Партнерский материал

Преступление и безнаказанность

Вышел «Ужин» Германа Коха – роман о ценностном кризисе европейского общества

В издательстве «Азбука» на русском языке вышла книга Германа Коха «Ужин», один из самых спорных европейских романов последних лет. Два брата, Паул и Серж Ломаны, с женами встречаются в фешенебельном ресторане Амстердама, на первый взгляд просто чтобы поужинать вместе. Но за разговорами ни о чем, разглядыванием посетителей и поглощением блюд высокой кухни выясняется, что сыновья обеих семейных пар совершили циничное преступление. Теперь Ломанам предстоит решить, отдадут ли они своих детей в руки справедливого суда или постараются скрыть преступление всеми возможными способами, чтобы сохранить как свои добрые имена, так и в будущем репутацию молодых людей.

За основу сюжета Герман Кох взял реальное событие: в середине нулевых испанские подростки случайно убили бездомную женщину. Недоумение тогда вызвал не только сам факт преступления, но то, что совершили его дети из благополучных семей, принадлежащих к европейскому среднему классу. Это был один из случаев, в дальнейшем все чаще заставлявших европейцев задумываться о кризисе цивилизованного Старого Света. В Европе с каждым годом все отчетливее заметен раскол общественного мнения по вопросам мультикультурализма, терпимости к тем, кто приходит в европейский «монастырь» со своим уставом, признания прав гомосексуалов, экономической обоснованности Еврозоны… И раскол этот гораздо глубже, чем может показаться на первый взгляд.

Герои коховского романа даже не подозревали, что когда-нибудь им, добропорядочным гражданам, придется столкнуться с проблемой тяжелых преступлений, совершаемых несовершеннолетними. Если Паул Ломан — бывший учитель истории, не преподающий по состоянию здоровья, то Серж Ломан — кандидат на должность премьер-министра Нидерландов, и для них обоих, хотя и в разной степени, огласка преступления станет позором. Так и получается, что социальные маски, навязанные общепринятыми правилами игры, не выдерживают экстремальных условий и спадают во время судьбоносного ужина. Высоконравственные зануды, интеллигентные люди, всегда вежливые и приветливые, чтящие правила приличия и не позволяющие себе вмешиваться в чужие дела, становятся почти неуправляемыми, когда кто-то другой, будь это даже закон, вмешивается в их жизнь.

Писатель Кох — гуманист в духе своего соотечественника Эразма Роттердамского, он предпочитает бесстрастную социальную сатиру и острую иронию в качестве художественных приемов. Симпатичными его героев назвать нельзя, особенно под конец, когда скрывать всем особо нечего. От разговоров, то есть от попыток решить проблему цивилизованным путем, к делу, то есть к реальному решению проблемы, переходит лишь один персонаж, причем совершенно неожиданный. И этого волевого, хотя и выходящего за рамки общепринятых правил, усилия оказывается достаточно, чтобы закрыть вопрос, ради которого все собрались в ресторане.

Феномен «Ужина» (более миллиона проданных экземпляров в Европе, место в десятке бестселлеров США и Канады, множество порожденных книгой общественных дискуссий) заключается именно в том, что решающие действия этого персонажа одобрили многие читатели. А это значит, что чисто теоретически они готовы нарушать условия общественного договора и зиждущийся на нем закон. Личная свобода больше не заканчивается там, где начинается свобода другого, она заканчивается у того предела, до которого ее можно отвоевать, сохранив хорошую мину при плохой игре.

Обсудить
Безумный спецназ
Лучших бойцов США отправляют на убой по всему миру
«Этим проклятым американцам мы еще покажем!»
Афганцы полюбили русских и возненавидели США
Бегом в могилу
Мусульмане Мьянмы сотнями умирают от голода в грязи. О них все забыли
Реджеп Тайип ЭрдоганВ спину не больно
Россия забыла обиды и взахлеб дружит с Турцией
Poloвинка
Поездка на передней части будущего седана VW Polo для России
Чудо-Judo
Вспоминаем молодежный трансформер Nissan Judo, о котором все забыли
8 лимузинов, появление на свет которых сложно оправдать
Большие, длинные и чрезвычайно бесполезные
Погружение в кирпич
Мы посидели в новом «Гелике» и не узнали его. А потом вылезли – и узнали
«Меня не убили, просто развели»
Россиянка влюбилась по уши и лишилась жилья
Что-то встало за окном
Строения, вызывающие самые пошлые ассоциации
Его ворсейшество
Бессмертные ковры возвращаются на стены российских квартир
С собой не увезешь
Как живут российские олигархи за границей