это жилье очередникам, но понятно, что какая-то часть все равно останется невостребованной. Во-вторых, мы эту невостребованную часть рассматриваем как жилье для служебного жилого фонда военнослужащих и, соответственно, переведем его в статус служебного жилья (для этого рядом с новостройками, конечно, должны быть места прохождения службы). Если и при этом останется свободное жилье, то мы его предложим нашим коллегам из силовых ведомств федерального блока — МВД, ФСБ, возможно, им понадобится. Но если и после этого останется свободное жилье, то мы его предложим местным органам власти. Главное, что должно произойти, - офицеры получат достаточные средства на приобретение жилья, государство выполнит свои обязательства, исчезнет очередь за жильем, и будут практически устранены условия для коррупции в этом вопросе. Ответьте мне, это плохо или хорошо?

Обсудить
00:06 2 декабря 2016

«По-другому было и нельзя»

Как потомки сотрудников НКВД оценивают деятельность своих родственников
Пекин«Все меньше остается от старого Пекина»
Как меняется жизнь китайской столицы при Си Цзиньпине
Ради денег и справедливости
Взлет и падение создателя величайшей наркоимперии
ALANYA, TURKEY - DECEMBER 1, 2016: Russia's Foreign Minister Sergei Lavrov (L) and his Turkish counterpart Mevlut Cavusoglu at a ceremony to sign joint documents following a meeting of the Russian-Turkish Joint Strategic Planning Group (JSPG) at the Rubi Platinum Hotel. Alexander Shcherbak/TASSКурортный роман
О чем на берегу Средиземного моря договорились главы МИД России и Турции
Опасней, чем ИГ
Почему Евросоюз боится российской пропаганды
В Россию вернулся «Прогресс»
Кто виноват в падении «Прогресса» и почему это — приговор космической отрасли
Чужими молитвами
В Лос-Анджелесе наградили лучшие видеоигры и показали будущие бестселлеры
Четыре мужика в одной палатке
Какие прелести таит продолжение японской культовой ролевой игры Final Fantasy XV
«Великобритания не знает, относится ли она к Европе»
Даг Уоллас о русской и британской литературе и самосознании
INDIO, CA - OCTOBER 14:  (L-R) Musician Keith Richards, singer Mick Jagger and musician Charlie Watts of The Rolling Stones perform during Desert Trip at the Empire Polo Field on October 14, 2016 in Indio, California.  (Photo by Kevin Winter/Getty Images)Че-то приуныли
Как The Rolling Stones записали первый альбом за 11 лет — возможно, и последний
Девочки или виденья
Кино недели с Денисом Рузаевым: от «Союзников» до «Плохого Санты 2»
Ленинград в зазеркалье
Как питерские фотографы-любители определили эстетику конца XX века
BEVERLY HILLS, CA - OCTOBER 04:  Internet personality Casey Neistat accepts the First Person award onstage the 6th annual Streamy Awards hosted by King Bach and live streamed on YouTube at The Beverly Hilton Hotel on October 4, 2016 in Beverly Hills, California.  (Photo by Mike Windle/Getty Images for dick clark productions)Закрой канал, я ухожу
Почему интернет-звезды отказываются от миллионов и завязывают с YouTube
Владимир Познер«Я за сопротивление хамству, бескультурью и мракобесию»
Владимир Познер о духовных скрепах, байкере Хирурге и поиске национальной идеи
Дмитрий МедведевПо секретным каналам
Где раскрываются тайны российской политики
Прикормленные детки
Как политическую элиту США посчитали сектой педофилов
«Вы приехали»
Длительный тест Toyota Camry с «Яндекс.Навигатором»
Безумные трюки грузовиков Volvo
Самые необычные видеоролики с грузовиками Volvo
Выбираем лучший компактный седан
Длительный тест Octavia, Elantra, Corolla и Mazda3
Как полиция перехватывает машины
Полицейские лайфхаки или 8 инновационных способов остановить преступника
Конец близок
Уходящий 2016 год может стать последним для ипотеки
Лестница в ад
Неприглядная правда об интеллигентных обитателях центра Москвы
Да он упоротый просто
Самые странные дома мира в фотографиях из Instagram
Худо будет
Москвичи тратят миллионы на квартиры, в которых невозможно жить