Смиренный борец

Убит священник Павел Адельгейм

Павел Адельгейм
Павел Адельгейм
Фото: Василий Попов / «Лента.ру»

Во Пскове убит отец Павел Адельгейм — его зарезал некий «бесноватый». Впрочем, официальной информации о деле пока очень мало. Погиб один из самых ярких людей Русской православной церкви, такой же непростой и неоднозначный, как и она сама.

У отца Павла была репутация священника-диссидента. Он многие годы во всеуслышание заявлял о самоуправстве архиереев, о бесправии приходских священников, о том, что внутренние порядки РПЦ противоречат российским законам. Кроме того, он был одним из немногих священнослужителей, поднявших голос в защиту Pussy Riot.

Особую силу обличениям отца Павла придавала, во-первых, блестящая богословская подготовка (авторитетность его изысканий в области теологии и канонического права не оспаривали даже его оппоненты), а во-вторых, его собственное подвижническое служение. Выходец из семьи репрессированных русских немцев, он пришел в церковь совсем молодым человеком, еще в 1950-е, и принимал деятельное участие в религиозном диссидентском движении застойной поры: строил храмы, распространял самиздат. За это в 1969-м угодил в лагерь. Во время заключения лишился правой ноги — как следует из его краткой автобиографии, «в связи с волнениями в ИТУ [исправительно-трудовом учреждении] поселка Кызыл-Тепа» (Узбекистан).

С 1976 года отец Павел служил во Псковской епархии — и был образцовым «добрым пастырем»: скромным в быту, неутомимым в служении, всегда доступным, попечителем сирых и убогих, заступником своих духовных братьев. У него часто столовались и ночевали незнакомые люди — христианское человеколюбие не позволяло никого прогнать. Это, судя по всему, и сгубило отца Павла: человек, убивший его в припадке сумасшествия, три дня прожил в доме священника; его послали к Адельгейму какие-то знакомые в надежде, что отец Павел поможет ему восстановить душевное равновесие.

Никто, видимо, уже никогда не узнает истинных причин затяжного конфликта отца Павла с митрополитом Псковским и Великолукским Евсевием. Сам отец Павел говорил, что просто по-человечески не нравился архиерею. Наверное, чего-то недоговаривал. Владыка Евсевий вообще публично на эту тему не выступал. Именно этот конфликт в последние десять лет питал полемический задор отца Павла и его репутацию «главного "несогласного" РПЦ».

Отец Павел обвинял Московский патриархат в отходе от фундаментального принципа соборности: внутрицерковные установления последних десятилетий, по его мнению, не принимались согласием всей церкви (иереев, священников и прихожан), а навязывались сверху. И даже церковные приходы, прежде учреждаемые самими прихожанами и регистрируемые в Минюсте, в 2010 году по предписанию патриарха Кирилла перерегистрировали, так что их учредителями фактически стала патриархия в лице приходских священников. Священников назначают архиереи, а архиереев, в свою очередь, патриарх. То есть в РПЦ выстроилась «вертикаль власти», в которой миряне, по утверждениям отца Павла, оказались вовсе бесправными, а приходским священникам отведена роль безвольных проводников решений вышестоящих инстанций. При этом священники не защищены ни церковным, ни светским правом (они даже официально не оформляются на работу по Трудовому кодексу) и всецело зависят от воли архиерея.

В своей одинокой борьбе с всевластием архиереев (в лице митрополита Евсевия) отец Павел обращался и в церковный суд, и в светский — и каждое его поражение становилось поводом для новой критики в адрес этих институций за неспособность вершить правосудие. Вместе с тем, всё более резкими становились обличения отцом Павлом церковных иерархов вообще — и за склонность к роскоши, и за то, что «полезли в церковь, в армию…», и за «безобразную» кампанию по «возврату церковного имущества», сопряженную, среди прочего, с выселением больниц и детских интернатов.

Митрополит Евсевий в ответ обвинял его (за глаза) в клевете и лишил последовательно нескольких приходов в Псковской епархии. Церковный суд, когда до него дошел этот спор, ограничился тем, что призвал враждующих священнослужителей помириться и впредь не выносить сор из избы. Однако христианского всепрощения так и не случилось — как говорил отец Павел, потому, что Евсевий не захотел с ним встречаться.

Борец с «церковной номенклатурой» и в панк-молебне Pussy Riot увидел «провиденциальный смысл»: нельзя, говорил он, делать вид, что девушки просто так, ни с того ни с сего ворвались в храм Христа Спасителя и устроили там бесчинство. У этого была причина — это была реакция на неприличное поведение РПЦ, на то, что она слишком много на себя берет.

Многим не нравилось, что внутрицерковные проблемы отец Павел пытался решить в светском суде, требуя отменить перерегистрацию отнятого у него прихода. Даже не вдаваясь в юридическую казуистику (а отец Павел за время многолетней тяжбы с митрополитом Евсевием здорово в ней поднаторел), нельзя не признать за ним своей правды: раз уж церковь не отделяет себя от народа, от общества, она должна не только навязывать обществу свое видение мира, но и жить по одним с этим обществом законам.

Попросту говоря, отец Павел выступал за демократичную, народную церковь, в которой ведущую роль играет «мир», церковная община, а не иерархи. И он, и обличаемые им иерархи — в равной степени плоть от плоти Русской церкви. Всей своей жизнью, своим служением и своей принципиальностью он подтверждал, что церковь — это не просто хозяйствующий субъект и не машина по производству «блаадати». Это не только лихачи на спорткарах, облаченные в рясы, но и бескорыстные подвижники духовного и мирского служения. Благодаря людям, подобным отцу Павлу, церковь остается полнокровным общественным организмом — единственным таким общественным организмом в России.

Displaced people from the minority Yazidi sect, fleeing violence from forces loyal to the Islamic State in Sinjar town, walk towards the Syrian border, on the outskirts of Sinjar mountain, near the Syrian border town of Elierbeh of Al-Hasakah Governorate August 11, 2014. Islamic State militants have killed at least 500 members of Iraq's Yazidi ethnic minority during their offensive in the north, Iraq's human rights minister told Reuters on Sunday. The Islamic State, which has declared a caliphate in parts of Iraq and Syria, has prompted tens of thousands of Yazidis and Christians to flee for their lives during their push to within a 30-minute drive of the Kurdish regional capital Arbil. Picture taken August 11, 2014. REUTERS/Rodi Said (IRAQ - Tags: POLITICS CIVIL UNREST TPX IMAGES OF THE DAY) FOR BEST QUALITY IMAGE ALSO SEE: GM1EA8M1B4V01Дважды отверженные
Почему от женщин, вырвавшихся из плена боевиков, отворачивается общество
Атака на Вестминстер
Неизвестные пытались проникнуть в здание дворца, где заседает парламент Британии
Китайский интерес
Пекин желает смерти уйгурским боевикам в Сирии, но вмешиваться в войну не готов
«Главное — убедить людей, что они счастливы»
Джон Стейнбек и Роберт Капа о советских застольях, писателях и правительстве
Лицом к человеку
Почему холокост и сталинские репрессии породили схожие процессы в Европе и СССР
Дональд Рейфилд«Не убивать Сталина — это как убить хорошего человека»
Дональд Рейфилд о Берии, Саакашвили и грузинском гостеприимстве
Безобразно естественно
Календарь Pirelli: лучшие актрисы и модели — без макияжа и без одежды
Ищут пожарные, ищет милиция
Десятилетний розыск пропавшей британской девочки обошелся в 16 миллионов фунтов
Идеал со сроком годности
От Монро до Кардашьян: как менялись пропорции женской фигуры каждые 10 лет
Новая американская мечта
Что такое Fuck You Money, или Как уйти на пенсию в 35 лет
Не хочешь — заставим
Как разные страны пытались сделать граждан счастливыми и что из этого вышло
Эстетическая хирургия
Тест-драйв нового купе Mercedes-Benz E-класса, которое наконец стало собой
Мертворожденные гоночные машины
Автомобили, которые так и не смогли выйти на старт гонок
Машины, которым не повезло
Посмотрите, какими могли бы быть известные машины
Кроссовер-трансформер, в который никто не поверил
Ford Freestyle FX: пикап и кабриолет в одном купе
Бог простит
В церкви нашли квартиру с красной мебелью и портретами в стиле поп-арт
Фрэнк ГериСпугнули рыбу
Почему антисемиты изгнали из Канады создателя «танцующего дома»
«Наш дом — колония строгого режима»
История семьи, оказавшейся на грани распада из-за дачи
Цветам не место в доме
Почему дети мешают взрослым жить счастливо в собственных квартирах